16+
Суббота, 18 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
22 мая 2017, 09:53 Право

Суд отправил экс-главу «Роснано» Меламеда под домашний арест

Лента новостей

Такое же решение было принято в отношении его бывшего заместителя Святослава Понурова. Они пробудут под домашним арестом до 22 августа

Леонид Меламед  у входа в Черемушкинский районный суд перед началом предварительных слушаний по уголовному делу.
Леонид Меламед у входа в Черемушкинский районный суд перед началом предварительных слушаний по уголовному делу. Фото: Артем Коротаев/ТАСС

Обновлено 12:03

Черемушкинский суд Москвы поместил под домашний арест на время судебного процесса экс-главу «Роснано» Леонида Меламеда и его бывшего заместителя Святослава Понурова, передает корреспондент Business FM.

«Избрать Меламеду меру пресечения до 22 августа», — сказала судья, разрешив ежедневные прогулки в течение трех часов. До этой даты она избрала срок домашнего ареста второму фигуранту. Меламед будет находиться под домашним арестом в своем загородном доме в Серебряном Бору, а Понуров — в квартире на улице Удальцова.

Таким образом суд отклонил ходатайство прокуратуры о заключении обвиняемых в СИЗО. Об этом представители гособвинения ходатайствовали в ходе предварительного слушания по делу, которое началось 19 мая. Рассмотрение дела по существу суд назначил на 30 мая. Оно начнется в 14:00.

Ранее один из участников процесса рассказал радиостанции: прокурор просил заключить фигурантов под стражу, ссылаясь на то, что, находясь на свободе, они будут препятствовать рассмотрению дела. В свою очередь, защита возражала против удовлетворения данной просьбы, заявляя, что доводы обвинения голословны. Также в ходе предварительного слушания защита ходатайствовала о прекращении дела и возвращении его прокурору. При этом она заявила о невозможности рассмотрения дела по существу, утверждая, что само событие преступления отсутствовало, а в действиях Меламеда не было состава преступления. Юристы указали, что «трата имущества произошла по воле собственника, а общественно опасные последствия не наступили». Представитель компании «Роснано» просьбу поддержал, считая возбуждение дела грубым вмешательством в деятельность корпорации и его «правоспособность».

Суд счел заявленные ходатайства защиты преждевременными и отклонил их. Так, судья указала, что «нарушений статьи 220 УПК, влекущей возврат дела прокурору, суд не усматривает». При этом суд по собственной инициативе вывел из дела одного из защитников Меламеда Александра Короля, указав, что он на следствии представлял интересы ряда свидетелей.

На оглашение постановления по итогам предварительного слушания Меламед и Понуров пришли с вещами. Предварительное слушание прошло в закрытом режиме, а решение суда было оглашено публично.

Адвокаты Меламеда приветствовали решение суда. «За время нахождения на свободе, после того, как домашний арест был отменен, мой подзащитный не дал ни малейших оснований для того, чтобы ему могла быть избрана такая мера пресечения, как содержание под стражей в СИЗО», — заявил Business FM адвокат Меламеда Руслан Кожура. В свою очередь, представляющий интересы «Роснано» в уголовном деле Дмитрий Кравченко добавил, что позиция госкорпорации по делу остается неизменной: «Компания не считает, что Меламед и Понуров нанесли своими действиями какой-либо ущерб», — сказал он.

По версии следствия, в 2007-2009 годах Леонид Меламед, одновременно будучи совладельцем инвестиционно-финансовой корпорации «Алемар», организовал заключение договора между этой компанией и «Роснано» договора об оказании консультационных услуг — экспертизы поступающих в госкорпорацию проектов на софинансирование в сфере нанотехнологий. В дальнейшем финансовый директор госкорпорации Святослав Понуров и еще один заместитель главы «Роснано», Андрей Малышев, который находится за границей, организовали перечисление в «Алемар» 227 млн рублей, тем самым обеспечив своему бывшему шефу при увольнении «золотой парашют». Следствие считает, что все работы «Роснано» должно было выполнять только своими силами, без привлечения сторонних организаций.

Меламед был задержан 1 июля 2015 года, а спустя два дня Басманный суд поместил его под домашний арест в его квартире на Ленинском проспекте. 7 июля в СИЗО отправили Понурова. Обоим фигурантам предъявили обвинение в растрате вверенного имущества (часть 4 статьи 160 УК РФ). Свою вину они не признали. Тем не менее, Леонид Меламед специально открыл счет и организовал туда перечисление точно такой же суммы в счет возмещения возможного ущерба. По ходатайству Следственного комитета счет был арестован. Впрочем, в госкорпорации «Роснано», признанной по делу потерпевшей, не считают, что Меламед причинил своими действиями какой-либо вред.

Спустя почти два года, 10 мая 2017 года обвиняемые были освобождены. Это произошло потому, что прокуратура отказалась утвердить обвинительное заключение по делу, вернув дело на доследование в Следственный комитет России. Однако уже на следующий день генпрокурор Юрий Чайка отменил постановление одного из своих заместителей, утвердил обвинительное заключение и направил дело в суд.

Когда в начале мая Меламеда отпустили из-под домашнего ареста, некоторые политологи называли это победой Анатолия Чубайса — Меламед считается близким к нему бизнесменом. Но теперь ясно, что это было не так, говорит директор центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин. «Когда выяснилось, что Меламеда отпустили из-под домашнего ареста, никакого перелома тренда не было, это нельзя было рассматривать как серьезную победу команды Чубайса. Я так понимаю, там была чисто юридическая коллизия: его формально отпустили из-за истечения предельных сроков содержания под стражей, и так оно на самом деле и было. При первой возможности прокуратура ликвидировала эту лакуну, то есть вновь поместила его под домашний арест. Так что здесь говорить о том, что команде Чубайса удалось добиться коренного перелома, я бы не стал. По-прежнему правоохранительная машина работает на раскрутку этого дела. Удивительного ничего не вижу. Действительно была юридическая коллизия, все-таки у нас в стране не все определяется политической целесообразностью, кое-что значит закон, а по закону Меламеда необходимо было отпускать. Как только закон вновь позволил поместить его под стражу, это было сделано», — отметил политолог.

Рекомендуем:

  • Фотоистории