16+
Воскресенье, 19 ноября 2017
  • BRENT $ 62.72 / ₽ 3705
  • RTS1132.45
4 июля 2017, 11:54 Общество

Кроме «Матильды» тем нет? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Почему общественный дискурс в России преимущественно обращен в прошлое? Политолог разбирает почти одновременные примечательные заявления служителей РПЦ

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Почти одновременно два примечательных заявления сделали служители Русской православной церкви. Один выступил за восстановление монархии в России, другой — пригрозил гибелью страны, которая посмотрит «Матильду». Что общего между этими двумя заявлениями, о чем они свидетельствуют? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Протоиерей Чаплин, обосновывая свое непримиримое отношение к фильму Алексея Учителя «Матильда», обратился к 63-му правилу Шестого Вселенского собора, согласно которому авторов лживых рассказов о мучениках необходимо предавать огню. Священник заметил при этом, что «Матильда» «гораздо хуже», чем древние лжеучительские повести о мучениках, а ее зрители должны быть преданы анафеме. Также Чаплин объявил картину «фальсификацией истории», сравнив ее с реабилитацией нацизма и фашизма, причем одновременно она, по его мнению, представляет собой «идеологию ультралиберализма». Таким образом, у депутата Госдумы Натальи Поклонской, которая уже не первый месяц под пристальным вниманием СМИ яростно борется против выхода в прокат фильма, про который она видела только промо-ролик, появился знатный союзник. Притом что официальная позиция РПЦ по поводу фильма гораздо сдержанней, никого анафеме предавать за просмотр кино она не призывает. В частности, председатель Патриаршего совета по культуре, епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов) ранее говорил, что Русская православная церковь не намерена даже добиваться запрета «Матильды».

Зато другой представитель РПЦ, митрополит Волоколамский Иларион, он же глава отдела внешних церковных связей (кстати, эту должность ранее занимал отец Всеволод Чаплин), неожиданно вдруг решил высказаться на тему монархии. Мол, «это та форма правления, которая себя в истории положительно зарекомендовала и которая имеет много преимуществ по сравнению с любыми выборными формами правления». И хотя Иларион корректно заметил, что церковь занимает нейтральную позицию в отношении любой выбранной людьми формы управления государством, если вдруг тема восстановления монархии будет поднята в обществе, то РПЦ готова принять участие в таком обсуждении.

В данных двух высказываниях известных представителей РПЦ более всего любопытна даже не сама по себе их позиция по двум лишь косвенно связанным между собой вопросам. Обе точки зрения вполне имеют право на существование. Любопытно другое. Оба высказывания получили определенный медийный резонанс, подверглись какому-никакому обсуждению, хотя, в сущности, что обсуждение не вышедшего фильма о последнем императоре, что чисто гипотетическая, не имеющая отношения к реальности постановка вопроса о монархии являются темами для современного общества сугубо маргинальными. Но почему масс-медиа и общество уже в который раз бросаются обсуждать вопросы, обращенные в прошлое, а не, скажем, вопросы подготовки пилотируемого полета на Марс или биоэтики? Или разные аспекты создания в нашей стране «цифровой экономики», каковой идеей, говорят, загорелись на самом верху. Почему наш общественный дискурс в большей степени обращен в прошлое, которое, мол, не надо фальсифицировать и это для нас необычайно важно, но почти не обращен в будущее, о котором хотя бы можно помечтать? Или это идеологически неприемлемо?

Это вопросы, разумеется, не к иерархам церкви. Эти вопросы к нам ко всем. С каких пор мы стали обществом, спорящим о прошлом гораздо более яростно и заинтересованно, чем о будущем? Не свидетельство ли это определенной общественной болезни?

Рекомендуем:

  • Фотоистории