16+
Вторник, 26 сентября 2017
  • BRENT $ 59.12 / ₽ 3403
  • RTS1130.54
17 июля 2017, 21:01 Право

Адвокат «русского Хокинга»: «Боли сильные, за ним требуется особый уход»

Лента новостей

Тимирязевский суд столицы до конца недели должен рассмотреть вопрос об отмене ареста «русского Хокинга», 28-летнего Антона Мамаева, обездвиженного инвалида, получившего реальный срок за разбой. Его адвокат Андрей Орлов в интервью Business FM рассказал, что суд отправил осужденного в тюрьму на основании уже не действующего приказа Минздрава

СИЗО «Матросская Тишина».
СИЗО «Матросская Тишина». Фото: Анна Шевелева/ТАСС

Заболевание, препятствующее содержанию под стражей, нашли врачи 20-й горбольницы у осужденного на 4,5 года за разбой инвалида 1-й группы Антона Мамаева. Результаты медицинского заключения поступили в Тимирязевский суд Москвы из СИЗО «Матросская тишина» для принятия решения о незамедлительном освобождении обвиняемого. Закон отводит на это трое суток. В интервью Business FM защитник Мамаева Андрей Орлов рассказал, что суд отправил его подзащитного в тюрьму на основании уже не действующего приказа Минздрава.

Сегодня пресс-секретарь суда Мария Прохорычева подтвердила, что в Тимирязевский суд поступило заключение врачей, присланное им ФСИН. Пришло также и Ваше ходатайство в порядке статьи 110 УПК («Отмена или изменение меры пресечения»). Вы просите освободить Мамаева в связи с наличием у него заболевания, включенного в перечень тяжелых заболеваний, который утвержден постановлением правительства России, и который препятствует содержанию под стражей. Это 20-я больница провела медосвидетельствование?

Андрей Орлов: Да.

Какое врачи нашли заболевание?

Андрей Орлов: Спинальную мышечную атрофию, которой он болен давно, вот это они подтвердили.

Это заболевание ведь включено в перечень, который препятствует его содержанию под стражей?

Андрей Орлов: Оно относится к тем заболеваниям нервной системы, которые, если буквально смотреть по тексту, они в этом заключении описывают, что у него выявлено заболевание, препятствующее содержанию под стражей, так и написано.

А суд, когда выносил приговор, не знал, что оно есть в этом перечне, который утвержден правительством?

Андрей Орлов: Понимаете, проблема в том, что суд, вынося приговор, ссылался на приказ Минздрава и Минюста, который, в принципе, к вопросу о содержании под стражей отношения не имеет. Он относится к вопросу о возможности или невозможности отбывания наказания в виде лишения свободы — это раз. То есть он к другому вопросу относится. А во-вторых, он утратил силу в связи с принятием постановления правительства от 2004 года, то есть этот приказ уже не действует, но даже там заболевание это нервной системы, которое приводит к мышечной атрофии и к ограничению опорно-двигательного аппарата, это там все фигурирует. Но важно понимать, этот приказ не имеет отношения к вопросу возможности или невозможности содержания под стражей.

Ваше ходатайство о немедленном изменении меры пресечения должно быть рассмотрено в течение какого времени?

Андрей Орлов: По закону, оно должно быть рассмотрено в течение трех дней с даты поступления заключения из следственного изолятора, то есть там привязка не к поступлению ходатайства защиты, а к поступлению медицинского заключения из следственного изолятора.

Суд уже подтвердил, что заключение врачей к ним поступило из СИЗО «Матросская тишина». Получается, до конца этой недели Тимирязевский суд обязан рассмотреть вопрос о возможности отмены ареста Мамаеву?

Андрей Орлов: Мы полагаем, что да. Мы полагаем, что у суда имеются процессуальные возможности такое ходатайство рассмотреть. Крайне важно отметить, что мы в своем ходатайстве ссылаемся на позицию Конституционного суда, из которой следует, что Антон Мамаев сейчас еще пребывает в статусе обвиняемого, который именуется «подсудимый», то есть это статус, согласно позиции Конституционного суда, которую мы там приводим, будет утрачен к моменту вступления в законную силу приговора, к моменту рассмотрения апелляции. А в постановлении правительства №3 по медицинскому освидетельствованию подозреваемых и обвиняемых как раз говорится о медицинском освидетельствовании обвиняемого. По нашему мнению, это все означает, что и порядок изменения меры пресечения по 110-й статье Уголовно-процессуального кодекса, и постановление правительства №3 распространяется в данный момент на Антона.

Вам удалось увидеться с Вашим подзащитным. Когда это было?

Андрей Орлов: Я 10 июля у него был и еще собираюсь завтра. Это было в следственном изоляторе.

Как он себя чувствовал?

Андрей Орлов: Очень тяжело он себя чувствовал, состояние тяжелое было у него, и связано с его заболеванием, с тем, что уход за ним требуется особый и постоянный, то есть постоянно нужно его переворачивать, позицию менять, потому что боли в позвоночнике сильные, не может он долго в состоянии одном пребывать. И все то, что обычному человеку требуется делать в связи с естественными потребностями, с этим у него проблемы там.
Он сам себя хотя бы обслуживать может?
Андрей Орлов: Он самостоятельно себя обслуживать вообще не может, не может идти речь о том, чтобы дойти до туалета человеку, который даже встать не может.

Правда ли то, что когда он сидел в «Матросске», что его чуть ли не одного в камере бросили, даже сокамерников лишили?

Андрей Орлов: Он мне про это рассказывал, но я сам не присутствовал. Антон жаловался, что далеко не всегда, тогда, по состоянию на 10 число, когда я у него был, всегда был за ним уход. Я очень надеюсь, что ситуация после 10 июля изменилась, и судя по всему, она изменилась.

То есть в одиночной камере его не оставили одного?

Андрей Орлов: Нет, ФСИН даже пресс-релиз опубликовала, что они за человеком присматривают, сокамерники. Также для осуществления ухода за ним закреплен осужденный из отряда хозяйственного обеспечения.

Мамаев, человек, который не может двигаться, его осудили за вооруженный разбой... Расскажите про его дело.

Андрей Орлов: Это все предмет апелляционного обжалования, мы сейчас ведем разговор только про изменение ему меры пресечения. То, что касается приговора по существу, это будет предметом рассмотрения Мосгорсуда. Именно там соответствующие доводы защиты будут заявлены.

30 июня Тимирязевский суд признал Антона Мамаева и его предполагаемого соучастника Василия Сероштанова виновными в совершении разбоя. Суд согласился с обвинением в том, что приятели похитили мотороллер, угрожая его владельцам насилием и предметом, «похожим на пистолет». Мамаев получил 4,5 года лишения свободы в колонии общего режима, а Сероштанов — три года заключения. После оглашения приговора Мамаев, который является инвалидом-колясочником и весит 18 килограммов, был взят под стражу в зале суда. Позднее пресс-секретарь суда Мария Прохорычева пояснила, что ч.2 ст. 162 УК (разбой, совершенный группой лиц по предварительному сговору, а равно с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия) предусматривает безальтернативное наказание в виде лишения свободы.

Рекомендуем:

  • Фотоистории