16+
Воскресенье, 22 октября 2017
  • BRENT $ 57.94 / ₽ 3330
  • RTS1134.45
13 ноября 2009, 21:50 ПравоКриминал

За что сажать в тюрьму по всей строгости

Лента новостей

Не так давно президент Дмитрий Медведев заявил, что за рейдерство надо сажать в тюрьму. А еще в августе премьер Владимир Путин потребовал суровых наказаний за контрабанду. За что сажать по полной строгости? Вопрос недели радиостанции Business FM

За что надо сажать по всей строгости? Фото: f-l-e-x/flickr.com
За что надо сажать по всей строгости? Фото: f-l-e-x/flickr.com

Не так давно президент Дмитрий Медведев заявил, что за рейдерство надо сажать в тюрьму. Совпадение это или нет, но реакция последовала незамедлительно — по все строгости закона в Санкт-Петербурге за рейдерство осудили предпринимателя Владимира Барсукова (Кумарина). А еще в августе премьер Владимир Путин потребовал суровых наказаний за контрабанду. С тех пор громких судебных дел еще не было, но аресты последовали, например, по делу о контрабанде яхт «Буревестником» или золота — «Алтыном».

За что надо сажать по всей строгости? С таким вопросом радиостанция Business FM обратилась к бизнесменам.

Многие опрошенные отнесли к «особой строгости» наказания за преступления против личности. Что же касается отдельно взятых рейдерства и контрабанды, то большинство посчитало, что все-таки в стране есть Уголовный Кодекс, в котором определены законы, а перед ними все должны быть равны, даже государство и чиновники.

Всем должно быть запрещено одно и то же

Генеральный директор AZIMUT Hotels Company Александр Гендельсман:

— Сажать надо за то, что прописано в Уголовном Кодексе, и не по всей строгости, а всегда одинаково. Для меня такое отношение, когда этих по строгости, а этих не по строгости, звучит странно. Гораздо важнее ужесточать наказания за преступления против личности, за преступления против жизни. Что же касается экономических преступлений, то тут важно просто последовательно проводить политику, по которой всем должно быть запрещено одно и то же, чтобы не было кому-то можно то, что нельзя другим.

Председатель правления Морского Банка Игорь Дергунов:

— Есть норма закона, которая говорит, что за это нарушение есть определенное наказание. Вот и надо, чтобы за преступление это наказание обязательно наступало. И я не стал бы выделять по строгости отдельные нарушения, за исключением преступлений против личности, за которые нужно сажать особенно строго.

Президент банка «Российская финансовая корпорация», экс министр экономики РФ Андрей Нечаев:

— Все экономические преступления, которые в конце концов могут привести к риску для жизни и здоровья людей, безусловно, должны наказываться по всей строгости закона. И все, что связано с собственностью, — здесь я солидарен с президентом. Рейдерство там, где оно действительно доказано, должно караться жестко. Потому что, помимо защиты собственности конкретных людей, все преступления против собственности создают крайне негативный предпринимательский климат, являются серьезным препятствием притока иностранных инвестиций, для возвращения российских денег в страну, для превращения сбережений в инвестиции.

Генеральный директор группы ЛСР Игорь Левит:

— Если говорить вообще, то, конечно, за тяжкие уголовные нарушения надо наказывать по всей строгости. А если речь о том, что говорят руководители нашей страны, то я считаю, что и рейдерство, и контрабанда в крупных размерах — это крайне серьезные правонарушения, и за каждое из них должно следовать строгое наказание. И оно должно быть максимально жестким, но в соответствии с Уголовным Кодексом, потому что это — уголовные правонарушения.

Председатель правления Нордеа Банка Игорь Буланцев:

— Если мы не говорим о преступлениях против человека, про физическое насилие, то я думаю, что за рейдерство обязательно надо сажать, никаких сомнений нет, потому что это не позволяет делать нормальный бизнес и очень сильно отпугивает инвесторов. Мне кажется, рейдерство — в широком смысле этого слова, и коммерческое, и государственное — это одна из самых важных проблем в стране.

Генеральный директор «Столичной финансовой корпорации» Павел Геннель:

— Самое страшное зло, которое у нас сейчас есть в стране, — это коррупция. Поэтому готов согласиться с тем, что надо сажать и за рейдерство, и за контрабанду, которые можно считать проявлениями коррупции. И в этом случае достаточно эффективная кампания с требованиями зримых результатов в виде посадок вполне могла бы принести свои результаты. Если бы это было четко выражено, как государственная политика и позиция власти в отношении того, что неотвратимость наказания именно в этой сфере должна быть максимальной.

Генеральный директор компании TNS Gallup AdFact Руслан Тагиев:

— Проблема не в ужесточении наказания, а все-таки в судебной системе, которая должна действовать в рамках тех законов, которые уже приняты. Проблема не в том, что нет закона, а в том, что эти законы недостаточно качественно реализуются.

Генеральный директор авиакомпании Red Wings Константин Тетерин:

— Я абсолютно уверен, что наказание должно быть неизбежным. И применяемость закона должна быть без исключений. Если у нас ко всем закон будет относиться одинаково, я не думаю, что потребуются какие-то драконовские меры. Должны быть правила без исключений.

Госрычаги вне закона

Генеральный директор компании КОИН Алексей Близняк:

— Следует, наверное, больше уделять внимание таким аспектам, как крупное мошенничество, рейдерство и передел рынков посредством госрычагов, которые позволяют делить крупные активы.

Первый заместитель председателя совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев:

— Очень плохо, если применение законов истолковывается, исходя из тех или иных настроений пусть даже самых высоких лиц в государстве. Важно обеспечить полную независимость судов и отсутствие административного влияния на их решения и порядок рассмотрения дел, касающихся в том числе экономических преступлений.

Реформы — главное

Вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Игорь Юргенс:

— Вопрос очень широкий. Я думаю, что его надо обсуждать в комплексе проблем модернизации общества. При нынешней общей толерантности, низкой пороговой величине того, что общество готово принять за приемлемое в области коррупции, рейдерство, как и многое другое, выглядит для широких масс как неприятное, но экзотическое преступление. Поэтому я рассматривал бы этот вопрос в контексте реформы судебной системы, независимости судов. Поэтому мне сейчас даже трудно выставить приоритеты того, за что предприниматели или люди, которые помогают нечистоплотным предпринимателям, должны отвечать по более строгой мерке, а за что — нет.

По всей строгости за чиновничью глупость

Председатель правления компании S.Holdings Алексей Шепель:
— Надо вводить уголовное наказание для чиновников и сажать их за те правонарушения и злоупотребления, по которым сейчас закон не действует. Чиновник не несет уголовной ответственности за свои действия, которые ведут либо к коррупции, либо к каким-то убыткам государства или частных компаний. Так вот. Если действие чиновника привело к убыткам, и совершено оно или сознательно, или по глупости, надо наказывать виновника уголовным образом. То есть вводить уголовное наказание за чиновничью глупость или корысть. Вот тогда у нас и коррупция будет побеждена, и рейдерства не будет, и воровать будут меньше. И процветать будем лучше.

Что можно сегодня, завтра — преступление

Глава группы компаний «Атомпромресурсы» Андрей Черкасенко:

— С экономическими преступлениями нужно обходиться очень аккуратно. Наказывать людей за то, что они пытаются на существующем экономическом фоне сделать какой-то бизнес? Даже если используются легальные схемы, они могут стать нелегальными через какое-то время. Мне кажется, что к этим вещам нужно подходить очень аккуратно, потому что иначе можно наказывать всегда и всех. Люди должны как-то почувствовать, что они свободны, и занимаются свободным бизнесом, в интересах фирм, компаний. А постоянно создавать систему страха, что будут сажать и все прочее, я думаю, — это не совсем правильный путь.


Рекомендуем:

  • Фотоистории