16+
Четверг, 24 августа 2017
  • BRENT $ 52.56 / ₽ 3105
  • RTS1044.96
11 августа 2017, 07:10 Финансы

Центробанк посчитал, что зарплата топ-менеджеров госкорпораций не должна зависеть от прибыли

Лента новостей

Вопрос зарплат руководства госкомпаний обычно стоит остро, а их размер всегда впечатляет. Топ-менеджеры «Роснефти» заработали в 2016 году 3 млрд 700 млн рублей, «Газпрома» — 2,5 млрд. Так что же все-таки заставило ЦБ принять такую точку зрения?

Фото: Григорий Собченко/BFM.ru

Центробанк высказал свою точку зрения на то, сколько и за что должны получать директора компаний. Как пишет РБК со ссылкой на документ, регулятор считает, что зарплату не надо привязывать к прибыли. Вопрос вознаграждения менеджеров компаний, особенно государственных, всегда был очень острым. Сколько зарабатывают набсоветы и правления и что думают об их бонусах власти?

ЦБ пишет о зарплатах всех членов советов директоров. Но, поскольку значительная доля в экономике у государства, речь явно идет в первую очередь о госкорпорациях. Есть такая традиция — платить менеджерам, исходя из прибыли компании. Если она повышается, значит, они поработали хорошо и надо дать премии. А если убытки, то зарплаты можно резко ограничить. ЦБ с таким подходом не согласен. Размер вознаграждения совету директоров не должен зависеть только от прибыли и ее наличия. Чем руководствуется регулятор?

Сергей ХестановСергей Хестанов советник по макроэкономике генерального директора брокерского дома «Открытие-брокер» «Многие крупные компании, прежде всего с тем или иным участием государства, в России являются убыточными. Для того чтобы привлечь в их наблюдательные советы достаточно серьезных людей, необходимо обеспечить получение вознаграждения этими людьми вне зависимости от того, какой финансовый результат показала компания».

Зарплаты руководства госкомпаний всегда впечатляют, особенно когда речь идет о правлении. Топ-менеджеры «Роснефти» заработали в 2016 году 3 млрд 700 млн рублей. Руководству «Газпрома» в 2016 году заплатили 2,5 млрд. Что же касается набсовета газовой монополии, то, как писали СМИ, он в мае попросил поднять себе вознаграждение на 20%, чтобы не менее 25,5 млн в год. Но это большие прибыльные корпорации. А если какая-нибудь компания станет жертвой экономического коллапса? Допустим, у нее убытки и директора получили меньше. В следующем году предприятие свои убытки резко сократит. Вроде люди хорошо потрудились, но прибыли-то нет! А если нет бонусов, не будет и стимула. Но если вознаграждение фиксированное, то стимула тоже нет. Зачем стараться, если и так хорошо платят? При этом директора часто заседают сразу в нескольких корпорациях. Дело не только в подходе, замечает профессор ВШЭ Иван Родионов:

Иван РодионовИван Родионов профессор кафедры экономики и финансов НИУ ВШЭ «Здесь изобретать велосипед не надо. Это вопрос собрания акционеров, которое утверждает положение о вознаграждении совету директоров. Модели, которые в мире используются, точно так же используются в нашей стране. Другое дело, что страна у нас победнее. Скорее, здесь нужны поправки не с точки зрения общих соображений, а с точки зрения элементарной совести. Если мы можем платить пенсионерам на уровне африканских стран, наверное, вознаграждение совету директоров должно быть скорректировано».

Вопрос, видимо, настолько болезненный, что единого мнения у властей нет. В Росимуществе РБК сообщили: по их мнению, директорам надо платить в зависимости от прибыли. У Минэкономики половинчатая позиция: с одной стороны, там согласны с ЦБ, но считают, что нужно еще смотреть, как директора выполняют свои обязанности. Не хватает позиции профильного ведомства — Минтруда. О метаниях можно судить и по тому, как это министерство реагировало на премии главам госкомпаний. В январе Минтруд предлагал не вмешиваться в вопрос с их зарплатами, потому что это бизнес, а в марте предложил ограничить им жалованье. Но так часто бывает: весь год все обсуждают, а потом корпорации публикуют отчетность — и все в очередной раз удивляются.

Рекомендуем:

  • Фотоистории