16+
Суббота, 22 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
24 августа 2017, 08:19 Политика

«Отрейтингуй нас, если сможешь». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В последнее время все чаще возникает вопрос о возможном преемнике Путина. Политологи делают ставки и дают возможные расклады, но насколько реальны их предположения?

Георгий Бовт
Георгий Бовт Фото: ТАСС/ Михаил Фомичев

Почти одновременно сразу две политологические структуры выступили с докладами на тему политических раскладов в российских правящих кругах. Фонд «Петербургская политика» составил рейтинг так называемых «преемников Путина». А «Минченко-консалтинг» представил очередной доклад «Политбюро 2.0» на тему, чье влияние возрастает из людей, окружающих президента, а чье — падает. Насколько серьезно можно опираться на такие исследования?

Авторы «рейтинга преемников» деликатно оговариваются, что речь идет не о возможном преемнике президента, премьера или еще кого, а о том, кто и как может «переместиться» в процессе перераспределения полномочий, который ожидаем после президентских выборов 2018 года. Первую шестерку составили Дмитрий Медведев, Сергей Собянин, тульский губернатор Алексей Дюмин, Сергей Шойгу, Валентина Матвиенко и Алексей Кудрин. В свою очередь, составители «Политбюро 2.0» также высоко котируют Медведева, как и Собянина, а также главу корпорации «Ростех» Сергея Чемезова, но предрекают ослабление влияния в «ближнем круге» президента главе «Роснефти» Игорю Сечину, спикеру Думы Вячеславу Володину и владельцу «Строймонтажа» Аркадию Ротенбергу.

Составление всяческих рейтингов применительно к нынешней российской политике сродни тому, как в советские времена западные советологи вычисляли степень влияния, основываясь на том, кто в каком порядке стоит на Мавзолее во время парадов. Надо признать, с тех пор в российской политике не сильно прибавилось более объективных и надежных критериев оценки. Прежде всего, ввиду отсутствия публичной политики в ее привычном понимании в странах развитой демократии. Что подразумевает, во-первых, относительно открытую конкурентность, во-вторых, гораздо более объективные критерии оценки влиятельности, нежели кулуарные слухи, домыслы, надуманные конспирологические публикации в прессе, построенные на отсутствии доступа к реальной информации, а то и целенаправленные «сливы», подразумевающие подчас не столько определить тому или иному политику место в рейтинге, сколько либо «распиарить» его, подчас не бескорыстно, либо «замочить» в глазах начальства и коллег по правящей элите. Которая, собственно, и является главным потребителем таких рейтингов, как какая-нибудь тетя Маня является устойчивой целевой аудиторией гороскопов, составляемых непонятно кем и непонятно где.

В иных странах рейтингами меряются на партийных праймериз, на теледебатах в прайм-тайм и затем на конкурентных выборах. Есть еще опросы общественного мнения. Но у нас и они не шибко помогут, поскольку досужая широкая публика в списке известных людей в качестве, скажем, преемника Путину может отрейтинговать на сегодня всерьез разве что Медведева, но только после самого Путина и только если сам Путин снова укажет на Медведева. А вот носителю фамилии Дюмин, считающемуся в определенных кругах «перспективным», бывшему охраннику президента, а ныне тульскому губернатору, еще надо сильно поработать над общенациональной известностью.

Соответственно, предсказать нынче взлет или медленное задвигание на второй план в большой политике, как случилось с бывшим кандидатом в преемники Сергеем Ивановым, не может ни одна самая крутая аналитическая структура. Поскольку она не может залезть в голову тому конкретному человеку, который только и принимает соответствующие решения. Причем, не исключено, что у этого человека на сегодня еще и нет никаких решений на относительно отдаленное будущее, которое за него пытаются предугадать аналитики. Скажем, делать сегодня «астрологически-политологический прогноз» насчет судьбы Дмитрия Медведева как премьер-министра — это, по сути, повторять прогноз, который сделала в известном анекдоте легкомысленная блондинка, Когда ее спросили, каков шанс встретить на улице динозавра, она, сильно напрягшись, сказала: «50 на 50. Либо встречу, либо нет».

Впрочем, такие рейтинги, имея все же некоторое отношение к действительности, читаются и «продаются» политизированной части публики неплохо. За неимением более прозрачной картины того, что происходит под тем самым ковром, под которым дерутся, согласно известной формуле Уинстона Черчилля, бульдоги, а потом из-под него выбрасывают либо «политический труп», либо счастливчика, определенного в триумфаторы. Как говорится, других рейтингов у нас для вас нет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию