16+
Суббота, 21 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
7 сентября 2017, 21:05 Право

«Правая рука» Шакро Молодого выступил в суде

Лента новостей

Андрея Кочуйкова доставили на процесс по делу сотрудников ОВД «Пресненский» из СИЗО. Одному полицейскому он предложил дать орден, другого осудил за бездействие, а третьего едва вспомнил

Андрей Кочуйков (справа).
Андрей Кочуйков (справа). Фото: Павел Бедняков/ТАСС

Андрей Кочуйков по прозвищу Итальянец, которого СМИ называют «правой рукой» вора в законе Захара Калашова (Шакро Молодой) сегодня дал показания в Пресненском суде Москвы. Он был вызван по ходатайству защиты как свидетель в рамках уголовного дела трех полицейских, обвиняемых в злоупотреблении должностными полномочиями (ч.3 ст. 285 УК РФ). По версии следствия, стражи порядка не вмешались в «разборки» возле ресторана Elements на Рочдельской улице в конце 2015 года, в результате чего погибли двое и были ранены еще восемь человек.

Войдя в зал суда, Андрей Кочуйков, которого доставил конвой, сразу же обозначил позицию. На вопрос прокурора, не испытывает ли он неприязненных отношений к кому-либо из присутствующих, заявил: «Мне все люди братья». И добавил: «Конечно, кроме Буданцева».

Кочуйков заявил, что инициатором конфликта возле кафе был именно бывший сотрудник КГБ СССР и РУБОП, а ныне адвокат Эдуард Буданцев, пустивший в ход наградной пистолет Beretta. Свидетель также дал характеристику действиям исполнявшего обязанности начальника уголовного розыска ОВД «Пресненский» Дениса Ромашкина, оперативника Ильдара Шакирова и участкового Рената Зиннатулина, которые предстали перед судом.

Он нелицеприятно высказался о действиях Рената Зиннатулина, но очень хорошо отозвался о действиях Шакирова. «Так, Кочуйков сказал, что Шакирову нужно дать орден, а не держать под стражей», — рассказал Business FM адвокат Зелимхан Арапиев, защищающий одного из фигурантов. Кочуйкова привезли на допрос в суд из СИЗО, так как его обвиняют в вымогательстве у хозяйки ресторана Жанны Ким 8 млн рублей. 52-летний свидетель опирался на трость, поскольку в ходе перестрелки был ранен в спину. Он рассказал, что Шакиров очень оперативно задержал участников «разборок», положив его и других раненых на асфальт, а затем вместе с коллегами побежал задерживать Буданцева.

В то же время бездействие участкового Зиннатулина Кочуйков охарактеризовал очень негативно. Свидетель вспомнил, что тот позже сопровождал его в больницу. По мнению свидетеля, Зиннатулин, стоявший у входа в ресторан Elements во время перестрелки, мог достать оружие и не допустить разборок, преградив путь направлявшимся на улицу людям. Что же касается третьего подсудимого Дениса Ромашкина, то, по словам Кочуйкова, он увидел его уже после того, как его задержал Шакиров. Ромашкин вместе с Шакировым и какими-то двумя людьми «в штатском» задерживал других участников перестрелки.

Продолжая свой рассказ, Кочуйков пояснил, что в ресторан Elements его позвала дизайнер Фатима Мисикова, к которой возникли претензии у совладелицы ресторана Жанны Ким. Та осталась недовольна качеством ремонта, а Мисикова, в свою очередь, считала, что ее бригаде не доплатили за работу. Согласно материалам дела, отстаивать интересы Ким в ресторан приехал адвокат бюро «Диктатура закона» Эдуард Буданцев и трое его коллег: Владимир Костриченко, Роман Малакаев и бывший сотрудник ОМОН Петр Черчинцев. Переговоры в ресторане 14 декабря 2015 года с участием представителей Шакро Молодого во главе с Кочуйковым с одной стороны и адвоката Буданцева и его коллег с другой и вылились в перестрелку. Кочуйков в суде уверял, что во время переговоров в кафе никто не вымогал у хозяйки деньги.

Когда допрос свидетеля завершился, не обошлось без курьеза. «Не хочу сказать, что мы вас отпускаем», — попыталась подобрать слова судья Татьяна Васюченко. «Вы можете быть свободны, — сказала Кочуйкову судья и тут же поняла, что попала впросак. — Ой, нет, не свободны». Свидетеля увел конвой, после чего в зал суда доставили арестованного вместе с Кочуйковым Эдуарда Романова.

Силовик с удостоверением«вездехода»

Этот свидетель сообщил интересный момент: когда приехавший по вызову Шакиров проверял у присутствующих документы, Буданцев продемонстрировал ему ксиву действующего сотрудника ФСБ. Романов очень удивился приезду сотрудника ФСБ, но решил не задавать лишних вопросов силовику с удостоверением «вездехода».

Эдуард Буданцев ранее также выступал в суде как свидетель. Он заявил, что охранники Андрея Кочуйкова устроили в ресторане «демонстрацию силы», держа руку на пистолетах (впоследствии оказалось, что секьюрити были вооружены травматическим оружием — Business FM). Юрист утверждал, что он и его коллеги предъявили удостоверения ветеранов МВД. При этом Буданцев критически высказался о действиях полицейских, рассказав, что Ильдар Шакиров отверг его предложение доставить в отделение всех, кто не предъявил документы, а Зиннатулин, одетый в форму и имевший оружие, и вовсе бездействовал.

Стоит отметить, что Буданцев сам находится под следствием по делу о двойном убийстве в ходе перестрелки. Однако он не был арестован, а помещен под домашний арест. А в последнее время, по неподтвержденной информации, его отпустили под подписку о невыезде. По этому делу Ромашкин и Шакиров дали весьма невыгодные для Буданцева показания, заявив, что тот «стрелял из пистолета по безоружным и оттаскивающим раненых людям». В ходе процесса, который начался 11 апреля, Ренат Зиннатулин признал вину, а Ромашкин и Шакиров категорически отвергли обвинения. Все трое находятся под стражей.

С 13 июля 2016 года в СИЗО находится Шакро Молодой. Попытка освободить его людей (Кочуйкова и Романова) из-под стражи стоила карьеры трем высокопоставленным сотрудникам Следственного комитета: Денису Никандрову, Михаилу Максименко и Александру Ламонову. Их заподозрили в получении взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) в размере 500 тысяч евро за переквалификацию действий и последующее освобождение из-под стражи подручных Захара Калашова.

Рекомендуем:

  • Фотоистории