16+
Вторник, 24 октября 2017
  • BRENT $ 57.36 / ₽ 3301
  • RTS1131.08
6 октября 2017, 12:34 ПолитикаКонфликты
Актуальная тема: Украинский кризис

Из закона о статусе Донбасса исчез пункт о минских соглашениях

Лента новостей

Рада со второй попытки приняла документ. До этого публичная перепалка закончилась массовой потасовкой и блокированием трибуны парламента

Верховная Рада Украины.
Верховная Рада Украины. Фото: Valentyn Ogirenko/Reuters

Обновлено в 19:36

Рада со второй попытки приняла новый закон о статусе Донбасса. Украинский парламент утвердил документ в первом чтении — с потасовками, сломанными микрофонами и дымовыми шашками в зале заседаний. Документ насыщен антироссийской риторикой, Россия называется «страной-агрессором», а власти ДНР и ЛНР — «оккупационными администрациями». АТО заменяется «мерами по обеспечению нацбезопасности и обороны» — заниматься этим будет объединенный оперативный штаб ВСУ. Наконец, закон дает Киеву право объявлять на территориях самопровозглашенных республик военное положение. О главном, что вносит закон, говорит политолог Георгий Бовт:

— Статус широкой автономии, как это было оговорено в минских соглашениях, фактически размывается. Я думаю, что в результате от него ничего не останется, кроме чисто символических, каких-то ритуальных вещей. Все это нужно для того, чтобы можно было потом ввести миротворцев ООН на эти территории, а под «крышей» миротворцев уже заниматься дальнейшей реинтеграцией, отнюдь не на условиях, которые понравились бы сильно Москве.

— Если закон будет принят в текущей редакции, какие последствия будут?

— В краткосрочном плане, думаю, что никаких последствий, а в долгосрочном плане Киев будет говорить, что теперь мяч на стороне Москвы. В долгосрочном плане от Москвы будут ждать каких-то встречных действий.

— Эти действия будут?

— Если это касается передачи контроля за российско-украинской границей в части самопровозглашенных республик, то пока нет, потому что это бы означало окончательную капитуляцию на юго-востоке Украины. При нынешнем законе, в нынешней формулировке — без поправок об автономии и о гарантиях вот этим ДНР и ЛНР — я думаю, что это было бы поражение.

Главное — это исчезновение из документа упоминаний минских соглашений, комментирует директор Центра политологических исследований Финансового университета Павел Салин:

Павел СалинПавел Салин директор Центра политологических исследований Финансового университета при Правительстве РФ «Мне кажется, что ключевой пункт — тот пункт, которого нет, потому что раньше присутствовала там апелляция к минским соглашениям. Сейчас из этой версии документа апелляция, упоминание минских соглашений исключено. Между Москвой, самопровозглашенными республиками, которые она поддерживает, и Киевом существуют принципиальные разногласия в чтении минских соглашений. Москва настаивает на том, что там действительно в тексте такая последовательность прописана: сначала легализуются гражданские власти и вооруженные формирования на территории самопровозглашенных республик, и только после этого контроль на границе России самопровозглашенных республик передается Киеву. Но поскольку на Киев сейчас оказывается давление со стороны Запада, в первую очередь Европы, которая очень сильно боится войны на своих восточных окраинах, то Киев подошел формально. То есть их требования принять закон об особом статусе — вот, пожалуйста, принимается закон. Но на самом деле, когда речь шла об особом статусе, то имелось в виду, это тоже в тексте минских соглашений прописано, что особый статус предоставляется через проведение выборов на территории самопровозглашенных республик. Киев по-прежнему не говорит «нет», но и не говорит «да» такой последовательности. Именно поэтому этот пункт и исключен из итоговой вариации закона. То есть создается такое впечатление, что Киев просто пытается (остановить) движение по выполнению минских соглашений».

Решение вопроса продления действия закона об особом статусе Донбасса, принятого сроком на три года на фоне горячей фазы конфликта, — главная тема украинских СМИ. Вне зависимости от того, каким будет документ после принятия в окончательном чтении, законопроект почти не имеет отношения к Донбассу, считает директор Украинского института анализа и менеджмента политики Руслан Бортник:

Руслан БортникРуслан Бортник директор Украинского института анализа и менеджмента политики «Это и Россия — страна-агрессор, Россия, которая совершила агрессию в отношении Украины, это и оккупированные территории, и снятие с Украины любой ответственности за то, что в правовом поле происходит на оккупированных территориях, это и расширение полномочий президента в части применения вооруженных сил, это и смена АТО — вместо АТО введение фактически военного положения. Это и возможность роспуска местных органов власти в случае введения военного положения. То есть комплексный законопроект, цель которого прежде всего электоральная. (Нужно) решить этот вопрос в правовом ключе на период до выборов, поскольку правые украинские радикалы давно требовали признания этих территорий оккупированными, а Россию — страной-агрессором. Если бы президент на это не пошел, это было бы элементом критики, элементом атаки на президента во время избирательной кампании 2019 года — и президентской, и парламентской. Ни в одном законопроекте, ни в президентском, ни в законопроекте «Самопомощи» и «Свободы» нет механизма и процедур, чтобы возвращать Донбасс. На 90% эти законопроекты касаются внутриполитической украинской ситуации, ну и минской игры, которую сегодня ведут все стороны конфликта».

Накануне Рада не смогла рассмотреть в первом чтении проект закона о реинтеграции Донбасса. Документ, внесенный президентом Порошенко, вызвал череду публичных перепалок. Закончилось все массовой потасовкой и блокированием трибуны парламента.

Рекомендуем:

  • Фотоистории