16+
Четверг, 24 мая 2018
  • BRENT $ 79.65 / ₽ 4885
  • RTS1174.71
24 октября 2017, 06:00 ПолитикаПерсоны

Наука и политика в «деле Мединского». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Минобр выступает за лишение министра культуры Владимира Мединского докторской степени. Ранее президиум ВАК принял противоположное решение. Чем закончился этот научно-политический демарш?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Совет по науке при Минобрнауки выступил с заявлением после заседания президиума ВАК, на котором было решено не лишать министра культуры Владимира Мединского докторской степени.

В заявлении совет обратил внимание на нарушение приказа Минобрнауки №568 от 16.05.2016, согласно которому должна быть создана экспертная группа из членов президиума ВАК и экспертного совета по истории, в случае расхождения их позиций.

Ранее министр образования Ольга Васильева дала понять, что в течение двух недель будет подготовлен приказ министерства, суть которого будет в том, чтобы докторскую степень Мединскому оставить. Также в знак протеста против решения президиума ВАК экспертный совет решили покинуть уже минимум двое его членов, а сам совет будет подвергнут ротации.

Помимо этого 60 членов РАН обратились с открытым письмом с требованием лишить все же докторской степени министра культуры. Чем это все может закончиться? Об этом — в комментарий политолога Георгия Бовта.

Казалось, после недавнего решения президиума ВАК, принятого вопреки мнению экспертного совета, оставить Владимиру Мединскому докторскую степень, докторант мог праздновать победу. Ан нет. Представители научного сообщества обратили внимание еще и на ряд чисто процедурных нарушений. Так, помимо нарушения приказа самого Минобрнауки, предписывающего создание согласительной комиссии в подобных случаях, возникла путаница с рефератом диссертации. В интернете промелькнули две его версии с одной датой, но разными оппонентами, после чего ВАК диссертационное дело, по сути, засекретил.

На этом фоне вновь активизировались разговоры о том, чтобы Высшую аттестационную комиссию реформировать либо передать утверждение диссертаций Академии наук. Парадокс в том, что не далее как весной 2016 года ВАК уже реформировали, и реформа была признана примером успешной борьбы с липовыми диссертациями и коррупцией вообще.

Вообще-то сам по себе ВАК как орган, утверждающий диссертации, уникален в мировой науке. Достался он в наследство от советской системы, когда обладание научной степенью давало преимущества в продвижении по службе, в том числе ни с какой наукой никак не связанной. Существовала система весомых надбавок к зарплате людям с научными степенями. Кандидатов наук освобождали от службы в армии по призыву. Многие, не собираясь вообще заниматься наукой, стремились обзавестись научными степенями.

В зарубежном научном мире такая практика не распространена. В условиях рынка, при том что университеты расплодились как грибы после дождя по всей России, этот рынок пришел и в науку в части производства диссертаций. В среднем требования к качеству работ снизились, особенно в провинциальных вузах. С другой стороны, для чиновников обладание ученой степенью стало вопросом престижа, чем-то наподобие служебного лимузина, секретарши и отдельного кабинета с комнатой отдыха. Противоречие между чиновничьим и научным началом наглядно проявилось в «деле Мединского». Именно чиновники от науки в основном отстаивают его докторскую степень, имея в виду при этом чисто политические резоны. Ведь лишение министра докторской степени неизбежно поставит вопрос о том, а может ли он оставаться на своем посту. Это будет выглядеть как попытка навязать учеными свою волю политическому руководству, которое, возможно, Мединского сейчас увольнять вовсе не хочет.

Что же касается передачи диссертационных дел на утверждение РАН, то лучше пойти еще дальше — по пути общепринятого мирового опыта. Ученые степени в ведущих научных странах, как правило, присуждаются университетами. Это исключительно вопрос признания коллегами по данной научной сфере и больше никого. Стремление заполучить ученую степень, если ты не собираешься заниматься наукой и преподаванием, имеет мало смысла. Причем, если написал докторскую в Гарварде, то у нее будет один научный вес, а если в третьеразрядном провинциальном университете, то другой.

В ходе реформы ВАК 2016 года уже был создан прецедент, когда сначала двум ведущим университетам — Московскому и Санкт-Петербургскому — предоставили право самим утверждать ученые степени. В перспективе таких вузов будет два-три десятка. Можно, в принципе, упразднить ВАК вовсе. При этом обязательно ликвидировав какие-либо привилегии обладателям научных степеней при продвижении по службе, не связанной непосредственно с научной деятельностью. А если кто-то вдруг захочет из чиновников покрасоваться ученой степенью какого-нибудь Переплюйского университета, которая так и должна при этом идентифицироваться, то и ради бога.

Что касается «дела Мединского», то наилучшим способом выйти из него с минимальными бюрократическими потерями — это просто следовать той процедуре, которая была утверждена чиновниками, управляющими наукой. Что же касается репутационной части и качества научных работ министра, то специалистами это качество будет оцениваться по достоинству вне зависимости от наличия у него докторской степени, утвержденной или не утвержденной ВАК.

Рекомендуем:

  • Фотоистории