16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
29 ноября 2017, 18:44 ОбществоПроисшествия
Актуальная тема: ЧП

Принятие яда в Гаагском суде. Боснийский генерал совершил шокирующий политический жест

Лента новостей

Так Слободан Праляк выразил несогласие с вердиктом суда. За преступления времен конфликта 1991-1995 годов он был осужден на 20 лет

Слободан Праляк во время слушания в Трибунале по военным преступлениям США в Гааге.
Слободан Праляк во время слушания в Трибунале по военным преступлениям США в Гааге. Фото: Slobodan Praljak/Reuters

Обновлено в 19:27

Принятие яда в Гаагском суде: такой политический жест прямо во время заседания совершил бывший генерал боснийских хорватов Слободан Праляк. Это произошло после того, как суд отказался пересмотреть его приговор. За преступления времен конфликта 1991-1995 годов он был осужден на 20 лет. Спустя несколько часов после принятия неизвестной жидкости он скончался в больнице.

Во время вынесения приговора экс-генерал встал со своего места и заявил: «Судьи, Слободан Праляк — не военный преступник! С презрением отвергаю ваш приговор!» После этого он выпил какую-то жидкость из маленькой бутылочки, которую держал в руке.
Судья призывал его остановиться, было видно, что он обескуражен происходящим. Адвокат Праляка сообщил, что жидкость была ядом.

Из зала заседаний Международного трибунала по бывшей Югославии Праляк был доставлен в больницу в Гааге, где скончался. Ему было 72 года, он — бывший генерал боснийских хорватов.

В 2013 году Слободана Праляка признали виновным в военных преступлениях, преступлениях против человечности и нарушениях Женевских конвенций во время вооруженного конфликта в 1991-1995 годах. Бывшего генерала приговорили к 20 годам лишения свободы. У него осталось право на апелляцию, которым он воспользовался сразу после оглашения приговора.

В среду на заседании судья зачитал решение апелляционной палаты, оставившей в силе приговор бывшему генералу, после чего осужденный и выпил неизвестную жидкость.

Роспотребнадзор рекомендует российским СМИ с осторожностью подходить к освещению подобных смертей. Впрочем, то, как был осуществлен политический жест Праляка, показали федеральные телеканалы и описали государственные СМИ.

О судьбе бывшего генерала боснийских хорватов рассказывает журналист загребской газеты «Ютарный лист» Владо Вурешич:

Владо Вурешич журналист загребской газеты «Ютарный лист» «Он сын, как говорили, самого страшного гэбэшника, который работал в югославской службе. И многие считают, что его участие в этой войне, которая была в Боснии и Герцеговине, вызвано именно тем, чтобы как-то снять со своей фамилии плохой резонанс. Он закончил три института, он режиссер, снял несколько посредственных, в кавычках, фильмов, но интересно то, что на первых выборах в Хорватии в 1990 году он был именно соперником самого будущего президента Хорватии Франьо Туджмана. Это очень интересный факт, что они на первых выборах были соперниками, а потом, когда уже началась война, он стал соратником Франьо Туджмана. А поскольку он сам из Боснии и Герцеговины, когда началась война, уехал и там стал еще и генералом армии боснийских хорватов. То, что он натворил, это, можно сказать, драматический момент, присущий именно человеку, который, во-первых, занимался культурой, и то, что имеет такое наследие отцовское — всегда говорили: вот, он сын такого человека. Я даже помню те времена, когда он уехал и стал военным начальником, комиссаром в армии боснийских хорватов. Многих удивил его выбор, потому что он, конечно, человек не военный. Но, очевидно, то, что происходило в Хорватии, когда началась война, и тем более когда война началась в Боснии, где вообще была полная неразбериха, и когда была действительно опасность, что армия боснийских сербов, хорватских сербов с помощью самой Сербии объединятся и тогда действительно будет трудно выиграть войну, очевидно, из-за этого он включился в эту борьбу. То, что он сказал, что не военный преступник и что все это ложь, действительно ясно, все, кого судили в Гааге, я даже не могу вспомнить, был ли кто-то из них, кто раскаялся или сказал, что он действительно сделал то, что написано в этих процессах. Так что он действительно был уверен, что защищал хорватов в Боснии, потому что, как я сказал, это была война всех против каждого».

Где именно Праляк взял яд, и как пронес бутылочку с ним в зал заседаний, пока неизвестно. Голландские власти уже начали расследование инцидента.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию