16+
Пятница, 22 июня 2018
  • BRENT $ 74.62 / ₽ 4700
  • RTS1128.15
18 декабря 2017, 06:38 Право

«Дело Улюкаева»: так что это было и что будет дальше? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Консервативная и либеральная часть общества восприняли приговор бывшему министру по-разному. Первые встретили приговор положительно, вторые — недоуменно-сдержанно

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Приговор Алексея Улюкаева к восьми годам колонии строгого режима и штрафу в размере 130 млн рублей стал первым приговором федеральному министру в современной России. Суд признал, что бывший министр экономики требовал взятку в размере 2 млн долларов у Игоря Сечина за выдачу «Роснефти» положительной оценки сделки по приобретению государственного пакета акций «Башнефти». Защита заявила, что обжалует приговор.

Как можно оценить реакцию на данное решение Замоскворецкого суда, каков может быть политический резонанс данного дела в целом? Комментирует Георгий Бовт.

Среди той части общества, которую можно назвать «охранительно-консервативной», приговор был встречен не только положительно, но и лишь в качестве «первой ласточки» соответствующих действий против так называемых «системных либералов». Реакцию же в либеральном лагере можно назвать скорее недоуменно-сдержанной. Там многие почему-то не ожидали столь сурового приговора. Хотя обычно по делам о взятках в особо крупных размерах дают даже больше.

Видимо, этих людей ввел в заблуждение сам характер открытого судебного процесса, который внешне носил состязательный характер. Порой так и вовсе казалось, что обвинение вот-вот развалится под напором нестыковок и отсутствия слишком многих прямых доказательств вины экс-министра. Однако чуда не случилось, и судья Лариса Семенова статистически не выпала из общей канвы отечественного правосудия, которому многие приписывают «обвинительный уклон». Она в основном повторила обвинение, основанное на показаниях Игоря Сечина и бывшего начальника службы безопасности «Роснефти» генерала ФСБ Олега Феоктистова.

По понятным причинам, ни один из действующих членов кабинета министров и президентской администрации, а также почти все так называемые статусные либералы, то есть люди при должностях, не осмелились открыто критиковать судебное решение. Все же деньги в заветном портфеле были, портфель Улюкаев брал, более того, самолично приехал за ним к Сечину. Это называется «взять с поличным». Как правило, в таких случаях приговор всегда таков.

Лишь бывший министр финансов Алексей Кудрин назвал его «ужасным и необоснованным», а работу следствия — «слабой». Бывший заместитель Улюкаева Сергей Беляков сказал, что для него «приговор не выглядит справедливым» и его «смущает, что не принимались доводы защиты. Глава РСПП Александр Шохин выразил надежду, что вышестоящие инстанции пересмотрят дело, «исправив ошибки Замоскворецкого суда».

Защите вроде бы действительно есть, за что зацепиться при апелляции. Так, главный свидетель обвинения Сечин в суд так и не явился после четырехкратного вызова. Хотя защита сама в итоге сняла свое же требование, а президент Путин накануне в ходе своей ежегодной пресс-конференции хоть и сказал, что Сечин мог бы прийти, но дал понять, что нарушений с его стороны тут не видит, а других доказательств в деле достаточно. Судья сняла в итоге обвинение в «вымогательстве взятки». К тому же она, зачитывая приговор, ошиблась, сказав, что это Улюкаев напросился приехать в роковой вечер к Сечину, хотя на суде выяснилось, что это второй пригласил первого. В итоге не очень понятно, если вымогательства не было, то за что даны деньги?

Также еще в самом начале расследования было заявлено, что оперативные действия, включая прослушку, велись в отношении Улюкаева около года. Суду же была представлена расшифровка одного лишь короткого разговора, из которого не создается полной ясности картины. Ссылок на другие, пусть секретные материалы, в приговоре нет. Это заставляет отдельных конспирологов строить предположения, что в материалах разработки есть нечто такое, что может поменять представление о том, за что на самом деле наказали Улюкаева.

Так или иначе, но предвыборная президентская кампания пройдет под знаком уже оглашенного приговора, свидетельствующего о том, что для верховной власти теперь неприкасаемых нет. Под этим же знаком, а также разными конспирологическими догадками в духе «войны престолов» или по-нашему «башен» пройдет и формирование нового правительства. Апелляция — дело небыстрое. Случаев, чтобы такие приговоры в вышестоящих инстанциях превращались в оправдательные, не припоминается.

Впрочем, для тех, кто по-прежнему хочет верить в чудеса, сделана спецутечка со ссылкой на высокопоставленных анонимов в ТАСС о том, что, дескать, Улюкаева могут освободить от колонии строгого режима по состоянию здоровья. В одних это вселит слабую надежду, других заставит и дальше гадать на тему о том, чего же мы все-таки не знаем до конца о данном деле.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию