16+
Воскресенье, 24 июня 2018
  • BRENT $ 75.53 / ₽ 4751
  • RTS1125.41
17 января 2018, 06:53 ПолитикаКонфликты

Посол США Джон Хантсман мягко стелет. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Дипломат, можно сказать, мягко предупредил Россию о надвигающихся на нее новых экономических санкциях. Жестко об этом заявят уже из Вашингтона

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Посол США в России Джон Хантсман сообщил, что доклад администрации США о новых санкциях в отношении РФ будет подготовлен к 29 января, но пока рано говорить о количестве россиян, которые подпадут под новые санкции.

Хантсман также добавил, что разработчики доклада стараются учесть то, «как новые санкции отразятся на российско-американских отношениях не только в краткосрочной, но и в долгосрочной перспективе». 29 января наступает крайний срок представления доклада со списком фигурантов — физических и юридических лиц, на которые распространятся санкции, предписанные законом от 2 августа 2017 года.

Второй доклад, подготовленный к этому же сроку, должен оценить последствия и целесообразность задействования новых жестких финансовых санкций и распространения их на сферу сделок с российскими государственными долговыми бумагами. Как можно понимать разъяснения посла Хантсмана? Об этом — в комментарии политолога Георгия Бовта.

Когда посол США говорит, что публикация черных списков, куда так боятся попасть крупные российские предприниматели, не означает автоматического введения санкций, то он говорит правду, но, как и должно послу, не всю.

Традиционно вопросы имплементации санкционной политики находятся в введении администрации США. Однако закон 2 августа 2017 года существенно сузил возможности смягчить, отменить или временно заморозить часть санкций, принятых против России в компании с КНДР и Ираном. Всякая такая попытка может быть заблокирована конгрессом, имеющим на это 30 дней, простым большинством голосов. Хотя большинство сейчас у президентской партии, надеяться, что республиканцы поддержат Трампа, если он захочет что-то сделать в этом направлении, не стоит.

Настроения конгресса в отношении России — это сегодня ястребиный консенсус. Да и администрация не станет показывать мягкость по отношению к Москве на фоне скандала вокруг якобы вмешательства России в выборы в США и расследования спецпрокурора Мюллера на тему, не было ли сговора Трампа с Кремлем.

Однако конгресс не может заставить Белый дом вводить те или иные конкретные санкции против фигурантов составляемых черных списков. Он может лишь обвинить Белый дом в саботаже закона. Правоприменение оставлено на усмотрение курирующих ведомств. Критерии принятия решения достаточно размыты, что делает их предметом торга.

Если, к примеру, Госдепартамент захочет заблокировать какие-то сделки, то ему достаточно заявить, что они носят «существенный характер». По сути, бизнес со страной под санкциями начинает носить разрешительный характер. В роли разрешающего будет Белый дом.

Внутри Минфина США есть специальная служба, ведающая санкционной политикой, — Office Of Foreign Asset Control, Управление по контролю за иностранными активами. Туда за разъяснениями могут обращаться контрагенты российских компаний или они сами и получать разъяснения, что можно, а чего нельзя.

Такое толкование закона осуществляется в виде выдачи индивидуальных лицензий, фактически разрешений на конкретную сделку. Есть еще генеральные лицензии, то есть разрешение на определенный тип операций. Тут нужно заключение OFAC, что проведение таких операций «не меняет существенно внешнюю политику США».

Конгресс теоретически может заблокировать и такие лицензии. Но на практике он не будет мелочиться по поводу каждой сделки. Белый дом может и, минуя OFAC, одобрять те или иные торгово-экономические операции со страной под санкциями. Тоже с обоснованием, что они существенно не нарушают санкционный режим. Однако Белый дом не сможет просто опубликовать черные списки и после этого ничего не делать.

В практике администрации Обамы были прецеденты, когда одобряемые на уровне спецподразделения по санкциям Минфина США так называемые генеральные лицензии существенно смягчали санкционный режим. В 2015-2016 годах это было сделано в отношении Кубы и Ирана, смягчение санкций тогда прошло именно на уровне подзаконных актов. Законом Хелмса — Бертона 1996 года президенту США было прямо запрещено отменять экономическое эмбарго против Кубы без одобрения конгресса. Однако, по сути, администрация Обамы произвела заметное смягчение эмбарго в одностороннем порядке. И ей за это ничего не было, несмотря на наличие в конгрессе оппозиционного республиканского большинства.

Другое дело, что России на такие поблажки в обозримом будущем рассчитывать не стоит. Так что посол США Хантсман, когда говорит, что, мол, рано пока беспокоиться, 29 января будет всего лишь список, просто выполняет свою работу. Она состоит в том, чтобы по возможности стараться сообщать стране пребывания даже плохие новости в мягкой манере, потому что в жесткой их сообщат непосредственно из Вашингтона.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию