16+
Среда, 21 ноября 2018
  • BRENT $ 63.36 / ₽ 4180
  • RTS1118.99
25 января 2018, 00:06 Право

Прокуроры вспомнили взяткодателей, любимых женщин Никиты Белых и его щит

Лента новостей

Прокуратура потребовала десять лет в колонии строгого режима и штраф в 100 млн рублей для экс-губернатора Кировской области Никиты Белых. На выездном, предпоследнем заседании суда в СИЗО «Матросская Тишина», прокуроры не стеснялись в выражениях, а подсудимый уверял, что он чист перед законом

Бывший губернатор Кировской области Никита Белых, обвиняемый по делу о взятке.
Бывший губернатор Кировской области Никита Белых, обвиняемый по делу о взятке. Фото: АГН «Москва»

В СИЗО «Матросская Тишина» в среду, 24 января, прошли прения сторон на процессе по уголовному делу бывшего губернатора Кировской области Никиты Белых. На выездной сессии Пресненского суда столицы гособвинители Марина Дятлова и Светлана Тарасова запросили для политика срок в 10 лет в колонии строгого режима со штрафом в 100 млн рублей. Защита, в свою очередь, потребовала оправдать фигуранта. Слушание растянулось на весь день и получилось изматывающим.

Процесс, который уже близился к завершению, переместился на режимный объект после новогодних праздников. Дело в том, что подсудимый, который с момента ареста содержался в СИЗО № 2 («Лефортово»), был госпитализирован в больницу «Матросской Тишины» (СИЗО № 1) из-за проблем со здоровьем. Политик страдает от гипертонии, сахарного диабета и заболевания опорно-двигательного аппарата. Под стражей он стал буквально разваливаться и начал пользоваться тростью. А в конце декабря Никите Белых стало плохо, у него диагностировали «предынсультное состояние». Поэтому судья Татьяна Васюченко решила не рисковать и постановила слушать дело прямо в изоляторе.

СИЗО без света

Прения состоялись там же, в небольшом помещении рядом со следственными кабинетами. В комнате площадью 15 метров разместились секретарь, два прокурора, подсудимый и его адвокат, а также чуть больше десятка журналистов. У них на входе отобрали всю технику, и репортерам пришлось работать по старинке — при помощи ручек и блокнотов. Забрали даже мобильные телефоны.

Утро не обошлось без накладок. На главном КПП вырубило свет. Поэтому паспортные данные журналистов работники изолятора переписывали в свете фонариков, вмонтированных в пока еще не сданные мобильные телефоны. Прессу завели через второй вход. При этом часть пути представителям СМИ пришлось проделать в потемках.

Назначенное на 10:00 заседание началось с задержкой почти в час. Ожидалось, что сразу начнутся прения, в ходе которых гособвинители Марина Дятлова и Светлана Тарасова запросят для фигуранта срок. Однако перед этим Никита Белых два часа говорил в дополнениях.

Кстати, пребывание в тюремной больнице пошло ему на пользу. Он выглядел гораздо бодрее и не таким изможденным, как до этого. Подсудимый вспомнил «основные события и даты», имеющие значение для дела. А именно встречи с взяткодателями — бизнесменами Альбертом Ларицким и Юрием Судгаймером, бывшим и нынешним владельцами Нововятского лыжного комбината (НЛК) и управляющей компании «Лесхоз» (бывший КОГУП «Кировлес»). От них, по версии следствия, губернатор и получил в 2012-2016 годах в качестве взяток в общей сложности 600 тысяч евро. Мзду чиновник брал якобы за включение этих компаний в список приоритетных инвестпроектов, выделение земель по льготной ставке и «общее покровительство». Впрочем, сам Белых вину отрицает.

Деньги «на благотворительность»

Подсудимый уверял, что вообще не получал денег от Альберта Ларицкого. А от Судгаймера он брал, но лишь на благотворительность: на ремонт фонтанов, установку памятников и в целом на благоустройство города перед выборами в Заксобрание региона, муниципалитеты и Госдуму РФ. «Никогда в наших беседах не было даже намека на то, что я или мои близкие могут иметь хоть какую-то выгоду от Судгаймера», — заявил Никита Белых.

Он считает, что в обвинительном заключении имеются существенные противоречия и «отсутствует логика». «Я не обещал, а Судгаймер меня не просил оказать помощь по налоговым проверкам или инвестпроектам», — сказал подсудимый. Он также подчеркнул, что не сулил и «общее покровительство» бизнесмену. По словам Никиты Белых, Судгаймер добровольно согласился помогать городу деньгами «без каких-либо условий и привязок».

Прокурор Марина Дятлова задала несколько каверзных вопросов фигуранту. Так, ее интересовало, почему в разговоре с Судгаймером Белых использовал слово «транш». Кроме того, она хотела знать, почему, передавая последнюю часть в 150 тысяч евро в кафе «Мельбурн» в Lotte Plaza на Новинском бульваре в Москве 24 июня 2016 года, Судгаймер сказал: «Извини, что мелкими». Белых заверил, что перед задержанием он «точно» не заводил с бизнесменом беседу о деньгах. По словам Белых, он не подозревал о том, что в полученном им подарочном пакете были деньги, и полагал, что там символический подарок, такой как сигары, к его недавнему дню рождения (он у политика 13 июня. — Business FM). Подсудимый уточнил, что, говоря о «транше», он хотел узнать, собирается ли Судгаймер еще жертвовать на благотворительность.

Две «взаимоисключающие версии»

Лишь в половине четвертого дня гособвинители начали выступать в прениях. Перед этим был объявлен полуторачасовой перерыв, в ходе которого подсудимому поставили капельницу. Первой взяла слово подполковник юстиции Дятлова. «Исследовав собранные доказательства в совокупности, гособвинение считает, что описанные в обвинительном заключении обстоятельства имели место», — перешла в атаку она.

Прокурор напомнила аргументы подсудимого и сочла их необоснованными. Так, по словам Дятловой, подсудимый пытался дискредитировать одного из главных свидетелей обвинения — своего первого заместителя, бывшего вице-губернатора Кировской области Сергея Щерчкова. Его Белых обвинил в присвоении 200 тысяч евро, переданных для него Альбертом Ларицким. Подсудимый предположил, что Щерчков взял деньги «под него». По словам Дятловой, подсудимый хотел «опорочить» свидетеля, «говоря о беспробудном пьянстве и материальных проблемах Щерчкова». Однако эти слова никто подтвердить не смог, указала прокурор. Версию Белых она расценила как «способ защиты и желание подсудимого уйти от уголовной ответственности».

Объяснения Белых по основному эпизоду дела — в получении 400 тысяч евро от Юрия Судгаймера — прокурор назвала «издевательскими с точки зрения логики». Она отметила, что на следствии и в суде политик изложил две «взаимоисключающие версии». Так, сразу же после своего задержания Белых признался: он был в курсе, что получил от Судгаймера деньги в пакете. При этом он настаивал, что хотя его действия «были незаконными по форме», но «законными по содержанию», так как он планировал потратить их на нужды города. «Позже он заявил, что не знал, что в пакете деньги», — обратила внимание суда на противоречия Марина Дятлова.

Прокурор сказала, что немецкий бизнесмен российского происхождения обратился с заявлением в ФСБ о вымогательстве, «так как у него уже не было сил платить взятки». «В ходе следствия Судгаймер допрашивался более десяти раз. В суде он порой не сдерживал эмоций, рассказывая о проблемах предприятий, которые ему достались с долгами», — выступала гособвинитель. Она сочла, что показания Судгаймера на следствии и в суде носили последовательный характер и подтверждаются показаниями других свидетелей. «И лично я показаниям Судгаймера верю», — заключила прокурор.

Доходы и расходы

Она добавила, что губернатор постоянно требовал у него крупные суммы. В первый раз Белых получил от Судгаймера 200 тысяч евро в мае 2014 года. А в апреле 2016 года чиновник сам позвонил бизнесмену и «сообщил о необходимости пересечься в аэропорту Риги». «Именно в Риге Белых была озвучена цифра 200. Это совпадает с регулярным требованием губернатора о передаче такой суммы», — указала прокурор. Кроме того, она процитировала выводы лингвистической экспертизы разговоров Белых и Судгаймера.

Эксперты констатировали, что в них шла речь об оказании «влиятельной помощи» и содействии бизнесу предпринимателя со стороны чиновника. Прокурор заявила, что, уже оказавшись в СИЗО, Белых попытался создать себе алиби. Озвученная ею одна из двух оперативных справок ФСБ от 26 октября 2016 года гласила, что фигурант рассчитывал убедить общественность, что его дело носит политический характер и в дальнейшем он планирует обратиться в ЕСПЧ.

Речь второго прокурора, капитана юстиции Светланы Тарасовой, получилась значительно короче, но гораздо красочней. Она утверждала, что подсудимый жил на широкую ногу: любил дорогие сигары и вино, поддерживал бывшую жену и троих детей и оплачивал обучение старшего сына в Англии, а также «на постоянной основе оказывал материальную помощь женщинам, с которыми он состоял в близких отношениях». В 2008 году он задекларировал доход в 72 млн рублей. А в 2012-2016 годах расходы политика стали превышать его доходы, сказала она. «Складывается впечатление, что Белых, как щитом, пытается прикрыться версией о благотворительности», — резюмировала гособвинитель.

Финальную часть речи произнесла ее коллега. Марина Дятлова заявила, что Белых совершил особо тяжкое преступление против госвласти, чем подорвал ее авторитет и авторитет «госдолжности в целом». Она пришла к выводу, что исправление подсудимого возможно только в условиях изоляции от общества. К смягчающим вину Белых обстоятельствам она отнесла наличие у него малолетних детей.

Наказание для бывшего губернатора

По первому эпизоду с Ларицким прокурор запросила срок в восемь лет со штрафом в 14 млн рублей, а по эпизоду с Судгаймером — девять лет и штраф в 96 млн рублей. По совокупности совершенных преступлений окончательное наказание Дятлова просила определить в десять лет лишения свободы со штрафом в 100 млн рублей. По мнению прокурора, отбывать срок фигурант должен в колонии строгого режима. В качестве дополнительного наказания она предложила лишить Белых права в течение восьми лет после освобождения занимать должности в органах госвласти и местного самоуправления. Чтобы обеспечить уплату штрафа, прокурор призвала не снимать арест с имущества подсудимого до вступления приговора в силу. 150 тысяч долларов, выделенные ФСБ Судгаймеру для участия в оперативном эксперименте, по ее мнению, нужно вернуть силовикам. Сейчас они хранятся в банковской ячейке ВТБ.

Никита Белых выслушал слова о запрошенном для него сроке, не демонстрируя эмоций. Казалось, он был к этому готов. Прения с участием защиты и подсудимого продолжались до глубокого вечера. Напряженная обстановка не могла не сказаться на самочувствии подсудимого: у него разболелась голова, и судья попросила вызвать к нему врача. Адвокат подсудимого Андрей Грохотов просил вынести в отношении своего подзащитного оправдательный приговор.

Судья заранее предупредила, что последнее слово Никита Белых скажет 26 января. Для этого его на один день доставят в Пресненский суд. После этого суд удалится на вынесение приговора. Дата его оглашения пока неизвестна.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию