16+
Суббота, 23 июня 2018
  • BRENT $ 74.09 / ₽ 4660
  • RTS1125.41
14 марта 2018, 20:42 ПолитикаКонфликты

В Лондоне усомнились в причастности России к отравлению Скрипаля

Лента новостей

Сомнения высказал лидер лейбористов Джереми Корбин. Он поспорил с премьером о ее обвинениях в адрес России. После этого лидера оппозиции освистали

Джереми Корбин.
Джереми Корбин. Фото: Russell Cheyne/Reuters

Заявление Терезы Мэй — это беспрецедентно грубая провокация. В Москве отреагировали на санкции, анонсированные Лондоном по делу Скрипаля. В МИД России добавили, что решение Великобритании о санкциях подрывает основы нормального межгосударственного диалога между двумя странами.

Премьер Мэй напрямую обвинила Москву в отравлении Сергея Скрипаля. Она заявила, что за минувшие сутки Россия продемонстрировала презрение к серьезности обвинений и не предоставила объяснений, как нервно-паралитическое вещество, по ее словам, российского производства под названием «Новичок» оказалось на территории Соединенного Королевства.

В ходе выступления в британском парламенте Тереза Мэй выслушала вопросы депутатов. Так, одним из выступающих был лидер лейбористов Джереми Корбин. Он спорил с Мэй о ее обвинениях в адрес России по поводу ее причастности к отравлению Скрипаля. Корбина освистали парламентарии-консерваторы, в том числе глава МИД Борис Джонсон. Многие кричали, перебивая лидера оппозиции криками «Позор»:

— Как госпожа премьер-министр ответила на запрос российской стороны о предоставлении образца нервно-паралитического вещества для проведения собственного расследования?

— Мы призвали Россию раскрыть все детали о ее программе химического оружия перед Организацией по запрещению химического оружия. Ровно об этом мы попросили Россию и передали сообщение через их посла здесь, в Лондоне. Они этого не сделали.

Большинство других собеседников были единодушны с премьером, спрашивая ее о различных мерах давления на Россию:

— При Путине Россия сумела объединить в себе все худшие черты СССР и капитализма. И все это внутри полицейского государства. Но я хотел бы спросить о после России в Великобритании: пора сказать ему, что он должен ехать домой.

— Прошу вас убедить немецких коллег прекратить сотрудничество в сфере строительства «Северного потока — 2».

— Этот вопрос будет обсуждаться.

— Как международное сообщество может помешать русским нарушать международное право?

— Мы ведем двусторонние переговоры с лидерами других стран. Мы сделаем все возможное вместе с нашими союзниками, чтобы предотвратить дальнейшие агрессивные действия России.

— Как вы относитесь к тому, что Великобритании следует использовать свои судебные инструменты в отношении российских олигархов, включая Алишера Усманова и Шувалова?

— Я обещаю использовать все находящиеся в нашем распоряжении инструменты и раскрыть источники богатств «коррумпированной верхушки».

— Говоря о гибридной войне Путина против нашей страны, дадите ли задание расследовать пропагандистские усилия Кремля в наших университетах?

— Да.

— Будет ли принято решение о запрете вещания RT на территории Великобритании?

— Этот вопрос должен решаться общественным советом.

Никаких доказательств причастности Москвы к отравлению Скрипаля при этом продемонстрировано не было. К материалам дела Россию не допустили, Москве даже не дали ознакомиться с самим веществом, предполагаемое попадание которого на территорию Британии нам нужно было объяснить в течение суток. «Других вариантов нет — Москва виновата», — заявила Мэй.

Среди мер, которые Британия вводит против России, — высылка 23 российских дипломатов, заморозка российских госактивов, если будет доказано их использование против безопасности Великобритании, возможность задержания потенциальных шпионов прямо в аэропорту, расширение «списка Магнитского», закон о котором, кстати, еще не принят британским парламентом, заморозка сомнительных счетов россиян и так далее.

Тереза Мэй также отметила, что некоторые меры в отношении Москвы останутся секретными, а к действиям Лондона присоединятся Берлин, Париж и Вашингтон. Заявления британского премьера и список санкций комментирует доцент кафедры интеграционных процессов МГИМО Александр Тэвдой-Бурмули:

— Возможный арест российских госактивов, если будет доказано, что они угрожают интересам Великобритании либо арест неких подозрительных активов. Вот, что это такое может быть? И может ли быть какое-то широкое толкование?
Александр Тэвдой-Бурмули: Собственно, закон, предусматривающий возможность подобных действий в отношении лиц иностранного подданства, имеющих некую политическую значимость, уже там принят. И в отношении нескольких лиц, правда, не российских, а насколько я помню, среднеазиатских, он уже действует. То есть приостановлено их право собственности на какие-то британские активы и так далее. Я думаю, что это будет достаточно серьезной мерой. И это будет, безусловно, воспринято крайне резко российской стороной. Тут не приходится даже сомневаться.
Ну, а какие российские госактивы могут замораживать? И речь идет только ли о Великобритании или, возможно, о каких-то других странах?
Александр Тэвдой-Бурмули: Это зависит от того, будет ли Великобритания получать поддержку других своих союзников в этом вопросе, станут ли на ее сторону в этом вопросе: США, страны Европейского союза и так далее. Мы понимает, что, в общем, российская общность рассыпана по многим странам. Более того, мы понимаем, что и люди из предположительно «списка Скрипаля», который еще не создан, тоже владеют достаточной собственностью в этих странах. И, конечно же, я думаю, что в первую очередь нанесен будет удар именно по собственности, принадлежащей конкретно физлицам из этого списка. Но и в качестве меры, повышающей ставки, я думаю, что могут быть и акты, замораживающие собственность, собственно, российского государства.
По словам Мэй, к действиям Лондона готовы присоединиться Берлин, Париж и Вашингтон. На ваш взгляд, насколько они, действительно, готовы?
Александр Тэвдой-Бурмули: Это пока слова Мэй. Я не думаю, что там это будет настолько просто. Понятно, что некий уровень солидарности, безусловно, будет достигнут, но, во-первых, Великобритания выходит из Европейского союза и лишается в этом смысле достаточной солидарности со странами Европы. А, во-вторых, все-таки надо понимать, что для достаточно резких шагов в адрес России этим странам потребуется достаточное юридическое обоснование. Пока британцы не предоставили юридического обоснования. Поэтому будет поддержка политическая, но я не думаю, что на этой стадии можно ожидать более серьезной поддержки от европейских стран. Со Штатами, конечно, сложнее.

Лондон приостанавливает все контакты с Москвой на высоком уровне, а у Сергея Лаврова отзовут приглашение посетить с визитом столицу Британии, хотя, по словам Марии Захаровой, глава российского МИД и не принимал этого приглашения. Кроме того, члены королевской семьи и высокопоставленные британские чиновники не поедут на чемпионат мира по футболу в России. Наконец, по словам Терезы Мэй, Британия изучает возможность альтернативных поставок газа в виде американского СПГ, чтобы меньше зависеть в этом плане от России.

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию