16+
Пятница, 25 мая 2018
  • BRENT $ 77.05 / ₽ 4776
  • RTS1169.70
25 апреля 2018, 10:35 Право

Адвокат о переводе Малобродского из СИЗО: «Я думаю, что следствию уже просто стало неловко»

Лента новостей

Фигуранта так называемого дела «Седьмой студии» переводят под домашний арест. «Полагаю, что все-таки чьи-то сердца смягчились», — сказала Business FM Ирина Поверинова, адвокат директора Российского академического молодежного театра Софьи Апфельбаум

Алексей Малобродский.
Алексей Малобродский. Фото: Михаил Джапаридзе/ТАСС

Обновлено в 20:33

Следствие попросило суд перевести под домашний арест одного из фигурантов «дела «Седьмой студии» Алексея Малобродского. Об этом Business FM cообщила пресс-секретарь Басманного суда Юнона Царева. Решение было принято спустя всего неделю после продления ареста.

«В суд поступило ходатайство об изменении меры пресечения в виде заключения под стражу на домашний арест в отношении обвиняемого Малобродского. Его рассмотрение назначено на 27 апреля 2018 года в 14:30», — сказала она.

Ходатайство СК направил в Басманный суд Москвы, заявив, что это решение принято «с учетом возраста, состояния здоровья и иных обстоятельств». 18 апреля в суд было представлено письмо министерства культуры с просьбой продлить арест Кириллу Серебренникову, Малобродскому и другим фигурантам дела.

Позже Минкульт заявил, что провел внутреннюю проверку и что подписавшая это письмо сотрудница министерства Ева Зайцева не обладала необходимыми для этого полномочиями. На сайте Минкульта указано, что Зайцева — замначальника отдела судебной работы нормативно-правового департамента министерства.

В итоге 18 апреля Басманный суд Москвы продлил арест Малобродскому до 19 июня. До середины лета продлен и домашний арест Кириллу Серебренникову, при том, что в мае он приглашен на Каннский кинофестиваль, чтобы лично представить свой фильм о Викторе Цое, отобранный в основную программу.

Может ли новый поворот в деле послужить поводом, чтобы следствие изменило позицию? Комментирует Ирина Поверинова, адвокат директора Российского академического молодежного театра Софьи Апфельбаум, которую обвиняют в мошенничестве и сговоре с Серебренниковым:

— Я рада, что это вопреки просьбе министерства произошло, ну так следствие посчитало возможным и необходимым, потому что на самом деле Малобродский не очень хорошо выглядел, хоть он и не жалуется, он вообще такой потрясающий малый. Тем не менее посчитали, что заверения Малобродского и защиты о том, что никто никуда не скроется, было достаточно.

— До этого его жена писала открытое письмо о том, что ему плохо, и при этом арест 18 апреля все равно продлили. Если уже на суде было понятно, что он плохо себя чувствует, почему тогда продлевают арест?

— Вы знаете, нашим судам, особенно Басманному, вообще ничего никогда не понятно. Им приносят бумаги, и они строго этой бумаге следуют и никогда не смотрят, как себя человек чувствует. Я думаю, что следствию уже просто стало неловко, потому что на самом деле ничего такого даже по материалам дела Малобродский, как и все остальные, не делал, и содержать его при таком количестве охранников, которые в суде, вы же видели, что там было. Это было такое шоу, как будто я защищаю какого-то предводителя ОПГ. И мне нравится эта история, что следствие приняло самостоятельное решение вопреки воле министерства, которое сейчас разыграло очередное шоу, на бедную девочку по фамилии Зайцева свалили вину. Да не могла никакая Зайцева подписать на бланке такую просьбу. А теперь они уже отыгрывают обратно. И следствие посчитало, что более правильно и целесообразно отпустить Малобродского, потому что мотаться к нему каждый день в изолятор, где надо занимать очереди, особо без препятствий не пройдешь в изолятор. Я думаю, что это и следствию так удобно, но полагаю, что все-таки и чьи-то сердца смягчились.

Ситуацию прокомментировал правозащитник, член Московской Хельсинкской группы, член экспертного совета при уполномоченном по правам человека Валерий Борщёв:

Валерий Борщёв член экспертного совета при уполномоченном по правам человека «Дело «Седьмой студии» вообще очень темное, и тут, я думаю, инициаторы — это не только властные структуры, а кто-то из сферы культуры. Но что касается Малобродского, полагаю, здесь сыграло большую роль общественное мнение. Надо отдать должное театральной общественности, она проявила солидарность, она консолидированно, упорно, невзирая на поражения, на отказы, продолжала защищать и Серебренникова, и Малобродского, и других. Почему так — после суда? Да, такое бывает, бывает, что суд выносит решение, но решение суда отменить не могут, а сверху кто-то дает понять, что это решение не верно. Я думаю, что это решение сверху. И тут достаточно решения Следственного комитета о переводе его под домашний арест, тут суда не требуется, и то, что Следственный комитет сейчас заявляет, что он принимает во внимание состояние здоровья и возраст, дает большие шансы на то, что это решение будет принято. Мне кажется, что его переведут под домашний арест, потому что это выглядело просто вызывающе — одного человека в возрасте держать в СИЗО, это просто была насмешка, вызов обществу».

Бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский уже больше десяти месяцев находится в СИЗО. Ему 60 лет. В конце марта его жена написала открытое письмо президенту России Владимиру Путину, в котором она заявляла, что опасается за жизнь Малобродского из-за перевода из «Матросской Тишины» в следственный изолятор «Медведково».

Стоит ли искать какие-то сигналы в новой инициативе следствия?

Константин СимоновКонстантин Симонов генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности «Дело Серебренникова» изначально оказалось слишком политизированным и воспринималось в довольно известной дихотомии: условные либералы против условных силовиков. Но при этом я, например, не считаю, что любое событие, связанное с этим делом, надо рассматривать в другой дилемме: оттепель — заморозки, потому что, если мы будем каждый чих анализировать и говорить: «Вот, отпустили под домашний арест — все». Это говорит о том, что у нас оттепель. Завтра его снова посадят, будем говорить, что у нас опять заморозки. У уголовных дел там много сюжетных линий. Я просто не думаю, что эту историю надо рассматривать как какой-то колоссальный сюжетный поворот: и в этом деле, и уже, тем более, как мега какой-то сигнал накануне формирования правительства».

Малобродский — единственный из шести фигурантов, кто находится в СИЗО. Четверо обвиняемых, включая режиссера Кирилла Серебренникова, находятся под домашним арестом, а еще одна фигурантка — Екатерина Воронова — объявлена в розыск.

Рекомендуем:

  • Фотоистории