16+
Пятница, 21 сентября 2018
  • BRENT $ 78.70 / ₽ 5234
  • RTS1149.53
31 мая 2018, 19:59 Политика

Новые имена в деле об «убийстве» Бабченко

Лента новостей

Киев раскрыл имя предполагаемого организатора покушения — это украинец Борис Герман, директор украинско-немецкой компании по производству оружия «Шмайсер». А исполнителем «покушения» себя назвал участник АТО Алексей Цымбалюк

Журналист Аркадий Бабченко.
Журналист Аркадий Бабченко. Фото: Valentyn Ogirenko/Reuters

Маски сняты. В деле об инсценированном покушении на российского журналиста Аркадия Бабченко появились новые имена. Человека, которого следствие называет организатором несостоявшегося убийства, зовут Борис Герман. Он исполнительный директор украино-германской оружейной компании «Шмайсер». Именно его силовики задержали 20 мая и назвали гражданином Г.

Объявился и предполагаемый исполнитель — бывший участник боевых действий на юго-востоке Украины Алексей Цымбалюк, который на своей странице в Facebook сам заявил, что получил заказ на убийство Бабченко и пошел с этой информацией в СБУ.

Не молчал и сам Бабченко. Журналист дал пресс-конференцию. Ее транслировали многие телеканалы, в частности, CNN.

Бабченко рассказал журналистам о том, как готовилась операция по инсценировке его убийства, как она проходила и почему он поверил СБУ. Его также спросили, чувствует ли он себя сейчас в безопасности.

— Сейчас у меня авианосец охраны, плюс авиазвено и кавалерийский полк. Во-первых, на данный момент да, во-вторых, я так понимаю, что им сейчас пока не до меня. Сейчас они будут какое-то время обтекать, потом какое-то время им будут вставлять штырь от земли до неба. Одна из основных причин — нарушена схема, потому что все равно эти схемы надо выстраивать: нужно искать какого-то нового посредника, который будет искать какого-то исполнителя, ему нужно будет подыскивать какое-то новое оружие, завозить какие-то новые бабки. Это все новая схема, ее нужно выстраивать. Соответственно, нужно какое-то время. Я так понимаю, месяца два-три у меня сейчас, видимо, есть. Сейчас я себя чувствую относительно безопасно, да.

— Вы не планируете уехать из Украины?

— Лично я бы хотел остаться здесь, потому что я в Киеве себя чувствую на своем месте. Я чувствую, что мое место здесь, в Киеве. Но сейчас такая ситуация, что я уже не имею возможности распоряжаться своей судьбой, и пойдет так, как пойдет.

— Пока СБУ не предъявило кроме слов никаких доказательств, никаких фактов причастности русских спецслужб. Как вы думаете почему?

— Я не знаю, не ко мне вопрос, вопрос к СБУ. Видимо, идет следствие. Может, они не хотят разглашать. Я не знаю.

— Вы собираетесь получать украинское гражданство?

— Я не знаю. У меня сейчас есть вид на жительство. Разговор о том, чтобы помочь получить гражданство был, я не стал отказываться.

— Была мысль, что, несмотря на предъявленные предварительные доказательства, фотографии, это может быть какое-то использование в темную, что СБУ просто делает какой-то спектакль?

— Конечно, была. Конечно, у меня были всякие мысли. Но когда работали, когда я увидел, как люди работают, и когда я увидел, что они действительно работают, когда я увидел, сколько человек во всем этом задействовано, можно ли допустить версию, что вот это все провокация СБУ? Можно, почему нельзя. Давайте допустим версию, что в воюющей стране оперативники, сотрудники «Альфы», начальник службы безопасности воюющей страны, президент страны — все они сидят и говорят: нам вот делать нефиг, давай мы в нос Бабченко свиной крови насуваем, отвезем его в морг. Можно допустить такую версию? Можно. Любую версию можно допустить. Но, на мой взгляд, более логичной кажется версия, что оно есть так, как есть.

— Во что вы поверили, почему вы согласились на эту бычью кровь, лежать в луже крови? Что вас убедило в том, что это необходимо? Какие доказательства вам были представлены и зачем вам нужно было делать?

— Когда я поверил, когда уже начали работать… Ребята, я журналист, я знаю, как писать статьи. Вы контртеррористы, вы знаете, как вам проводить операции. Давайте вы не будете учить меня писать статьи, я не буду вас учить проводить спецоперации. Все. Надо так — надо так.

— То есть вас убедил профессионализм, который вы увидели?

— В общем, я в какой-то момент поверил. Я говорю, все это готовилось месяц, мы работали, мы были постоянно на связи, они постоянно приезжали, давали мне какую-то оперативную информацию о том, что происходит, приносили заново какие-то распечатки: вот он сейчас поговорил об этом, они поговорили об этом. Я поверил. Вы у меня спрашиваете, есть ли у меня доказательства, что это не провокация СБУ. Нет у меня таких доказательств. Вы меня спрашиваете, есть ли у меня доказательства, что это не непровокация. И таких доказательств у меня нет. Я не знаю. Я поверил — мы это дело сделали.

Мировые СМИ продолжают следить за ситуацией с инсценировкой покушения на Бабченко. История с инсценировкой покушения вызвала практически одинаковую реакцию журналистов как на Западе, так и на Востоке. Высказываются мнения о том, что в неуклюжей попытке обвинить в покушении Россию Украина фактически сама себя подставила.

«Заявления украинских властей могут быть восприняты как пропагандистская операция», — прокомментировал случившееся глава Международной федерации журналистов, которая объединяет 600 тысяч членов в 146 странах, Филипп Лерут. Генсек организации Энтони Белланжер считает, что играть на инсценировке смерти журналиста неприемлемо, когда каждую неделю начиная с января погибают по два работника СМИ — последний случай произошел в Мексике 29 мая.

Британская The Times пишет: «Критик Путина инсценировал смерть, чтобы раскрыть планы Кремля». Российская позиция по отношению к произошедшему в статье не приводится. «Спектакль украинских спецслужб оставил странное послевкусие», — замечает швейцарское издание Die Neue Zuercher Zeitung. Инсценировка смерти критика Кремля Бабченко была устроена спецслужбами Украины, пишет немецкая Die Welt: то, что выглядит как тактическая победа Киева над Москвой, на деле может оказаться серьезной стратегической ошибкой и подарком Путину. А вот как комментировали на телеканале Deutsche Welle:

«Соцсети сыграли ключевую роль в продаже этой истории о фейковой смерти публике. Вот, например, последний твит Бабченко, где он говорит о своей схватке со смертью, когда он чудом не сел на сбитый впоследствии вертолет. Дальше снова соцсети. Представитель украинских властей публикуют фотографию подозреваемого и историю о том, как Бабченко собирался пойти за хлебом, а убийца поджидал его в подъезде. Позднее в Facebook появляется фотография с места убийства. В самом деле, это как дорожка из хлебных крошек, оставленная в соцсетях. Все это пошло на раскрутку этой истории».

Кроме того, Deutsche Welle сообщает, что если Киев не представит доказательств подлинного «заговора» Кремля, то это станет «голом в свои ворота» и приведет к долгосрочной утрате доверия к Украине. А вот как ситуацию комментирует аналитик Al Jazeera Рори Челенз:

«Для русскоязычных журналистов наступило большое облегчение, ведь тот, кого они считали мертвым, жив. Но есть и те, кто сомневается, что в эпоху постправды и фейковых новостей такая спецоперация, похожая на спектакль, располагает к доверию журналистам в будущем».

Адвокат задержанного по делу Бабченко директора украинско-немецкого предприятия по изготовлению оружия Бориса Германа — того самого гражданина Г., который, по версии украинских правоохранителей, выступал посредником — заявил, что никаких упоминаний о заказчиках в деле о покушении на российского журналиста вообще нет.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию