16+
Понедельник, 19 ноября 2018
  • BRENT $ 67.35 / ₽ 4444
  • RTS1134.93
8 августа 2018, 11:28 Политика

Десять лет после войны. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Прошло десять лет со времени «пятидневной войны» с Грузией. Отношения так и не восстановлены. ЕС заявил о поддержке территориальной целостности Грузии и призвал Россию вывести войска из Южной Осетии и Абхазии

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

В ночь на 8 августа, ровно когда в Пекине открывались летние Олимпийские игры, Грузия начала ракетно-артиллерийский обстрел столицы фактически отделившейся к тому времени от нее Южной Осетии Цхинвал, намереваясь вернуть автономию в состав своей территории. Россия в целях защиты жителей региона, многие из которых имели российское гражданство, ввела войска в республику. Через пять дней они вытеснили грузинских военных из Южной Осетии, перешли на территорию Грузии, тогда российские танки остановились в досягаемости дневного марш-броска от Тбилиси, но дальше не пошли.

Погибли более тысячи человек, в том числе 72 российских военнослужащих. Спустя 20 дней после начала войны Москва признала суверенитет не только Южной Осетии, но и также провозгласившей свою независимость Абхазии. Это решение стало причиной разрыва дипотношений с Грузией.

Российские власти не раз подчеркивали, что признание независимости двух бывших автономий Грузии отражает уже новые реалии и пересмотру не подлежит. Каковы перспективы урегулирования конфликта? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

В преддверии десятой годовщины войны ЕС выпустил заявление о поддержке территориальной целостности Грузии в пределах международно признанных границ и выразил сожаление по поводу сохранения российского военного присутствия в Абхазии и Южной Осетии. Между тем накануне, вспоминая те дни, премьер-министр России Дмитрий Медведев, который тогда был президентом, отметил: сдержанность российской армии, которая не стала развивать наступление, объяснялась намерением «успокоить ситуацию не только в Грузии, Осетии и Абхазии, но и выйти на достаточно спокойные отношения с Европейским союзом и другими странами».

На фоне нынешних отношений с Западом трудно представить, как мы тогда, после короткой фазы обострения, умудрились не поссориться ни с ЕС, ни с США, избежав каких-либо санкций. Главным посредником в урегулировании конфликта выступил энергичный французский президент Николя Саркози. Собственно, его вмешательство от имени ЕС, возможно, и остановило наступление российских танков. Затем, что кажется сегодня еще более удивительным, по итогам работы комиссии Хайди Тальявини было признано, агрессия изначально исходила от Грузии во главе с проамериканским президентом Саакашвили.

Российско-грузинские отношения так и не восстановлены в полном объеме. Нынешнее руководство Грузии, хотя и занимает более взвешенную позицию, не смирилось с потерей автономий. Так, премьер-министр Мамука Бахтадзе заявил, что десять лет назад Россия «осуществила еще одну агрессию в отношении Грузии». Президент Георгий Маргвелашвили призвал международное сообщество понять, что «церемониться с Россией бессмысленно и остановить ее агрессию невозможно».

Зато экономически отношения между двумя странами на подъеме. После откровенно политизированных придирок российских санитарных властей к качеству грузинской продукции, когда объявляли «вредными» то «Боржоми», то грузинские вина, эти товары вернулись на российский рынок. В прошлом году взаимный товарооборот между нашими странами превысил 1 млрд долларов, увеличившись на четверть по сравнению с предыдущим годом. Такие же темпы прироста наблюдаются и в этом году.

Грузия стала одним из популярных туристических направлений для россиян. В прошлом году там, пользуясь безвизовым режимом, побывало 1,3 млн человек. Москва не спешит в ответ предоставлять право безвизового въезда грузинским гражданам, хотя российский МИД любит обычно в таких случаях говорить о «принципах взаимности». Дипломатические отношения так и не восстановлены.

Экономика Абхазии и Южной Осетии зависит от российской помощи: первой, если говорить о бюджете, примерно наполовину, второй — почти полностью. За прошедшие годы на различные социальные программы в эти республики было направлено около 2 млрд долларов, не все из которых расходовались прозрачно и честно, поэтому Москва старается ужесточить контроль за деньгами. Независимость бывших грузинских автономий признана лишь четырьмя государствами — членами ООН, кроме России — Никарагуа и Венесуэлой, Науру и Вануату.

Подспудно та война возникла в том числе на почве стремления НАТО принять в свои члены Грузию и Украину, о чем было объявлено на саммите альянса в Бухаресте в апреле 2008 года. Боевые действия сорвали эти планы. Но можно ли сказать, что навсегда? Грузия не отказывается от так называемой европейской интеграции. России никто не дает никаких гарантий, что Грузия, как и Украина, никогда не станут членами НАТО.

Будущее Абхазии и Южной Осетии, как и российско-грузинские отношения, во многом зависит от отношений России с Западом. Нынешние грузинские власти хотя и отвернулись от слишком откровенного проамериканского курса Саакашвили, отказываться от той роли, которая отведена республике в «большой игре» Запада с Россией, не собираются.

В России считают, что судьба Абхазии и Южной Осетии решена окончательно. Принимать их в состав Российской Федерации вроде не хотят, несмотря на то, что периодически предложения такие звучат. А вот в Европе и в самой Грузии окончательным решение данного вопроса не считают. Значит, в будущем возможны попытки реванша.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию