16+
Воскресенье, 18 ноября 2018
  • BRENT $ 67.10 / ₽ 4427
  • RTS1134.93
8 августа 2018, 11:07 Финансы
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Угрожают ли новые санкции валютным вкладам россиян?

Лента новостей

Новые предложения о санкциях против России: запретить госбанкам операции в долларах, а резидентам США — покупать новые российские долги, пишет «Ъ» со ссылкой на текст законопроекта американских сенаторов

Фото: depositphotos.com

Обновлено в 16:11

Новый законопроект о санкциях против России, подготовленный сенатором-республиканцем Линдси Грэмом и его коллегами, содержит запрет на операции с новыми выпусками российских долговых бумаг со сроком обращения более двух недель. Кроме того, в нем есть требование сделать все возможное для блокирования и запрета на проведение операций в США семи российских банков, в том числе Сбербанка, ВТБ, ВЭБа и Промсвязьбанка. Также речь идет о «практической работе по поиску активов» Владимира Путина, а саму Россию могут объявлять спонсором терроризма.

Издание «Коммерсантъ» обнародовало текст законопроекта, который пока еще не опубликован на сайте конгресса, но который так или иначе с прошлой пятницы, 3 августа, цитируют Reuters, Bloomberg, ТАСС. Вероятно, это не окончательный текст законопроекта. Возможно, его еще отредактируют. Но пока, согласно документу, сенаторы призывают свести воедино все антироссийские санкции, вводившиеся отдельными актами, — от «украинских» до «антихакерских».

Что же касается такой меры, как запрет на проведение операций в США, это означает фактическую невозможность проведения стандартных долларовых расчетов.

На фоне новостей о таких мерах рубль оказался на минимуме с апреля. К 12:48 он находился на уровне 64,18, потеряв 1%. К 15:00 курс евро подскочил выше 75-ти, доллар стоить почти 65, индекс РТС падал на 3%.

Какими могут быть потенциально описанные в документе санкций для экономики России, для экспорта энергоресурсов и для держателей долларовых депозитов семи госбанков. Комментирует главный экономист ПФ «Капитал» Евгений Надоршин:

— В моем понимании очень ощутимого влияния на экономику не будет. В первую очередь, это негатив для финансовых рынков. Понятно, что для конкретных банков это тоже определенные проблемы, в принципе, их при определенных желаниях и усилиях можно решить. То есть обойти эти ограничения в моем представлении возможно. Думаю, что [будут] определенные последствия, естественно, потом, то есть расширение санкционного режима. Какое-то время, по крайней мере, эти запреты можно будет обходить. С точки зрения деятельности, трансграничные переводы это не остановит. Оплату нашего экспорта это не прекратит, а это то, чего в первую очередь нужно было бы опасаться как следствия. Все остальное, может, увеличит сроки транзакций для ряда операций, может, снизит удобство, создаст определенные риски. Все это даст повышение издержек, что, впрочем, пока не является неразрешимым.

— А нефть?

— Да как, можно рассчитываться не через российские банки. Разрешено же не репатриировать выручку нефтяным компаниям, попавшим под санкции. Расширят, может быть оперативно списки. Для кого-то дополнительно будет как ограничение.

— Людям со вкладами в Сбербанке, ВТБ и в других банках что-то делать или?

— Опять же, если все нормально, нет никакой необходимости транслировать проблему на операциях на ностро-счете клиенту по той простой причине, что таких счетов у нормального банка должно быть много, и я думаю, что у госбанков их много. Просто переведут активные операции на другой счет, будут проводить в других режимах. Дальше надо будет смотреть. Нет никакой необходимости транслировать на клиента. Я уже не говорю о том, что регулирование в России предполагает: приблизительно с поправкой до размера открытой валютной позиции у банка размер валютных активов, валютных пассивов равен. Поэтому, поскольку сейчас законодательство не принято, а уже известно о возможном введении мер, я думаю, что соответствующие банки уже предпринимают усилия, чтобы не потерять свои валютные активы. Автоматически это означает, что никакой угрозы валютным пассивам быть не должно.

Пессимистический сценарий описывает начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий:

— Это может спровоцировать обвал рубля. Может возникнуть череда дефолтов. В принципе, может развиться кризис, даже сильнее, чем тот, который ударил по российской экономике в декабре 2014 года. Посмотрим, какие действия может предпринять руководство страны. Это, конечно, в первую очередь, ужесточение валютного контроля, скажем, по иранскому образцу.

— Соответственно, как торговать нефтью без операций в долларах?

— Если не присоединятся европейские страны, не присоединятся страны ЕС, то в этом случае, конечно, можно уйти, ну, по крайней мере, в евро и спокойно торговать нефтью за евро. Одно маленькое но: если не присоединится Евросоюз. Но в данном случае, конечно, присоединение его сомнительно именно в таком объеме, то есть с замораживанием активов. Почему? Потому что все-таки очень велика зависимость Евросоюза от, в первую очередь, конечно, от российского газа. То есть около 40% импортируемого Евросоюзом газа — российский.

— Что делать людям с вкладами в российских банках?

— Молиться Господу, чтобы в такой форме этот так называемый законопроект из ада не был принят.

Президент — председатель правления ВТБ Андрей Костин еще в мае в ходе Петербургского экономического форума говорил в интервью Business FM, что банк готов к такой мере, но считает, что этого все же не произойдет

— Предусматривает ли ВТБ в своем риск-менеджменте возможность, даже гипотетическую, запрета на операции в долларах? Приходится об этом думать?

— Об этом приходится думать, конечно. Я все-таки считаю, что такой вариант пока, скажем, не самый вероятный. Мы все-таки надеемся, что спираль санкций будет применяться все-таки осторожно. Хотя последние события в отношении наших коллег из «Русала» показывают, что какую-то красную черту, на мой взгляд, американская сторона уже перешла. Вы знаете, вчера на одном из мероприятий присутствовал известный наш музыкант Игорь Бутман. С ним был сынишка девяти лет. И вот он у меня спросил: «А у вас план «Б» есть? Я говорю: «Есть». Он опять: «А план «В»?» Я говорю: «Есть». «А план «Г»?» — не сдается ребенок. Я говорю, что плана «Г» у меня пока нет. Значит, рановато. Но план «Б», план «В» у нас есть, безусловно, на эти случаи. Но, повторяю, мы пока исходим из того, что наша перспектива все-таки состоит из того, что банк будет работать в том же режиме, в котором есть. Ну а если наступит такой кризисный вариант, то у нас есть, конечно, план, как защитить наших вкладчиков, наших клиентов. Такой план у нас есть. Он проработан детально с Центральным банком, с правительством. Так что есть все основания считать, что он будет действительно очень эффективный.

В наших расчетах с нашими зарубежными партнерами мы должны уходить от доллара. У нас есть все возможности осуществлять расчеты в рублях, юанях, в евро, наконец, но не в долларе. И это можно делать и в отношении экспорта газа, и в отношении экспорта нефти, и в отношении экспорта других ресурсных товаров. Требуется время. Но и возможности, в том числе финансовые, такие есть. У нас есть вполне отлаженная система, допустим, у группы «ВТБ» расчетов с Китаем, с другими некоторыми странами. Есть банки во Вьетнаме, еще в некоторых странах, в которых можно работать. И, конечно, рубль. Это, во-первых, даст приток бизнеса российским банкам, что будет хорошо. И, во-вторых, в разы сократит, да в какие разы, в десятки раз сократит опасность такой ситуации, какая возникла, допустим, с «Русалом». Вторая мера — нам надо переводить активы наших частнях компаний — безусловно, речь о государственных не идет — в юрисдикцию России. Вот я думаю, что опять же ситуация с «Русалом» показывает, что это не просто потеря расчетов, это еще потеря управляемости компании, потому что она парализована ввиду этих санкций — корпоративное управление невозможно, директора все увольняются и так далее. Надо этим заниматься, это надо делать. Причем это надо делать сейчас очень настойчиво. И тогда мы существенно все поменяем. Вообще, мне кажется, американцы зря это все начали, потому что это действительно, на мой взгляд, приведет все равно к разрушению той системы, которая сложилась. Ну, по крайней мере, к существенному изменению в господстве доллара в финансовой системе, потому что ведь сейчас европейцы понимают — уже против них санкции начинают выдвигаться. И это тоже от того, что они работают в долларе. Безусловно, сегодня Америка — крупнейшая экономика мира. Безусловно, она все равно будет иметь огромное влияние, но существенно снизить зависимость от этого, я думаю, мы все должны. Россия в первую очередь сегодня, находясь в таком тяжелом положении, должна это сделать. Что касается клиентов банка, для них, в общем, рисков больших нет. При любом развитии ситуации они получат свои деньги назад. И есть механизмы, значит, рубли, доллары.

Если следовать опубликованному газетой тексту, в США также могут рассмотреть вопрос о признании России «государством, спонсирующим терроризм». Это может стать как первым шагом к введению усиленных санкций, как это было в случае с Ираном, так и к началу кампании по исключению России из числа постоянных членов Совета безопасности ООН. Что это значит, рассказывает гендиректор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов:

— Фактически речь идет о государствах-изгоях, то есть тех государствах, которые систематически и злостно нарушают самые базовые нормы международного права. Что касается формулировки, здесь, разумеется, можно спорить о том, что такое поддержка терроризма, и мы знаем, что такие обвинения в поддержке международного терроризма предъявляются и Соединенным Штатам тоже.

— Ну, а Россия именно — каковы причины? Сирия, Донбасс?

— Если говорить о нынешнем украинском руководстве, то оно заявляет, что Россия поддерживает терроризм в Донбассе. Скажем, то обстоятельство, что Россия сохраняет связи с целым рядом радикальных арабских группировок, с какой-нибудь «Хезболлой», что есть контакты с ХАМАС. Это тоже считается свидетельством того, что Россия поддерживает международный терроризм. Но повторяю, здесь, конечно, договориться о том, какие именно группировки можно относить к международному терроризму, а какие нельзя, очень трудно. И мы в этом убедились в той же Сирии, поскольку с точки зрения России российский нарратив заключается в том, что очень значительная часть оппозиции, которая борется с режимом Башара Асада, тоже является частью международного терроризма, что поддержка этих группировок со стороны Соединенных Штатов фактически является поддержкой международного терроризма.

Если опубликован подлинный текст законопроекта и его последствия могут быть такими серьезными, как описывают некоторые опрошенные Business FM эксперты, можно ли оценить вероятность его принятия в США? С одной стороны, конгресс настроен против России, с другой — меру тоже нужно знать. О политических перспективах документа рассуждает главный научный сотрудник Института США и Канады РАН Владимир Васильев:

Владимир Васильев Владимир Васильев главный научный сотрудник Института США и Канады РАН «Я принадлежу к числу людей, которые пока считают, что перспективы принятия этого законопроекта, скажем, до выборов не очень велика. Во-первых, немалая часть сенаторов-республиканцев выражает сомнение в целесообразности принятия нового санкционного закона. Почему? Поскольку сегодня не действуют предыдущие пакеты санкций, не совсем понятно, к чему могут привести новые санкции, кроме, может быть, еще большего ухудшения отношений с Россией, а не изменению российской политики. Это главное возражение, которое выдвигается. Еще один очень важный момент. Чем сейчас занят все-таки конгресс? В августе он еще будет на каникулах. Практически в октябре палаты представителей не будет в столице, она будет занята своими предвыборными кампаниями непосредственно в избирательных округах или в штатах. Самое главное, что сегодня нужно сделать конгрессу, — это принять бюджет. Во всяком случае, конгрессу не до России. Более того, реакция сегодня на этот законопроект отдельных категорий граждан, опрошенных в Америке, была такая: чем они там все занимаются, нам надо сейчас внутренними делами заниматься, а они по-прежнему Россией занимаются. Это тоже момент, который надо учитывать».

Текст законопроекта на момент публикации материала Business FM еще не появился на сайте конгресса и не публиковался ни одной американской газетой. Обнародованный российским изданием документ не датирован и не имеет отметок о внесении в сенат. Это может говорить о том, что в распоряжении журналистов оказался один из черновиков законопроекта, а не актуальная версия.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию