16+
Вторник, 18 декабря 2018
  • BRENT $ 58.28 / ₽ 3903
  • RTS1101.15
7 сентября 2018, 05:00 Политика

В ООН подали «коктейль лжи». Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Постоянный представитель России в ООН Василий Небензя заявил, что Великобритании придется сотрудничать с Россией и отвечать на вопросы

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Великобритания созвала экстренное совещание Совета Безопасности ООН для обсуждения новых подробностей расследования дела об отравлении Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Ранее были опубликованы фотографии двух подозреваемых в отравлении. Выступая в палате общин, британский премьер Тереза Мэй заявила, что эти люди по имени Александр Петров и Руслан Боширов являются офицерами ГРУ.

Постоянный представитель России в ООН Василий Небензя в ходе своего выступления отмел все обвинения, заявив, что российская сторона услышала «коктейль лжи», а также заметил, что заявления Великобритании по этому делу неслучайно были сделаны на фоне готовящейся химической провокации боевиков в Идлибе, где намечается последнее решающее наступление войск Башара Асада. Небензя заявил, что Великобритании придется сотрудничать с Россией и «отвечать на те вопросы, которые мы перед вами поставили, а их больше 40». Как дальше может развиваться ситуация? Об этом в комментарии Георгия Бовта.

Начиная новый этап информационной кампании вокруг дела Скрипалей, Лондон следует примерно тому же сценарию, который был отыгран весной, по горячим следам этого инцидента. Прежде всего, Лондон выводит все это на высокий международный уровень с целью добиться создания как можно более широкой коалиции для проявления солидарности с Великобританией, в отношении которой был якобы совершен «акт химической агрессии», а также для усиления санкционного давления на Россию.

Первыми в поддержку Великобритании, как и весной, выступили США, Франция, Канада и Германия. В совместном заявлении они выразили полную солидарность с официальным Лондоном и поддержали все обвинения в адрес Москвы, включая то, что якобы приказ об отравлении Скрипалей был отдан на высшем государственном уровне. Перед этим Тереза Мэй переговорила по телефону с главами всех этих государств, добившись, чтобы тон заявления был как можно более резким.

Однако дальше встает вопрос: какие действия последуют вслед за резкими словами насчет решимости пресечь деятельность нового международного «монстра», коим теперь подают российское ГРУ, которое, кстати, так не называется уже несколько лет. Ведь принципиально новых обвинений в адрес Москвы не появилось — просто уже озвученные ранее обвинения снабжены новыми фактами и подробностями.

Весной наиболее жесткой формой солидарной реакции стран Евросоюза стала массовая высылка российских дипломатов. Да и то несколько стран отказались это делать либо ограничились чисто символическими жестами. Не высылать же очередную порцию дипломатов в связи с одним и тем же обвинением в одном и том же преступлении.

Разумеется, новые факты и подробности призваны придать обвинениям Великобритании в глазах западной общественности гораздо больше убедительности. Однако это не означает, что это подтолкнет страны — члены Евросоюза на некие более решительные действия против Москвы, чем те, что они предприняли весной. Что касается Лондона, то трудно представить себе двусторонние отношения с Москвой еще хуже — разве что разорвать дипотношения.

Эмоции и пафос Терезы Мэй обращены во многом, конечно, к Вашингтону. Для американского истеблишмента новые подробности — а их, будьте уверены, теперь будут периодически подбрасывать новыми порциями — станут аргументами в пользу введения еще более жестких санкций против России, которые, впрочем, и так готовились, и не столько за Скрипалей, сколько в связи с так называемым российским вмешательством в американские выборы.

Новый поворот в деле Скрипалей, конечно, подбросит дровишек в костер политических страстей в Конгрессе США, где как раз в эти дни начинается очередной этап подготовки нового санкционного закона. Но этот костер и так неплохо горел. До середины ноября Белый дом также должен определиться с конкретикой второго пакета своих санкций в рамках закона о запрещении химоружия, первую часть которых ввели 27 августа.

Пока реакция Вашингтона на новые подробности дела Скрипалей все же не очень многословна. Да и вся американская пресса сейчас отвлечена на сразу несколько скандалов вокруг Дональда Трампа — один другого круче. Американскому президенту сейчас совсем не до Скрипалей: его администрация переживает самый драматичный и острый момент за все время его пребывания в Белом доме.

Резко повысившаяся политическая уязвимость Трампа будет, конечно, способствовать тому, что из нескольких возможных линий поведения в отношении России он будет выбирать наиболее жесткую. Впрочем, в силу нынешнего внутриполитического расклада в США это произошло бы и в том случае, если бы никаких Скрипалей, а также якобы отравивших их офицеров ГРУ и в помине не было.

В то же время нынешняя информационная кампания может подготовить почву на будущее, когда, согласно готовящемуся в конгрессе новому санкционному закону, в США может быть запущен юридический механизм объявления России «спонсором международного терроризма». Впрочем, это станет уже радикальным политическим решением, которое будет зависеть от результатов расследования инцидента в Солсбери далеко не в первую очередь.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию