16+
Понедельник, 17 декабря 2018
  • BRENT $ 59.59 / ₽ 3973
  • RTS1113.44
10 сентября 2018, 19:15 Финансы

Михаил Задорнов: «Люди сейчас занимают и тратят»

Как в нынешних условиях санкционной политики и торговых войн сохранить свои деньги? Опыт последних десяти лет показал: если хочешь сберечь рубли, вложи их в доллары. Однако сегодня, видимо, и это не панацея

Михаил Задорнов.
Михаил Задорнов. Фото: Стоян Васев/ТАСС

В столице прошел Московский финансовый форум. Председатель правления банка «ФК Открытие» Михаил Задорнов рассказал главному редактору Business FM Илье Копелевичу об изменениях на финансовом рынке и буме потребительского кредитования.

Пребывая в ситуации очередной финансовой и политической неопределенности, я задам вопрос простого, но не бедного человека. Не от себя лично, а от целого класса. В последние месяцы возникло твердое ощущение, что мы не знаем, как дальше сберегать деньги, потому что количество рисков перевешивают любые возможные плюсы. Если доллары, в крупном государственном банке есть риск не получить их в том виде, в котором внес; если в евро — нет никакого процента; если в юанях, то есть риск девальвации; если в рублях, то тоже риск девальвации или падения котировок. Мне кажется, рублевый депозит не покрывает риск девальвации, по крайней мере, на том периоде, в котором мы находимся. Вот это краткая речь, на которую я прошу вас ответить по пунктам.
Михаил Задорнов: Давайте начнем с того, что мы сейчас рассуждаем из конъюнктурного момента 5-6 сентября 2018 года. Нельзя мерить инвестиционную доходность только на конкретную точку. Ясно, что после августа текущего года с точки зрения обесценивания рубля и рисков мы находимся не на пике, а как раз на дне определенного колебания, связанного с валютой. Рискну сказать, что мы преодолеем эту точку, активы будут стоить выше, чем сегодня, рубль будет покрепче при нормальном сценарии, если Россия не двинется по пути Ирана. Надо мерить свои инвестиции все-таки на горизонте пяти-десяти лет, не рассчитывая на годовой доход только конкретного 2018 года. Это первое соображение.
Допустим, вариант Ирана с нами не случится, но, если я говорю о своих личных деньгах, этот вариант тоже должен учитываться.
Михаил Задорнов: Нет, не должен. Я абсолютно исключаю при любом развитии ситуации то, что вы сказали. О том, что фактически ваш персональный депозит в российском банке будет заморожен и вы не сможете его снять. Я в этот сценарий не верю.
Это если мы говорим о долларах.
Михаил Задорнов: Все время возникают подобного рода слухи. Наша история богата на разные события и денежные реформы, но такого не будет. Второе соображение. Надо всегда диверсифицировать свои вложения. Как бы банально это ни звучало, защита от риска — это диверсификация, то есть разные инструменты, разные риски. Я, может быть, скажу непопулярную вещь, но сейчас мы предоставляем своим инвестиционным клиентам доступы на международные финансовые рынки. Это также возможно сделать, причем самому обычному, простому человеку. Если он хочет диверсифицировать риски России, то, пожалуйста, банк «Открытие» достаточно легко предоставит такую возможность. С выходом на европейский или американский рынок. Разместите часть сбережений так, если вы боитесь странового риска.
Действительно, за последние несколько лет выигрышными были только инвестиции в Amazon и Apple.
Михаил Задорнов: Как вы понимаете, это говорит о том, что сейчас туда инвестировать уже не нужно. Слишком большой трек рекорд роста стоимости этих пяти компаний, наряду с перечисленными Google и Netflix, которые уже далеко прошли свой путь, и не факт, что американский фондовый рынок тоже не находится на своем пике, следующее падение неизбежно. Уже отмечено, что сейчас он исторически самый длинный по числу продолжительности роста индекса S&P за послевоенное время. Ясно, что этот период заканчивается. Торговые войны США говорят о том, что окончание этого периода, видимо, достаточно близко. Второй вывод — диверсификация своих инвестиций. Когда мы говорим не просто о сбережениях на 30 лет, а об инвестициях для жизни, потребления, приобретения квартиры и так далее, мы не должны забывать, что все-таки живем в России. Ваши расходы рублевые, кроме поездок за границу и приобретения крупных импортных товаров. Все-таки все время сопоставлять с валютой здесь неправильно для жизни. С точки зрения инвестиционной стратегии это, конечно, можно делать, еще раз диверсифицировать свои риски, но то, что вы накапливаете здесь, вы дальше тратите в России на образование детей, собственное обучение, поездки по стране. В принципе, это ваши расходы. Я могу привести вам пример другой страны. Британцы два года назад проголосовали за «Брекзит», им почему-то взбрело в голову, что каждый получит примерно на 300-500 фунтов в месяц больше дохода. Какой результат? Фунт обесценился на 20%, сейчас — уже на четверть. Жители Великобритании быстро поняли, что путешествие в Испанию стало на 20% дороже. Но все равно большая часть населения тратит деньги в своей стране, поэтому сбережения в рублях являются критерием изменения. Внешние колебания не должны учитываться обычным человеком. Приведу другой очень понятный пример. В Японии валюта ходит от 80 до 130 иен за один доллар. Обычный японец вообще так не мыслит, у него есть иены. Там, правда, другая, прямо обратная проблема — дефляция. В ментальности целого народа, близкого по населению к России, инвестиционная стратегия и деньги никак не связываются с внешним рынком. Как бы это ни казалось нам со стороны, страна живет своей жизнью, своей финансовой системой.
А это все-таки очень далеко от нас, потому что в 90-е годы все население хранило сбережения только в долларах.
Михаил Задорнов: Это период очень высокой инфляции. Он закончен.
В нулевые и ближе к 2010-2011 годам в России сформировался современный, цивилизованный финансовый рынок с массой инструментов, услуг, с правильной бюджетной политикой, которая гарантировала стабильный курс.
Михаил Задорнов: Сейчас, если вы возьмете долларовые депозиты населения в общей структуре всех средств населения в российских банках, то увидите, что они практически вернулись на уровень 2011 года — примерно 18%. Самый низкий уровень был в 2007-2008 годах (14% — доля валютных депозитов). Несмотря на все нынешние колебания, в банковской системе 80% суммы денег в рублях.
Все-таки личные решения мы принимаем на основе опыта. Если сейчас взглянуть в какой-нибудь 2007-2008 год с курсом доллара в 28 рублей, а ныне — 67, то есть примерно 112%, то приходишь к выводу, что можно было ничего не делать — купить доллары, положить в тумбочку…
Михаил Задорнов: Лучше в российский банк.
Ну, от греха подальше не во всякий российский банк: то государственный попадет под санкции, то частный маленький случайно окажется под давлением. Можно было положить эти доллары в тумбочку, как когда-то в 90-е, и получить как минимум не худший финансовый результат, чем все эти десять лет манипулировать разнообразными финансовыми инструментами. Почему-то возникает такой парадокс. Чему он должен нас научить? К каким выводам мы должны прийти?
Михаил Задорнов: Объясню, почему этот парадокс не верен. Возьмем российское население, даже не бедное. За восемь месяцев текущего года 270 тысяч новых счетов на бирже открыли физические лица, суммарно это все равно миллион человек при трудоспособном населении России примерно в 70-72 миллиона (1,5% населения). Все остальные инвестируют в недвижимость, в банковские вклады, в какие-то валютные инструменты, например, еврооблигации. Вклады и инвестиции в жилье составляют 95% по числу инвестиций. С этой точки зрения массовый инвестор только начинает учиться, прошедшие десять лет — это выводы для очень узкой категории.
Напрашивается обратный вывод: инвестиции в недвижимость ничего не дали. Рублевые депозиты далеко не дотягивают до уровня процента девальвации.
Михаил Задорнов: Погодите, те, кто имел эти депозиты, накапливал и тратил их на приобретение жилья или машины. Все абсолютно нормально.
С точки зрения суммы денег — мы хотим, чтобы она была и росла, но не обесценилась. Не то, что на ближайший год мы накопили на телевизор, а в прицеле на пенсию, которую хочет иметь активный человек.
Михаил Задорнов: Если говорить о выводах, то надо иметь макроэкономическую политику с низкой инфляцией. Необходимо удержать достижения в 3-4%, методами денежной политики не допускать серьезных колебаний курса. За последние четыре года появился совершенно очевидный форс-мажор в виде санкций. А так, политика, которая демпфирует внешние колебания.
Так вот все вроде есть, и тем не менее.
Михаил Задорнов: Инфляция у нас низкая всего-навсего полтора года. Механизмы встроены, но есть желающие их порушить. Если мы не хотим надолго попасть в санкции, нужно найти консенсус с внешним миром, который пока посильнее нас.
Как раз на днях появились прогнозы российских инвестиционных организаций. Есть самый нереалистичный, жесткий сценарий. Если в готовящихся пакетах санкций против России будет все плохо, доллар будет стоить 82 рубля. Все нерезиденты тогда начнут продавать бумаги и активы.
Михаил Задорнов: Я не верю, что этот жесткий сценарий возможен. Во-первых, нерезиденты в значительной степени уже вышли, судя по всему, из ОФЗ. Правда, там еще осталось где-то 26%, четверть рынка.
Но это же очень много, очень мощно.
Михаил Задорнов: Не так давно было 40%. Если мы прошли 15%, то дальнейшее движение не окажет столь значительной величины. Акции Сбербанка с наибольшей долей иностранных инвесторов упали до минимума именно за счет того, что их значительная часть вышла из этого инструмента. Рынок уже дооценил этот сценарий.
Даже самый жесткий сценарий?
Михаил Задорнов: Самый жесткий — нет, но его и не будет. Рынок это уже принял в августе. Я думаю, дальше не стоит гадать, надо спокойно следить за развитием событий.
Мы уже упомянули Apple и Amazon, американский Nasdaq за последние годы был лидером роста, да еще и с укреплением доллара в придачу по отношению ко всем заметным валютам. В России это не самая популярная форма инвестирования, хотя технические возможности были. Почему так мало людей пользуются ими?
Михаил Задорнов: Начнем с того, что и российским фондовым рынком, который гораздо ближе к нам, пользуется один миллион человек. Я думаю, на западные рынки выходят в лучшем случае 100 тысяч человек по стране.
Для страны, слава богу, что не так много.
Михаил Задорнов: Я имею в виду людей, которые сами выходят на рынок, а не через другие банки, где они просто пассивные инвесторы. За прошлый год ситуация полностью изменилась со снижением ставок по банковским депозитам, по внедрению целого ряда технологических инструментов на бирже, например «Открытие Брокер» — второй по величине брокер на рынке для физиков. Мы работаем над созданием мобильного банка, в котором частный клиент сможет покупать довольно простые инструменты российского рынка. Мы обеспечим выход, в том числе и на западные рынки.
Вы считаете, что уже поздно, не надо туда соваться больше?
Михаил Задорнов: Нет, я как раз считаю иначе. Инвестиции — это не один год, а пять-десять лет. На американский рынок соваться не надо, но можно попробовать посмотреть другой рынок. Это диверсификация своих рисков. Для США характерен период, когда 40-50% госдолга составляют нерезиденты, крупнейший банк — 40% нерезиденты, акции «Газпрома» 30-40% также нерезиденты.
По-моему, 7% американцев как раз было...
Михаил Задорнов: Вы говорите: куда же инвестировать простому россиянину? Наша общая задача (не только правительства и Центробанка) — сделать инфраструктуру внутреннего рынка такой, чтобы свободные средства населения могли идти не только на депозит, находящийся под страховкой государства, а чтобы люди внутри страны могли покупать корпоративные облигации, акции компаний. Задача правительства — избежать манипуляции рынком, если компания говорит, что у нее такая-то прибыль и такой-то баланс, чтобы это было правдой. Обычный человек не разберется, что скрывается за этими опубликованными цифрами: это реальный или фиктивный баланс, что мы не раз наблюдали.
Вы считаете, что на таких бумагах относительно надежных российских корпораций это реальное предложение для не профессионала, но человека, располагающего деньгами в нынешней ситуации?
Михаил Задорнов: Это реальное предложение.
Вы думаете, что оно будет воспринято после всех этих лет?
Михаил Задорнов: Стопроцентно будет воспринято. Клиент может посмотреть десятилетнюю дивидендную доходность той или иной бумаги, а она в этом году 5-7%, то есть уже сопоставима с вкладом, плюс движение акций. Задача банкиров — объяснить людям эти варианты, не давить на них, а направить, сказать, что у вас есть депозит, есть облигационный, менее рискованный портфель, есть пакет с долей акций, вывести их на западную площадку для диверсификации. Для не бедного человека мы делаем весь спектр предложений, выбирайте.
На фоне последних сложных и неопределенных месяцев озвучьте, пожалуйста, главные тренды в денежном поведении населения в плане сбережений, кредитов, покупок.
Михаил Задорнов: Население сильно сократило прирост денег в банках, с начала 2017 года люди очень активно кредитуются. Прирост потребительских кредитов за последние 19 месяцев составляет 20%. Люди занимают, причем это не только ипотека, но и потребительские кредиты, автокредитование. Люди сейчас занимают и тратят.
Как эти тренды изменились с начала августа?
Михаил Задорнов: С августа не изменились, поскольку по приросту кредитного портфеля российских банков мы видим, что в августе он был больше 1,5%, а прирост денег у населения, думаю, будет не очень большой. С точки зрения макроэкономических трендов, люди реагируют с некоторым запозданием, массовый зритель через два месяца будет до конца осознавать…
Что повернуть надо было два месяца назад.
Михаил Задорнов: Да. Но наше с вами интервью способствует тому, чтобы эта дистанция между профессионалами и населением сокращалась.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию