16+
Суббота, 22 сентября 2018
  • BRENT $ 78.77 / ₽ 5231
  • RTS1149.53
11 сентября 2018, 17:57 Право

Серебренников рассказал про «лайфхак» следователей и поиски рояля

Лента новостей

Худруку «Гоголь-центра» продлили срок домашнего ареста до 19 октября в рамках дела о хищении 133 млн рублей. СКР вышел в суд с такой просьбой в последний раз. Дело скоро направят в суд

Кирилл Серебренников во время рассмотрения ходатайства о продлении срока домашнего ареста в Мосгорсуде, 11 сентября 2018 года.
Кирилл Серебренников во время рассмотрения ходатайства о продлении срока домашнего ареста в Мосгорсуде, 11 сентября 2018 года. Фото: Михаил Почуев/ТАСС

Мосгорсуд продлил до 19 октября срок домашнего ареста режиссеру Кириллу Серебренникову, обвиняемому в причастности к хищению 133 млн рублей, выделенных Минкультуры в 2012-2014 годах на театральный проект «Платформа». В суде он рассказал, что такое лайфхак от Следственного комитета, поведал о том, как сотрудники ведомства искали рояль, и предложил им за него поставить спектакли в лучших театрах страны.

Рассмотрение ходатайства СК проходило не в Басманном, а в Московском городском суде. Это было связано с тем, что речь шла о продлении режиссеру меры пресечения на срок свыше года: под домашним арестом худрук «Гоголь-центра» находится уже с 23 августа 2017-го. Вместе с ним в одном заседании слушался аналогичный вопрос в отношении бывшего гендиректора АНО «Седьмая студия», а ныне директора театра имени Федора Волкова в Ярославле Юрия Итина. Его отправили под домашний арест еще раньше — 25 мая 2017 года. Жена Итина приехала, чтобы его поддержать. Со стороны Серебренникова были его коллеги по театру, всего полтора десятка человек.

Автор ходатайства — руководитель следственной группы, старший следователь по особо важным делам при председателе СК, полковник юстиции Александр Лавров — в суд не явился. Вместо себя он делегировал молодого следователя Ирину Середину. Она просила оставить фигурантов под домашним арестом, ссылаясь на то, что хоть расследование дела и завершено, а обвиняемые 3 сентября подписали протокол окончания ознакомления с 258 томами дела, требуется время для того, чтобы рассмотреть многочисленные ходатайства и жалобы защиты.

По словам Серединой, десять суток нужно для того, чтобы прокуратура изучила материалы и утвердила обвинительное заключение. Еще 14 — чтобы суд принял дело к своему производству. Прокурор поддержала просьбу следователя, заметив, что дело представляет «особую сложность», а основания для изменения меры пресечения фигурантов «не изменились и не отпали».

«Акт возмездия»

В свою очередь, Кирилл Серебренников и его адвокаты просили ходатайство отклонить. «Нельзя человека держать под домашним арестом, если он не совершал никакого преступления. Я уже сижу больше года. Зачем — не знаю. Мы уже ознакомились с материалами дела, всем очевидно, что я никуда не сбегу и не собирался», — начал режиссер свое выступление, как всегда, написанное заранее на бумажке. До этого его адвокаты пояснили, что загранпаспорт и документы, подтверждающие наличие у обвиняемого вида на жительство в Латвии, следствие изъяло еще 23 мая 2017 года.

Серебренников заверил, что не собирается уничтожать доказательства, так как это не в его интересах. «Все знают, что они в нашу пользу», — сказал он. Показания «главного свидетеля обвинения», бывшего главбуха «Седьмой студии» Нины Масляевой, которая признала вину и заключила сделку со следствием, он назвал враньем, добавив, что их он в расчет не берет.

Подследственный посетовал, что главное наказание для него — сидеть без дела, и «следователь Лавров и те, кто затеял это дело, прекрасно» это знают. «Это акт возмездия, а вашими руками они [следователи] хотят теперь продлить мне домашний арест», — обратился он к судье. Фигурант не стал напоминать свою позицию, которая заключается в том, что он не отвечал за финансовую часть проекта, а занимался лишь творческой.

По словам режиссера, следователи не ведут объективное расследование, не следуют словам президента, который назвал дело не «преследованием, а расследованием». При этом он вспомнил, как следователи заявляли, что он якобы на украденные средства купил квартиру в Берлине. Серебренников отметил, что опроверг это справками из Сбербанка, которые подтверждают: он купил жилье еще до «Платформы» — на гонорары и премии с других проектов.

Рояль из материалов дела

«Они долго говорили: «Украли рояль, Малобродский украл рояль», пока мы с бумажками, документами не доказали: да вот он рояль, никто его не крал», — привел еще один контраргумент режиссер. Он упрекнул следователей в том, что те не захотели его допросить, а также отказали в допросе всех участников мероприятий «Платформы».

«Следствие не хочет с ними встречаться потому, что все эти люди подтвердили бы то, что ему совсем невыгодно — что никакого преступления не было, что нет никакой преступной группы, а есть театр, который для кого-то тоже преступная группа, по тем идеям, который он высказывает. А как судить театр?» — задал риторический вопрос обвиняемый.

Расследование он назвал лайфхаком Следственного комитета. «Надо сочинить якобы преступление, якобы воровство, якобы преступный умысел и говорить: «Нет, это не за то, что нам не нравится их современное искусство. Это за экономику». И всегда найдется ловкий следователь, который найдет правильную статью, подгонит под нее все что можно, и все будут довольны», — сказал режиссер. Он добавил, что 7 сентября отметил 49-летие. В письмах с поздравлениями его коллеги предлагали поставить новые спектакли. Обвиняемый предложил отправлять эти письма следователю Лаврову. «Пусть он поставит», — предложил Серебренников.

В заключение режиссер заметил, что у следствия нет никаких аргументов, чтобы держать его «взаперти». «Я прошу вас принять правильное решение», — обратился он к судье и извинился за то, что не снял кепку. Последний был явно не доволен тем, что защитник Серебренникова Дмитрий Харитонов углубился в подробности уголовного дела, но все же дал ему высказаться.

Адвокат же и его коллега Рената Литвина обвинили следствие в фальсификации материалов дела, а именно — в искажении показаний свидетеля Ларисы Войкиной, которая вела кассу и фиксировала все расчеты в компании «Седьмая студия». Эту компанию специально создали для проекта «Платформа», чтобы через нее проводить финансирование мероприятий.

По словам защитников, женщина дала иные показания, но следствие представило в суд искаженный протокол допроса, отличный от того, что есть в материалах дела. «Ее показания [в новом документе] кардинально отличаются и усиливают смысл обвинения в отношении Серебренникова», — подчеркнула Рената Литвина.

Что сказала главный свидетель обвинения

После этого Дмитрий Харитонов процитировал слова Нины Масляевой. По его словам, она призналась в том, что часть выделенных их бюджета денег «обналичивалась».

«На проект «Платформа» уходило 50% обналиченных средств, куда девались оставшиеся, я не в курсе. Выдавалась зарплата работникам, на каждый проект было много привлеченных актеров и музыкантов. Как и что там отдавалось, я за этим не следила, за этим следили Воронова (объявленная в розыск бывший генпродюсер «Седьмой студии» Екатерина Воронова — Business FM) и Войкина», — огласил показания Масляевой защитник. Из них следовало: на очной ставке с Юрием Итиным Нина Масляева заявила, что непосредственно обналичиванием денежных средств занимались продюсеры «Седьмой студии» Алексей Малобродский, Екатерина Воронова и, «естественно, Серебренников».

По словам фигурантки, это было связано с тем, что лишь генпродюсеры знали, сколько людей будут участвовать в спектаклях, сколько денег на них требуется. Продюсеры же «составляли сметы и об этом докладывали своему руководству».

Адвокат утверждал, что в своих показаниях Воронова и Войкина подтвердили версию защиты о том, что все государственные деньги расходовались на проект «Платформа». Однако «показания Войкиной были настолько неудобны, что следствие его «сфальсифицировало», заявил адвокат. Он счел необоснованным заявленный в рамках дела иск Минкультуры на 133 млн рублей. Министерство признано по делу потерпевшим. Защитник назвал эту сумму фантомной.

Адвокат отметил, что более 100 мероприятий в рамках проекта «Платформа» посетили 80 тысяч человек. «Этим проектом Минкультуры гордилось. Рапортовало правительству. И непонятно, что изменилось для министерства в 2017 году, когда оно явно по указанию следствия написало заявление о причинении ему вреда», — сказал адвокат.

Юрист призвал суд отклонить ходатайство следствия. Однако председательствующий согласился с аргументами СКР. Судья Александр Рыбак счел, что избранная фигурантам мера пресечения является «соразмерной» и продлил им срок домашнего ареста до 19 октября.

«На крючке» у следствия

Ожидается, что в ближайшее время дело будет направлено в прокуратуру. Если она утвердит обвинительное заключение, его передадут в суд.

Помимо Кирилла Серебренникова и Юрия Итина, перед судом также должны предстать бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский и бывшая чиновница Минкультуры, а ныне директор Российского академического молодежного театра (РАМТ) Софья Апфельбаум. Им вменяется мошенничество в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ) и грозит до десяти лет колонии. По версии следствия, они участвовали в хищениях в 2011-2014 годах в ходе реализации проекта «Платформа». Его автором был художественный руководитель «Гоголь-центра», режиссер Кирилл Серебренников.

Из бюджета на проект выделили 214 млн рублей. Следствие утверждает, что часть средств — 133 млн рублей — была украдена. Это было сделано якобы с помощью предоставлявшейся в Минкультуры отчетной документации, которая содержала завышенные данные о количестве и стоимости проводимых мероприятий.

Что же касается Нины Масляевой, дело экс-главбуха «Седьмой студии» выделено в отдельное производство. В настоящее время обвиняемая знакомится с делом, ее, в отличие от других фигурантов, никто не ограничивал в сроках.

Управляющий партнер адвокатского бюро «Соколов, Трусов и партнеры» считает, что Нину Масляеву будут судить последней, после того, как она выступит на процессе по делу Серебренникова и других как свидетель. «Если ее осудить первой, то у нее будет развязаны руки, вплоть до того, что она может прийти и начать говорить в защиту Серебренникова. А до той поры, пока она на крючке [у следствия], куда она денется?» — отмечает эксперт. По его словам, это достаточно «распространенная практика» следователей. Он добавил, что дела признавших вину фигурантов либо «прогоняют» в суде первыми, чтобы создать «преюдицию» и было легче осудить других фигурантов, либо — последними.

«Следователям нужна «говорящая» Масляева. Причем в их пользу. Она изначально была их главным козырем. Представьте ситуацию, если бы ей вынесли приговор первой, после чего она бы пришла и сказала, что ее заставляли говорить против Серебренникова. С учетом резонанса после этого дело Серебренникова вообще рухнет», — отметил эксперт.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию