16+
Вторник, 16 октября 2018
  • BRENT $ 80.82 / ₽ 5306
  • RTS1146.72
24 сентября 2018, 19:12 ПолитикаКонфликты

Поставка С-300 в Сирию: эмоциональный шаг или стратегический ход?

Лента новостей

Россия объявила о намерении передать войскам Башара Асада продвинутую систему ПВО. Почему это решение принято уже после заявлений о «цепи трагических случайностей»? Как это изменит ситуацию в регионе и чем ответит Израиль?

ЗРК С-300.
ЗРК С-300. Фото: Сергей Бобылев/ТАСС

Обновлено 21:44

Казалось бы, ситуация была почти замята. Погибли 15 российских офицеров, Москва обвинила Израиль, Тель-Авив — Сирию, но все принесли соболезнования, а Владимир Путин снизил градус напряженности фразой о «цепи трагических случайных обстоятельств».

Но неделю спустя Минобороны внезапно анонсирует передачу Асаду мощного оружия — комплекса С-300. Военную значимость оценивает директор проекта по новым технологиям и международной безопасности ПИР-центра, профессор академии военных наук Вадим Козюлин:

Вадим Козюлин директор проекта по новым технологиям и международной безопасности ПИР-центра «У Дамаска нет стратегического ПВО, а речь идет о создании системы контроля, плюс совмещение системы ПВО с комплексом радиоэлектронной борьбы. Это даст возможность Дамаску полностью контролировать свое воздушное пространство и снять с повестки такие вопросы, как установка бесполетной зоны над какой-либо территорией, и думаю, что вероятные налеты авиации США или Франции, или Германии, а то и Израиля, также могут быть исключены в будущем после того, как система будет полностью развернута. Объединение всех систем ПВО Сирии в единую систему, я думаю, интеграция с теми системами ПВО, которые есть у нас, это серьезный стратегический ход России».

С другой стороны, решение кто-то может назвать странным. Российский самолет сбили С-200 именно сирийской армии. Кроме того, в Сирии и так присутствуют более мощные российские системы ПВО. Зачем передавать такие комплексы Асаду? В интернете уже мрачно шутят, что тогда и Турции после уничтожения российского самолета надо было поставить более современные истребители. О причинах рассуждает руководитель исследований в Институте диалога цивилизаций Алексей Малашенко:

Алексей МалашенкоАлексей Малашенко руководитель исследований в Институте диалога цивилизаций «Вы знаете, я думаю, что это вынужденная мера, поэтому тут искать какую-то военную логику или еще что-то я бы не стал. Надо было как-то отреагировать и отреагировать достаточно эффектно, вот это и было сделано. Я уже говорил, что соотношение сил от этого не меняется, а так Москва поступила достаточно красиво, хотя для большинства, может быть, и неожиданно. В Израиле ведь тоже, в общем-то, понимают, что ситуация достаточно глупая. Россия, как известно, никогда не признает собственных ошибок, никогда не признает ошибок своих близких союзников. Нашелся виновный, который ведет себя достаточно молчаливо, достаточно сдержанно и, в общем-то, по-моему, относится к этому шагу России с пониманием, пусть и не открытым».

Стоит держать в уме и предыдущие столкновения российского и израильского оружия над Сирией. Весной 2018 года израильской авиацией был обстрелян сирийский комплекс «Панцирь» российского производства — писали, что сделано это было в ответ на пуски ракет по израильским истребителям, наносящим удары по проиранским формированиям.

А в начале года сирийским ПВО удалось подбить израильский F-16 — по официальным данным, оба пилота выжили. Оба инцидента не вызвали особенно масштабных скандалов, ведь в обоих случаях Россия была задействована только косвенно. Теперь же, в случае передачи С-300 Асаду, любой успех сирийских ПВО может восприниматься, как моральная вина России.

Йосеф Шагал экс-посол Израиля в Белоруссии, бывший депутат Кнессета, писатель, журналист «На мой взгляд, это, мягко выражаясь, очень неадекватное решение, оно такое спорадическое, импульсивное, явно вызванное большой обидой, которая, правда, ничем не была вызвана по логике. Вообще не понимаю, как можно доверить такой комплекс людям, которые с более примитивным комплексом справиться не могут. Нельзя дикарям давать пулемет «Максим». Другое дело, что если российские офицеры будут непосредственно управлять этим комплексом, то есть не доверят это своим арабским партнерам, а будут делать это сами, это несколько другая ситуация, тогда этот шаг, скорее, носит пропагандистский характер, нежели военно-тактический. Потому что у нас нет никаких проблем с российской армией и с Российской Федерацией. Отношения Израиля и РФ в последние 3,5-4 года отличаются стабильностью, качественностью и эффективностью. Нарушать всю эту картину в очень сложном регионе, где малейший шаг влево, шаг вправо может обернуться непоправимыми последствиями, на мой взгляд, безответственно. Я думаю, что история закончится не этим».

Если же комплекс все же будет передан Сирии — кстати, тут нужно сделать важное уточнение, которое заметили не все российские СМИ. Сергей Шойгу объявил о передаче Дамаску комплекса, а не комплексов C-300 — речь не идет о масштабном перевооружении сирийских ПВО. При этом и контролироваться комплекс будет, вероятно, российскими военными, продолжает доцент кафедры всеобщей истории РГГУ, эксперт Института Ближнего Востока Сергей Серегичев:

Сергей СерегичевСергей Серегичев доцент кафедры всеобщей истории РГГУ «У них есть С-200, на С-300 они не работали. А учитывая боевые условия, там первое время будут наши операторы. Формально они могут быть оформлены как операторы-инструкторы, но в реальной боевой обстановке именно они будут принимать решения. Поэтому с этой точки зрения, несмотря на то, что формально комплекс будет передан сирийским военным, все равно будем отвечать мы: мы его поставили, там наши люди. Послушайте, Моссад, если постарается, может даже личные имена и клички домашних животных этих людей выложить, это не так сложно, мы это прекрасно понимаем. Поэтому мы рассчитываем, что Израиль правильно поймет нас и не будет провоцировать нас на то, чтобы мы сбивали его F-16. Это такая сложная военно-дипломатическая игра».

В понедельник Министерство обороны России представило дополнительные данные по инциденту с крушением Ил-20 в Сирии. Как заявил официальный представитель Министерства обороны генерал-майор Игорь Конашенков, данные позволяют буквально по секундам зафиксировать нахождение самолетов и ракеты комплекса С-200.

Игорь Конашенков представитель Министерства обороны генерал-майор «Сегодняшние данные уже не свидетельствуют, а доказывают, что вина за трагедию с российским самолетом Ил-20 целиком лежит именно на ВВС Израиля и тех, кто принимал решение о такого рода деятельности. Еще раз подчеркну, что провокационные действия истребителей ВВС Израиля вечером 17 сентября осуществлялись в районе трасс захода на посадку на аэродром Хмеймим не только военных, но и гражданских пассажирских самолетов. Поэтому все робкие заявления представителей израильского военного ведомства о якобы непричастности израильской стороны к трагедии с гибелью 15 российских военнослужащих являются ложными».

Нужно понимать, что, хотя непосредственную ответственность за крушение российского самолета несет сирийский военный, нажавший на кнопку «пуск», в целом, Израиль не мог не понимать, что удар по Латакии спровоцирует Россию — провинция с самого начала была оплотом российских сил. Вероятно, попытка исподтишка ударить по ней, за минуту предупредив об этом Москву, была для Тель-Авива военной необходимостью. Но и острая реакция Москвы была предсказуема.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию