16+
Среда, 14 ноября 2018
  • BRENT $ 65.46 / ₽ 4443
  • RTS1092.02
25 октября 2018, 22:49 Общество

Победа экопротестов: парламент Северной Осетии проголосовал за закрытие «Электроцинка»

Лента новостей

По данным экспертиз, ПДК по опасным для здоровья тяжелым металлам во Владикавказе превышено в десятки, а местами даже в сотни раз. Будут ли переносить завод и кто будет платить за его демонтаж?

Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

Обновлено 26 октября в 11:49

Депутаты парламента Северной Осетии единогласно высказались за закрытие крупнейшего республиканского предприятия «Электроцинк», расположенного прямо в центре Владикавказа. Ранее с призывом закрыть завод обратился мэр города Махарбек Хадарцев. Протесты против принадлежащего УГМК Искандера Махмудова «Электроцинка» идут уже не первый год.

Они стали заметны после октября 2009 года, когда на предприятии произошел выброс окиси серы. Вскоре активисты осознали, что вовсе не этот едкий газ, от которого першит в горле и слезятся глаза, представляет наибольшую опасность. Куда более страшными являются незаметные тяжелые металлы — свинец и кадмий.

Но в том, что существует прямая связь между предприятием, которое возобновило свою работу в 2000 году и резким ростом после этого онкологических и иных заболеваний, убедить людей удалось не сразу.

Мадина Сагеева редактор портала «Алания24» «Активисты сталкивались с таким восприятием: «Да ну, может, это не так страшно». Наши оппоненты говорили: «С чего вы взяли? У вас нет доказательств». У нас не было этих сотен тысяч рублей, чтобы заплатить за исследование. И вот нашелся человек, который профинансировал исследования сертифицированных независимых лабораторий, и поставить под сомнение эти результаты уже невозможно. Когда случилась вторая авария на «Электроцинке», в республике не осталось людей, которые не понимают, что в центре Владикавказа работает металлургический завод первого класса опасности. У нас есть на руках свежие данные, и даже тем, кто не совсем разбираются в химии, трудно не понять, что если норма — это один грамм кадмия, а у нас сто граммов — то это катастрофа».

Исследование, которое провели московский Институт минералогии, геохимии и кристаллохимии редких элементов и Санкт-Петербургский Центр экспертиз, оплатил бывший главный тренер мужской сборной России по вольной борьбе, депутат республиканского парламента Дзамболат Тедеев.

Фото: Facebook.com/Ольга Гассиева

Результаты десятков проб почвы и растений показали превышение по мышьяку в разы, а по свинцу и кадмию — в десятки, а кое-где даже в сотни раз. По стечению обстоятельств данные эти стали достоянием общественности незадолго до пожара на заводе. Что заметно усилило эффект.

«Уберите убийцу нашего здоровья, нашего будущего из Владикавказа. Катастрофа еще раз показала: никакие модернизации, никакие частичные улучшения производственного процесса не в силах изменить главного — завод губит здоровье жителей Владикавказа», — заявил мэр города Махарбек Хадарцев. Скорее всего, завод будет закрыт, считает президент фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов.

Михаил ВиноградовМихаил Виноградов президент фонда «Петербургская политика» «Северная Осетия политически довольно активный регион: там были и смены глав республики на выборах в свое время, и волнения с Бесланом, и страсти периодически возникают. Собственно история с «Электроцинком» идет достаточно давно. Другое дело, что спонтанный рост энергетики протеста, конечно, всегда пугает именно своей непредсказуемостью, своим масштабом, и это стресс для управленческой системы. Поэтому, с учетом того, что и раньше шла подготовка к выводу предприятия из города, удовлетворение требований протестующих становится более вероятным, несмотря на все экономические издержки».

Сами сотрудники «Электроцинка» не общаются со СМИ: они проинструктированы, и обсуждать ситуацию с кем-либо им можно только с согласия руководства. Однако Business FM удалось пообщаться с бывшей работницей завода. Она рассказала об условиях на предприятии и о том, что его закрытие оставляет на улице 2 тысячи человек. Решение парламента сотрудница завода считает неправомерным и чисто популистским:

— Я — инженер-металлург, я работаю на заводе. Меня в свое время сократили, я работу себе по профилю найти не могу, у нас нет ничего в городе. В республике безработица. Что кто-то кого-то трудоустроит — это все сказки. По крайней мере, на заводе зарплата платится регулярно. Единственное, это нехорошая обстановка, последний директор как бы тиран… Было очень много сокращений. Для металлургического предприятия зарплаты не очень, но более-менее для Владикавказа. Женщины, например, получают максимум 20 тысяч, мужчины больше, конечно. То место, которое сгорело, цех, там сдельщина, честно говоря, от 50 тысяч до 60 тысяч. Теперь 25-30 у ребят.

— Это одно из крупных предприятий или единственное крупное предприятие?

— Оно считается самым крупным, которое никогда не закрывалось. Отношение к рабочим — это другое дело, и даже вот сейчас по закону они должны людей на две трети заработной платы [брать]. Ну а люди же в испуге все равно, они просят их уйти всех без содержания. Кто недоволен, непонятно, что с ними дальше будет. С 1960-х годов объемы производства особо не увеличились, технология осталась прежняя. Почему раньше претензий к этому предприятию не было? Последние несколько лет они есть. По сравнению с тем, что было в 90-е годы, начале 2000-х завод сейчас не узнать. Как мы думаем, это какая-то политическая игра вокруг завода. У нас здесь есть горный металлургический институт, который каждый год выпускает специалистов, мнение вот этих специалистов, инженеров-металлургов [совпадает] с мнением работников завода. Когда работало еще старое руководство, еще ГМК близко не было, экологическая ситуация была еще хуже, чем сейчас. Даже если у нас количество больных увеличилось, то это не потому, что «Электроцинк» стал сильней травить. Все факторы в округе, что в Осетии ни работы нет, ничего».

Если «Электроцинк» закроют, то это, пожалуй, станет первым прецедентом в новейшей российской истории, когда экологические протесты привели к столь масштабным последствиям. Есть, правда, вопрос, кто будет платить за его демонтаж, и как проводить рекультивацию загрязненной почвы. Экологи, впрочем, говорят, что это трудно реализовать, так как чистой от тяжелых металлов почвы фактически не осталось. Поэтому, если вы любите классические осетинские пироги со свекольный ботвой, то лучше их есть в Москве, а не во Владикавказе.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию