16+
Среда, 26 сентября 2018
  • BRENT $ 82.13 / ₽ 5398
  • RTS1169.83
16 декабря 2009, 19:56

Как вспоминают Гайдара

Лента новостей

Своими воспоминаниями о Егоре Гайдаре в интервью BFM.ru поделился Евгений Ясин, ректор Высшей школы экономики, и Ирина Назарова, однокурсница Егора Гайдара

Научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. Фото: РИА Новости
Научный руководитель ВШЭ Евгений Ясин. Фото: РИА Новости

В ночь на среду во сне в возрасте 53 лет скончался известный российский экономист Егор Гайдар. Своими воспоминаниями о нем в интервью BFM.ru поделился Евгений Ясин, научный руководитель Высшей школы экономики, и Ирина Назарова, однокурсница Егора Гайдара, преподаватель экономического факультета МГИМО .

Евгений Ясин: «Это был великий человек»

— Как вы бы оценили роль Егора Гайдара в современной политике и экономике?

— Это был просто великий человек. Это был человек, который сыграл исключительную роль в жизни своего поколения, в жизни своей страны. Мы жили в плановой экономике, она выдохлась, и катилась в пропасть, ее добивали низкие цены на нефть, она вот-вот развалилась бы. Нужно было сделать какие-то шаги, которые могли бы если не остановить падение, то по крайней мере, перевести стрелку на такую траекторию развития, которая содержала какие-то перспективы. Для нас это означало вернуться на рельсы нормального развития, по которым шли все нормальные развитые страны. И нужно было для этого принимать очень ответственные, очень непопулярные решения, при этом очень точно знать, по какому поводу, по каким вопросам эти решения должны быть приняты. Все это должно было сойтись в каком-то одном человеке, потому что решение в конце концов принимает человек, и вот такой человек оказался — это был Гайдар.

— Вы согласны с мнением, что к Егору Гайдару многие относились несправедливо?

— Конечно.

— Он переживал?

— Очень. Я думаю, что его отход от политической деятельности был связан не только с отношением властей к нему. Власти в данном случае шли на поводу у большинства людей, которые возлагали вину на Гайдара за то, что случилось со страной. Он считал, что сделал свое дело, и теперь, может быть, не нужен. У меня такое ощущение, что он и ушел от нас раньше времени, потому что он считал, что он не может полностью использовать свои силы. Но мы теперь должны все-таки знать, что мы потеряли. Наконец до российских граждан должно дойти, что первые камни в наше будущее были заложены Гайдаром и Ельциным, который позволил ему действовать так, как он считал нужным.

— Вы можете сейчас вспомнить наиболее яркое личное впечатление от общения с Егором Гайдаром?

— У меня таких впечатлений, к счастью, было много. Я имел счастье сотрудничать с ним. Я вспоминаю один эпизод, это было в Венгрии, где проходил семинар. Мы сидели за обедом, и моя жена спросила Егора Тимуровича, который сидел напротив: «Ну хорошо, Егор, ты говоришь, что вот мы сделаем то-то и то-то, и появятся товары в магазинах. Ну откуда они появятся, ну что ты плетешь там?» Это было в 1990 году. Егор сказал тогда: «Я не знаю, откуда они появятся, но, Лидия Алексеевна, я вас уверяю, что если будет сделано то, что мы предлагаем, они будут, они появятся, причем довольно быстро. И вы в этом убедитесь». Это был тот случай, когда мы действительно могли убедиться в том, что он прав.

Послушать интервью Евгения Ясина

Установите Flash Player он необходим для воспроизведения медиасодержимого.

Ирина Назарова: «Он был для нас маяком»

— Я училась вместе с Егором Гайдаром во 2-й группе экономического факультета МГУ. И вот сегодня человек десять уже позвонили, и все жутко расстроены. Для нас это ужасная потеря, хотя мы не общались с ним уже очень давно. Но все мы его помним, и не просто помним, все мы ему очень благодарны. Он был самый способный и талантливый на курсе, он был необыкновенно одаренный, и при этом безумно трудолюбивый. У нас была такая многонациональная группа, но когда мы закончили обучение в МГУ, большинство из нас защитили кандидатские диссертации, и немалую роль в этом сыграл Егор. Он был для нас таким маяком, он так много знал, он так много читал, так хорошо выступал. Он, кстати, был необыкновенный оратор, что редко бывает — не только научный ум, но и умение хорошо формулировать. Мы тянулись за ним. Он был необыкновенный, добрый, толерантный, интеллигентный, веселый. У него был смешной такой смех. Его никогда нельзя было назвать красавцем, но он был необыкновенно привлекательной личностью. К нему все тянулись, его любили. Мне очень жаль, что такого человека лишилась наша страна. Многие его ненавидят, но для нас он умница. Мне сложно судить, но, Может быть, что-то не получилось, и, наверное, это недовольство последствиями того, что он сделал, и явилось причиной такого скорого ухода. Он был очень ответственный человек, очень переживал за все.

— Возвращаясь к теме научной деятельности, вы сейчас можете вспомнить его проекты, идеи, которые он предлагал, когда был студентом, какая у него была научная деятельность?

— В основном, он занимался, насколько я помню, экономикой промышленности, но его интересовали прикладные вещи, более практичные направления. Он был неутомимым исследователем. Он принимал участие во всех научных конференциях, и действительно был лучшим студентом курса. Начал писать статьи, у него были различные публикации, мне кажется, еще во время студенческих времен. Уже в аспирантуре он защитил кандидатскую раньше, чем окончил аспирантуру, потому что у него был уже большой багаж публикаций, именно на тему экономики промышленности.

— Тогда уже было понятно, что его ждет большое политическое будущее?

— Насчет политического не сказала бы, потому что он был совершенно аполитичен в институте, он не состоял ни в каких комсомольских, организационных и властных структурах. Он был абсолютно к этому безразличен. Когда он учился, не было видно, что он свяжет свою жизнь с политикой. Он был просто очень талантливым студентом для нас.

— А увидеть его большим экономистом вы, например, ожидали?

— Вы знаете, когда мы с мужем уехали работать в Колумбию — это был как раз переходный период, 90-ые годы, — я рассказывала своим знакомым, что училась с необыкновенно умным человеком, который в будущем наверняка займет какое-то место в экономической науке, а может быть и в правительстве. И вдруг мы узнаем: в начале перестройки Егор действительно становится одним из ведущих деятелей в России. Конечно, все мы ожидали от него большого будущего, потому что он был не просто способным, он был действительно необыкновенным человеком. Я имею в виду необыкновенным и талантливым ученым.

— Скажите, бывал ли он на каких-то студенческих мероприятиях не научных?

— Вот это, кстати, я хотела отметить. Он совершенно не был таким заумным мальчиком, который всех сторонился, как сейчас говорят, ботаником. Вовсе нет. Он обожал всякие встречи, мы очень часто собирались, и он был заводилой. Он любил посидеть, поговорить, пили вино...

Послушать интервью Ирины Назаровой

Установите Flash Player он необходим для воспроизведения медиасодержимого.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

  • Фотоистории

    BFM.ru на вашем мобильном
    Посмотреть инструкцию