16+
Среда, 19 декабря 2018
  • BRENT $ 56.75 / ₽ 3818
  • RTS1106.05
21 ноября 2018, 18:25 ПравоКриминал

Отменят ли приговор Шакро Молодому?

Лента новостей

Это станет известно 28 ноября. Мосгорсуд перешел к заслушиванию последнего слова осужденных по громкому делу вора в законе Захара Калашова. Девять фигурантов уже успели выступить перед судом

Захар Калашов (Шакро Молодой).
Захар Калашов (Шакро Молодой). Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

Мосгорсуд 28 ноября поставит точку в громком деле вора в законе Захара Калашова по прозвищу Шакро Молодой. Ожидается, что в этот день авторитет, получивший серьезный срок за вымогательство, а также еще двое фигурантов скажут последнее слово. После этого апелляционная коллегия удалится в совещательную комнату, чтобы вынести решение по жалобам защиты. В среду с последним слово успели выступить девять из 12 осужденных.

В Мосгорсуде адвокаты Шакро Молодого и других фигурантов пытаются добиться отмены приговора Никулинского суда Москвы. 29 марта он отправил 12 подсудимых в колонию на сроки от 7 лет 4 месяцев до 9 лет 10 месяцев заключения. Причем самый большой срок получил 65-летний Захар Калашов. Суд признал его виновным в организации двух эпизодов вымогательства, один из которых закончился перестрелкой в центре Москвы и гибелью двух человек.

Суд и дело

Основной эпизод связан с выяснением отношений между юристами владелицы ресторана Elements Жанной Ким и ворами в законе, которые представляли интересы дизайнера Фатимы Мисиковой. Последняя считала, что Ким недоплатила ей за ремонт ресторана на Рочдельской улице. Ким же полагала, что даже переплатила дизайнеру. Разговор на повышенных тонах, который произошел 14 декабря 2015 года, закончился перестрелкой у заведения.

В ходе нее погибли два охранника Андрея Кочуйкова, который приехал на переговоры в защиту Мисиковой, — Филипп Домаскин и Алексей Китаев. Захара Калашова, Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец, охранников последнего и даже делавших ремонт рабочих суд признал виновными в вымогательстве у Ким 8 млн рублей. Он согласился с версией обвинения в том, что Кочуйкова прислал в ресторан Калашов.

Итальянца сопровождали сотрудники принадлежащего ему ЧОП «Заслон». Работники же второго охранного предприятия, ЧОП «Защитник», во главе с Батыром Бекмурадовым от имени Шакро Молодого вымогали 10 млн рублей у бизнесмена Льва Гарамова, который брал деньги и вкладывал в различные проекты, установил суд.

Дед Хасан попал под одну гребенку

В апелляционной инстанции защитники утверждали, что дело было рассмотрено с нарушением закона, приговор должен быть отменен, а их подзащитные оправданы. В свою очередь, прокуроры Руслан Мустафаев и Татьяна Минакова сочли его законным и просили оставить без изменений, а жалобы защиты — без удовлетворений.

Рассмотрение апелляционных жалоб началось 26 сентября и заняло пять заседаний. В среду участники процесса добрались, наконец, до реплик, которые следуют за прениями сторон, а также до последнего слова подсудимых. Тройка судей все время просила адвокатов и фигурантов воздерживаться от эмоций и говорить по сути. Однако этого не получалось.

Так, адвокат подсудимого Александра Голубева Александр Чернов не смог удержаться от того, чтобы не пройтись по обвинительному заключению и приговору. Часть его была посвящена «предшественнику» главного фигуранта Захара Калашова. Согласно документу, Калашов занял «лидирующее положение в криминальном мире России» после смерти застреленного в 2013 году вора в законе Аслана Усояна по прозвищу Дед Хасан.

«Тот есть Усоян признан преступником, вором в законе, занимавшим в преступном мире определенное положение и иерархию. Его, по сути, осудили, ничего не предъявив, признав это приговором, имеющим преюдиционную силу», — возмутился адвокат. И добавил: «И все у них так!», имея в виду прокуроров.

Его коллега, защитник Кочуйкова Александр Гофштейн, в частности, коснулся допроса потерпевшей Жанны Ким. Она уехала из России на родину в Казахстан и появилась в суде лишь посредством телемоста из Алма-Аты. Но, приехав в местный суд, она неожиданно отказалась давать показания, подтвердив все сказанное ею на следствии. Ее показания огласили.

Печать другого суда

Но, как выяснилось позже, приезд Ким в суд не обошелся без процессуальных ляпов: ее личность судья Алма-Атинского суда Кутилова заверила своей подписью задним числом, только уже при рассмотрении дела в апелляции. Печать на документе вообще оказалась печатью другого суда. «Судью никто не представлял и не называл, ее никто не видел и не знал, что она была. Печать же была Алма-Атинского районного суда. Это то же самое, что документ заверяет судья Тверского суда Москвы, а печать на нем стоит Останкинского суда столицы. Поверит ли кто-то в этот документ?» — задал вопрос адвокат.

Также защитник подчеркнул, что обвинительное заключение существенно отличалось от постановления о привлечении в качестве обвиняемых. Он констатировал, что «приговор был основан на подмененном обвинительном заключении». Кстати, подсудимые также имели претензии к Жанне Ким. Главным образом к тому, что так и не увидели ее ни разу на следствии, а в суде не смогли задать ей вопросы.

Девять подсудимых успели 21 ноября выступить с последним словом. Они говорили, что невиновны, и просили суд второй инстанции вынести справедливое решение. Наиболее многословным был Николай Николаев, собственник ЧОП «Заслон», созданного, по версии следствия, на деньги Шакро Молодого для осуществления силовой поддержки и вымогательства. «Я не считаю себя виновным, потому что никакого вымогательства не было, а требований денег никто не высказывал», — коснулся он эпизода с Жанной Ким.

Он заявил, что судьи хотят осудить его и других фигурантов «по бумажкам, кем-то нарисованным», поскольку ни один свидетель не выступил на процессе против них. «Это несправедливо. Мы работали с бумагой! За три года Ким ни разу не пришла для проведения очных ставок к нам в «Лефортово». Это серьезная тюрьма, там на нее никто не мог оказать давление. То есть приехать три или четыре раза подписать бумажки у следователя Захарченко она нашла время, а для очных ставок, о которых мы просили, — нет! Как так? Откуда взяли 8 млн рублей? Почему такая ровная сумма, кто ее нарисовал?» — возмущался осужденный.

Также он добавил, что до сих пор не может понять, как можно было судить погибших людей — Филиппа Домаскина и Алексея Китаева (дело в отношении первого суд вернул прокурору для уточнения его роли в событиях возле ресторана Elements, а дело в отношении второго прекратил). «У меня до сих пор в голове не укладывается», — завершил выступление Николаев.

Ожидается, что 28 ноября последнее слово скажут Захар Калашов, Батыр Бекмурадов и Андрей Кочуйков по прозвищу Итальянец. Последний сегодня уже лично высказался в репликах. Он назвал дело политическим, вспомнил про презумпцию невиновности и в очередной раз заявил, что адвокаты Жанны Ким «беспредельно» расстреляли его и его людей у кафе (Кочуйков сам получил огнестрельное ранение в спину).

Подсудимый заверил, что приехал защитить «любимую женщину, свою даму» Фатиму Мисикову, а «соответственно, никакого насилия быть не могло». При этом он отверг обвинение в том, что прибыл по поручению Шакро Молодого. «Разница есть, если я сказал, что я знаком с Захаром. Именно это я сказал, а не то, что я приехал по поручению Шакро Молодого», — подчеркнул Кочуйков.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию