16+
Вторник, 11 декабря 2018
  • BRENT $ 60.21 / ₽ 4012
  • RTS1136.50
4 декабря 2018, 18:45 Компании

Татьяна Евдокимова: «Ключевой риск для нашей экономики в 2019 году — санкционный»

Лента новостей

Главный экономист Нордеа Банка Татьяна Евдокимова подвела итоги уходящего года и рассказала, с какими рисками российская экономика столкнется в 2019 году

Фото: Нордеа Банк

По ее словам, ситуация сильной неопределенности держит рубль недооцененным для текущей цены на нефть.

Этот год был тяжеловатый: были и валютные шоки, и санкции, но зато не было глобальной встряски банковского сектора. Каким был этот год, по вашим ощущениям?
Татьяна Евдокимова: Да, год был непростой, я бы еще добавила, что повысили пенсионный возраст и объявили о повышении НДС с 2019 года. Все вкупе достаточно тяжело переносится населением. Также по-прежнему сложно развивается ситуация на глобальных площадках. В частности, год отметился сильными распродажами на развивающихся рынках. Говорили даже о ситуации кризиса, близкого к тому, который наблюдался в 2008 году. На американском внутреннем рынке существенная просадка: по итогам года практический нулевой рост показывают основные активы. С первых полос не сходит тема торговой войны между США и Китаем. Вся эта сложная картина в случае России была усугублена санкционными шоками, ослаблением валютного курса, поэтому год действительно не самый легкий.
В этом году мы заметили, что курс рубля отвязался от курса нефти. Можно ли сказать, что это окончательно?
Татьяна Евдокимова: Я думаю, что конкретно в этом году такая динамика была связана с тем, что в центре внимания инвесторов были санкционные риски для России. И в последнее время благодаря успешной макроэкономической политике российский бюджет стал меньше зависеть от нефти. В то же время санкционные риски несут в себе большие проблемы для российской экономики, и на них реагировали в первую очередь. Но мне не кажется, что российский рубль сможет полностью игнорировать любые движения на нефтяном рынке. Например, когда впервые в этом году нефть пускалась ниже 60 долларов за баррель, рубль это заметил и достаточно быстро ослабел. В то же время сейчас ключевой для рынка остается тема санкций: ситуация сильной неопределенности держит рубль недооцененным для текущей цены на нефть.
В этом году также зафиксирован рекордный отток капитала. Это всегда оценивалось негативно, но мы с этим не согласны: отток капитала — это не только банальный вывод денег из страны. Расскажите об этом подробнее.
Татьяна Евдокимова: Негативная коннотация связана с самим термином «отток». При этом с точки зрения статистики отток капитала — просто разница между иностранными активами и обязательствами российских резидентов. Поэтому разные формы оттока капитала могут быть. Например, если российская компания выплачивает внешний долг — это тоже отток капитала, но это хорошо. Если российская компания покупает зарубежную компанию, то это тоже отток капитала, и тоже в этом ничего плохого нет. Поэтому нужно понимать, что в текущем году отток капитала в значительной степени был связан с погашением внешнего долга. Конечно, есть часть, которая связана с такими негативными факторами, как небольшой отток иностранных портфельных инвестиций с нашего рынка. Но в последние месяцы наблюдалась такая форма оттока капитала, как накопление иностранной валюты на счетах российских компаний в рамках санкций. Это тоже считается оттоком капитала, поскольку валютная выручка не была обменяна на рубли. Здесь тоже ничего плохого в явной форме нет, потому что деньги никуда не ушли. Здесь стоит упомянуть, что ранее в оттоке капитала была заметная доля сомнительных операций — серый импорт, который в первую очередь должен называться оттоком капитала. В текущем году по данной статье платежного баланса мы видим ноль, то есть оттока капитала в форме сомнительных операций нет.
Давайте сделаем прогноз на следующий год, хотя никто не знает, что будет. Конечно, главный риск — это санкции, которые перенесли на весну. Но опять-таки мы не знаем, как поступит Вашингтон.
Татьяна Евдокимова: Прогнозы становится делать все сложнее, потому что мы все больше зависим от геополитики, которая с трудом поддается прогнозированию. Естественно, ключевой риск для нашей экономики — санкционный. И тут очень неприятен тот факт, что санкционные дедлайны постоянно переносятся, и мы все дольше живем в ситуации неопределенности, и бизнес не может принимать никаких долгосрочных решений. Это безусловный негатив, но и часть политики. Поскольку, как мне кажется, санкции по жесткому сценарию уже несут в себе достаточно негативных вторичных эффектов для американской экономии и бизнеса, поэтому они не вводятся. Санкции по мягкому сценарию в целом бесполезны, и поэтому они тоже не вводятся. В этой ситуации наиболее эффективная стратегия — максимально долго откладывать санкции, создавая этот период неопределенности, который всем мешает нормально вести бизнес. Если говорить о глобальной экономике, здесь тоже есть целый ряд рисков. Первый — это продолжение эскалации торговой войны, которая уже в этом году несет в себе определенные риски для роста мировой экономики. И еще я бы отметила нежелание ФРС повышать ставки медленнее. Последние пару недель мы слышим, что есть сигнал о том, что ФРС может повышать ставки не так быстро, но если этого не произойдет и мы будем иметь ситуацию роста стоимости заимствований в долларах, это также будет очередным негативом для развивающийся рынков в частности.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию