16+
Воскресенье, 17 февраля 2019
  • BRENT $ 66.39 / ₽ 4402
  • RTS1177.50
16 января 2019, 11:40 Общество
Актуальная тема: ЧП

Жизнь после взрыва

Лента новостей

Аварийно-спасательные работы в Шахтах завершены. В Магнитогорске начинается активная фаза демонтажа поврежденных подъездов. Чем живут пострадавшие и с какими проблемами они столкнулись при попытке получить компенсации?

Шахты, Ростовская область. Жители дома на улице Хабарова, пострадавшего в результате взрыва, в пункте временного размещения в школе № 23.
Шахты, Ростовская область. Жители дома на улице Хабарова, пострадавшего в результате взрыва, в пункте временного размещения в школе № 23. Фото: Валерий Матыцин/ТАСС

В Шахтах обнаружили тело пятого погибшего при взрыве газа. Это 23-летняя девушка. Днем ранее под завалами нашли тела ее родителей.

Взрыв произошел утром 14 января. В доме частично обрушились восьмой и девятый этажи.

В Шахтах траур. Аварийно-спасательные работы завершены. В Магнитогорске, где взрыв в жилом доме произошел 31 декабря, сегодня начнется активная фаза демонтажа поврежденных подъездов.

Предварительная официальная версия произошедшего — взрыв бытового газа. Но, в отличие от истории в Шахтах, где практически сразу сказали, в какой именно квартире произошел взрыв, по трагедии в Магнитогорске следователи дают меньше информации. Видимо, поэтому в некоторых СМИ и соцсетях до сих пор активно обсуждаются альтернативные версии произошедшего.

Следователи однозначно смогут определить причины магнитогорской трагедии. Другой вопрос, обнародуют ли окончательные детальные итоги следствия, рассуждает исполнительный директор группы компаний «Пожарный центр», бывший спасатель МЧС Александр Старостин:

— По моему мнению, как бы ни разнесло следовые остатки вещества, их все равно можно обнаружить при нынешнем уровне и техническом оснащении лабораторий. Ничто не бывает бесследно, скажем так.

— Но эта информация — результаты исследований — обычно открыта?

— Я думаю, что по большей части это как раз закрытая информация, потому что она может быть связана с очень многими особенностями, и тайну следствия никто не отменял. Поэтому не думаю, что эта информация публикуется повсеместно, в открытых источниках и в полном объеме.

С момента трагедии в Магнитогорске прошло больше двух недель. Таисия Манторова жила в соседнем с рухнувшим подъезде. Ее квартира для жилья непригодна. Сейчас семья Таисии живет в съемной квартире, деньги на аренду выделили из собранных благотворительных средств.

Жильцам помог Магнитогорский металлургический комбинат — владельцам квартир выплатили от 300 до 500 тысяч рублей в зависимости от количества комнат в квартире. Матпомощь выделил непосредственно профком предприятия — Таисия там работает.

Тем не менее у 18 семей возникли проблемы: они являются собственниками жилья, но в квартирах не прописаны, продолжает Таисия:

— Из федерального бюджета нам сразу отказали, потому что мы там не были прописаны. Даже несмотря на то, что мы продавали эту квартиру, то есть она у нас была на Avito с 6 декабря и на момент продажи там никто не должен быть прописан. Не было у нас выплаты из регионального бюджета. Мы пошли в администрацию, оказалось, что там документы потеряли, не потеряли, не знаю, заново все заполнили. Нам начали говорить сначала, что якобы [выплата] из регионального бюджета приравнивается к условиям федерального и нам тоже, возможно, не выплатят. Сегодня позвонили мне, сказали, что завтра можно будет забрать 250 тысяч. То, что нам отказываются выплачивать, тоже не очень комфортно. Мы сейчас снимаем квартиру, наше жилье сносят.

— На первые нужды хватило денег? Все-таки у вас там вещи какие-то.

— Нас запускали, мы вынесли вещи и технику. Габаритную мебель мы уже вынести не смогли.

— Получается, что вы это жилье, которое планировали продать, потеряли, не считая некоторых компенсаций.

— Взамен квартиры нам как собственнику будут давать сертификат на покупку жилья. Мы можем купить как то, что нам предлагают, либо то, что мы выберем сами. Не важно уже, какой квадратуры, можно дополнить сертификат своими средствами.

— А сумма сертификата понятна уже?

— Один «квадрат» оценивается в 31 тысячу 725 рублей.

— Но за эти деньги реально в Магнитогорске однушку тоже купить?

— Однушку — да.

— Пришлось ли документы дополнительные еще какие-то собирать? Где были самые большие проволочки, на каких этапах?

— Все организовано очень оперативно, нам звонили, приходили. В режиме «одного окна» мы оформляли все документы. Проблем таких, чтобы идти и брать какие-то справки непонятные откуда-то, — нет, такого не было.

Другая жительница разрушенного в Магнитогорске дома ранее жаловалась Business FM на волокиту с оформлением документов. Новые квартиры точно должны получить те, кто жил в разрушенном и соседнем с ним подъездах. Другие же подъезды магнитогорского дома предварительно решено оставить, а само здание разделить на две части.

Десятки домов, где за последние десятилетия взрывался бытовой газ, не сносят. Например, в 1995 году в Свердловской области полностью обрушился первый из четырех подъездов пятиэтажки. Жителей разрушенного подъезда расселили, а соседи по несчастью из уцелевшей части так и остались в этом доме. Многие продали свои квартиры, одну из них купила семья Дианы Клачковой. Вот что она рассказала радиостанции:

«Когда начали завозить вещи, получается, дом вокруг начали объезжать. Увидели взорванный дом и ахнули. У нас постоянно промерзали стены, жуткая плесень шла. Зимой вообще невозможно было жить, постоянно работал газ, чтобы хотя бы как-то было потеплее. Стены контактировали со взорванным подъездом. У нас не было никаких пеноблоков, чтобы утеплить, просто получается тонюсенькая межкомнатная стена. Папе надоело, и они начали писать письма в администрацию. Администрация никак не реагировала, не было никаких комиссий. Пошли трещины по стенам, начала отходить плита на четвертом этаже. Приехала комиссия, начали осматривать нашу квартиру, сказали: у вас же все хорошо. Одна хотела выйти на балкон, так те трое в голос закричали: что вы творите, а вдруг обвалится! Мы так, «Живите», а они побоялись выйти на балкон. Через несколько лет нам это просто надоело терпеть. Не было никакой ни техники, не приезжали, ничего не реконструировали. Мы просто продали квартиру».

Правда, в 2017-м этот дом в Свердловской области признали аварийным, в прошлом году жильцов расселили. Но после других громких историй со взрывом газа людей все-таки оставляют в их домах, признавая их пригодными для проживания. Так, в позапрошлом году в Ижевске разрушились восемь квартир. Жители уцеливших вернулись домой.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию