16+
Воскресенье, 17 февраля 2019
  • BRENT $ 66.39 / ₽ 4402
  • RTS1177.50
24 января 2019, 21:27 Компании

Костин в Давосе: из-за санкций с бизнесменами из США встречаться нельзя, а с прессой можно

Лента новостей

Президент — председатель правления ВТБ рассказал, как санкции изменили его программу на Всемирном экономическом форуме

Андрей Костин.
Андрей Костин. Фото: Сергей Фадеичев/ТАСС

Андрей Костин в интервью Business FM из Давоса прокомментировал инициативу ряда частных банков, предложивших создать механизм для снижения доли госбанков в зарплатных проектах. Президент — председатель правления ВТБ также рассказал об отношении к создаваемой Центробанком системе моментальных платежей, которая, как ожидается, станет альтернативой «Сбербанк.Онлайн».

Дерипаска по каким-то причинам так и не приехал в Давос, куда собирался приехать. ВТБ тоже участник, как говорят, сделки между OFAC Минфина США и структурами En+. Почему для ВТБ важен определенный статус в этой сделке? Мы знаем, что ВТБ — крупный кредитор «Русала», поэтому статус, что акции будут находиться в номинальном владении ВТБ, хотя он ими голосовать не будет, почему это важно?
Андрей Костин: Я как человек, находящийся под американскими санкциями, не имею права участвовать в этих переговорах. Я вам просто могу сказать как руководитель банка об общем подходе, не зная деталей сделки и прочего. Банк выдал деньги в свое время. При любом развитии ситуации банку важно эти деньги вернуть. Другой задачи у банка нет. И в этом контексте, из того, что я знаю, идут переговоры у команды, которая там назначена, там есть английский лорд, они ведут переговоры с OFAC, есть какие-то рекомендации, и наша команда отрабатывает эти вопросы совместно с ними. Но наша задача одна: мы должны в перспективе вернуть эти средства. Какая будет структура сделки, я не знаю, но свои интересы мы будем отстаивать именно в этом контексте. Понимая всю сложность, которая стоит перед господином Дерипаской, все эти инсинуации в газетах о том, что мы будем заодно, неправда. Мы — кредитор, он — заемщик. Вот и все. Это базовый подход, я не знаю, каким образом сделка структурируется, как она делается, но я желаю успеха этому, потому что, если тема решится позитивно, для нас это хорошо как для кредитора. Это значит, что мы имеем шанс получить деньги обратно.
У нас есть большая дискуссия, которая касается широкого круга людей. ЦБ объявил как о принятом решении о требовании создания под эгидой ЦБ системы моментальных платежей. Россиянам процентов на 90-95 она сейчас знакома через систему «Сбербанк.Онлайн». Естественно, Сбербанк этому сопротивляется, Греф даже отменил комиссию при межрегиональных переводах. На самом деле целый ряд банков тоже развивает свои собственные системы моментальных платежей. ВТБ, естественно, один из них. Какова ваша позиция? Для ВТБ это правильный ход или неправильный? Понимая, что ЦБ вправе решить, но тем не менее.
Андрей Костин: Я думаю, то, что делает ЦБ, это замечательно. Мы поддерживаем действия ЦБ, мы считаем, что это идет в развитие рынка, конкуренции. Мы поддерживаем эту идею и будем в этом участвовать. Я думаю, в ближайшее время мы вступим в эту систему и будем работать.
Была инициатива нескольких крупных частных банков, которые считают, что «зарплатное рабство» не ликвидировано. Если в первом случае на рынке моментальных платежей доминирование Сбербанка такой раздражающий фактор, то здесь Сбербанк и ВТБ в значительной мере выступают в паре. Предлагают создать некую систему независимо от банков, централизованную, в которую все зарплаты сначала будут поступать, а потом раскидываться на счета людей, где бы у них эти счета ни были.
Андрей Костин: Я уже был в Давосе, когда эта инициатива появилась, у меня не было возможности изучить эту тему в деталях или посоветоваться со специалистами банка, поэтому мне достаточно трудно сейчас это комментировать. Я всегда за то, чтобы максимально развивать конкуренцию, чтобы все вопросы решались на максимально конкурентной основе. В этом плане, если это способствует конкуренции, если это в интересах наших клиентов — и слава Богу, пускай это делается. Мы сейчас действительно живем в конкурентной среде. Я не согласен с тем, что есть «рабство», потому что, на мой взгляд, у наших клиентов всегда оставалась возможность работать с тем банком, с каким они хотят, даже если платежи организации идут через определенные банки. Это тоже понятно, потому что, когда банки кредитуют предприятия, они очень часто стремятся получить и зарплатные проекты. Главное — это конкуренция: это качество продукта, удобство для клиента. Я считаю, мы к этому готовы, у банка есть такие продукты и возможность конкурировать. Вы правы в том, что ВТБ и Сбербанк сегодня имеют большую долю за счет того, что у нас больше кредитные ресурсы. Но, с другой стороны, я в этом ничего страшного не вижу.
Теперь к Давосу. Вы сами упомянули: вы под американскими санкциями, с какими-то официальными американскими лицами вам не положено встречаться, вести лично какие-то переговоры и дела, но «официальных» американцев в Давосе почти и нет. Все наоборот получилось: наши приехали, а они не приехали. В этом статусе изменилось ли для вас что-то в вашей программе Давоса? Вы в нем давным-давно участвуете, и в прошлом году вы без этого статуса, приятного или неприятного, участвовали. Как это влияет?
Андрей Костин: Влияет не очень сильно. Моя команда работает в том же режиме, в котором работала. ВТБ остается юридическим партнером Давоса, и пять представителей банка участвуют в этом качестве. Я в данном случае больше представляю вроде бы официальную делегацию, хотя на моем значке тоже написано, что я президент банка ВТБ. Никаких ограничений с точки зрения участия в сессиях или переговорах у меня нет. Единственное, что в этом году у меня нет приглашений на прием от американских банков, это тоже понятно с учетом ситуации и правил, которые на американских граждан накладывают законы, связанные с санкциями. В этом плане этих тусовок меньше, но и я, конечно, не общаюсь даже с американскими бизнесменами, потому что это поставит их в неловкое положение, и у них есть на это, наверное, какие-то ограничения. Наша делегация активно работает, здесь много встреч, я встречался и с президентом Азербайджана, и с премьер-министром Армении, и с крупнейшими китайскими компаниями, и с министром иностранных дел и вице-премьером Катара, с индийскими компаниями, с европейскими компаниями из Италии, Франции. Программа насыщенная. Я бы сказал, программа точно такая же, как в прошлом году, по насыщенности. Многочисленные интервью американским каналам: CNN, Fox будет, CNBC и другие каналы. Но нет приглашения со стороны американских бизнес-структур: это тоже понятно, у них ограничения связаны с моим статусом человека под санкциями.
Внешнеполитическая ситуация в том числе затрагивает и положение ВТБ на рынке. Насколько часто в ходе встреч с иностранными партнерами у вас пытаются выяснить прогноз по поводу ужесточения или неужесточения санкций в отношении ВТБ со стороны Америки?
Андрей Костин: Этот вопрос для всех, кто в этом работает, знаете, бессмысленный. Есть люди, которые обладают какими-то паранормальными способностями — предсказать судьбу или будущее, я такими способностями не обладаю. А раз я не обладаю, то дальше эти вопросы мне бессмысленно задавать, потому что я не могу это никак спрогнозировать. Могу только одно сказать: при сегодняшнем уровне санкций наш банковский сектор работает нормально, стабильно. И я думаю, что у ВТБ будет рекордная прибыль за этот год, неплохие прогнозы на следующий год. Что касается действий американской администрации, я не вижу пока каких-то угроз со стороны европейских санкций. Что касается американцев, это непредсказуемая вещь, она во многом будет зависеть от развития внутриполитических процессов в Америке. Я думаю, никто сегодня предсказать и не может, что и как будет развиваться. Я думаю, что от нас не отстанут. Я думаю, что какие-то другие санкции будут вводиться. Будут ли они затрагивать финансовый сектор, я не знаю. Я пока надеюсь на лучшее, исхожу из той ситуации, которая на сегодня складывается. Но абсолютно бессмысленно пытаться предсказать, потому что никаких факторов, которые можно было бы исследовать и сказать, что будет так или не так, я сегодня не вижу. Это какие-то процессы, которые, наверное, будут возникать в будущем в зависимости в основном от развития внутриполитической ситуации в Америке. Одно можно сказать понятно. Я много общаюсь с американскими журналистами, очень знающими, с редакторами крупных американских газет. Все прогнозируют, что в ближайшие два года лучше не будет, наверное, потому что даже если Трамп был с лучшими намерениями, он не в состоянии осуществлять какие-то позитивные меры в отношении нашей страны. У него на это всегда есть такой серп или, я не знаю, меч в виде Конгресса США. И в целом сегодня американская элита в своей внутренней разборке широко использует в основном антироссийские лозунги. Поэтому мы не надеемся на улучшение ситуации, мы считаем, что огромный ресурс у нас есть внутри себя. Мы должны просто ощетиниться немножко, может быть, даже рассердиться по-хорошему — не на американцев, а на самих себя, и начать лучше работать. Вот мой принцип сегодня. А не гадать о том, будут ли сегодня добрые американцы с нас снимать санкции или они будут, наоборот, злые и будут ее ухудшать. Я только на это рассчитываю: на себя, на нас самих, на нашу страну, на наше руководство и на наши российские способности и российский ум.
Спасибо.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию