16+
Вторник, 19 февраля 2019
  • BRENT $ 66.06 / ₽ 4378
  • RTS1177.04
4 февраля 2019, 06:55 Политика

Укорачивая подлетное время на фоне полного недоверия. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Мы входим в период, когда между Россией и США не будет вообще никаких договоров о контроле над вооружениями

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Россия приостанавливает участие в Договоре о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД) в качестве зеркального ответа на аналогичное решение США, заявил президент Владимир Путин на встрече с министрами обороны и иностранных дел Сергеем Шойгу и Сергеем Лавровым. «Мы поступим следующим образом. Наш ответ будет зеркальным. Американские партнеры объявили о том, что они приостанавливают свое участие в договоре, и мы приостанавливаем». Президент также попросил МИД и Минобороны больше не инициировать переговоры с США по разоружению, но отметил, что все предложения РФ остаются в силе. Путин также согласился с предложением Шойгу о создании гиперзвуковой ракеты наземного базирования средней дальности, а также наземного варианта «Калибров». Накануне президент США Дональд Трамп объявил, что США в одностороннем порядке приостанавливают все обязательства, принятые при подписании Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, и начинают процедуру выхода из договора. ДРСМД был подписан в 1987 году Горбачевым и Рейганом и предусматривал уничтожение и запрет на разработку и размещение всех ракет наземного базирования с радиусом действия от 500 до 5500 км. Что теперь будет?

Россия и США не один год обвиняли друг друга в нарушениях договора 1987 года. В числе главных претензий Вашингтона была крылатая ракета 9М729 на базе установки «Искандер», радиус действия которой якобы превышает 500 км, а также баллистическая ракета RS-26 «Рубеж», якобы способная поражать цели в радиусе действия до предельного «потолка» договора 1987 года в 5500 км. Россия обвиняла США в том, так называемые ракеты-мишени, запускаемые при тестировании систем ПРО, являются ракетами среднего радиуса действия. А пусковые установки Mk 41 противоракет SM-3 системы ПРО Aegis Ashore в Польше и Румынии пригодны для пусков крылатых ракет морского базирования «Томагавк». В 1987 году не было дронов, а сегодня некоторые американские беспилотники фактически являются ракетами-нарушителями ДРСМД.

Набор взаимных претензий является косвенным подтверждением того, что обе стороны давно готовились к выходу из договора, считая его устаревшим. Готовились в том числе и разрабатывая новые модификации ракет. Еще десять лет назад представители российского военного командования указывали, что договор более неэффективен, хотя бы потому, что появились десятки государств, которые имеют подобные ракеты. В 2007 году Путин говорил о необходимости сделать Договор по РСМД многосторонним, однако администрация Обамы никак не отреагировала. Вашингтон тоже беспокоит наличие сотен таких ракет у Китая. И теперь он будет наверстывать упущенное, разрабатывая более дешевые наземные варианты размещения ракет морского базирования в Азии. Отношение к этому Южной Кореи и Японии пока неизвестно.

Что касается Европы, то Москва дала понять, что не будет размещать новые ракеты за пределами параметров договора 1987 года, если таковые не будут размещать США. Пока о таких планах Вашингтон не объявлял, а европейские лидеры уверяют, что их нет. Хотя такие страны, как Польша, вряд ли будут против размещения. Помимо этого, ракеты среднего и малого радиуса действия морского и воздушного базирования уже есть близ российских границ на военных кораблях США в Балтийском море и на авиабазе в Эстонии.

Опасность наличия ракет средней и меньшей дальности, способных нести ядерное оружие, вблизи российских границ грозит подрывом принципа ядерного сдерживания, лежащего в основе стратегической стабильности. По идее, сама угроза «гарантированного взаимного уничтожения» сдерживает соперника от нападения, поскольку подразумевается, что ни одна сторона не может нанести полностью обезоруживающий удар и противник не сумел бы нанести ответный. Пуск межконтинентальных баллистических ракет можно засечь средствами системы предупреждения о ракетном нападении, долгое подлетное время дает возможность нанести ответно-встречный удар и даже предварительно связаться по горячей линии лидерам, чтобы устранить возможность случайного начала войны.

Короткое подлетное время ракет средней дальности не дает времени для раздумий. Такие ракеты гораздо труднее перехватить. В начале 1980-х годов, когда США разместили свои «Першинги» в Западной Европе, советское руководство как раз исходило из того, что Америка хочет нанести обезоруживающий удар. Это психологически очень опасная ситуация, когда решение о начале ядерной войны может быть принято на основе автоматически отработанных алгоритмов. К этому добавляется и угроза кибервойны, способной блокировать системы раннего предупреждения или инспирировать ложную тревогу. А распространение ядерных ракет морского базирования порождает опасность провокационных «анонимных» ударов третьей стороны из-под воды.

Что касается гиперзвуковых ракетных систем, то они лишают наземные радары системы предупреждения о нападении возможности вовремя определять траекторию полета ракет. Значит, ответно-встречный удар придется наносить сразу по сигналу спутников, которые периодически выдают ложную тревогу.

Таким образом, мы входим в период, когда между Россией и США не будет вообще никаких договоров о контроле над вооружениями. И это все на фоне почти полного взаимного недоверия и подозрительности. Следующий на очереди — договор об ограничении стратегических вооружений СНВ-3, истекающий в 2021 году.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию