16+
Пятница, 22 февраля 2019
  • BRENT $ 67.50 / ₽ 4426
  • RTS1194.71
5 февраля 2019, 17:13 ОбществоПроисшествия

Беспрецедентная волна телефонного терроризма: хватит ли в Москве сил на проверку объектов?

Лента новостей

В Московском регионе, по данным источников СМИ, «заминировано» почти 200 объектов, эвакуировано более 50 тысяч человек

Во время эвакуации сотрудников министерства сельского хозяйства РФ из-за анонимной угрозы взрыва. Москва, 5 февраля 2019 года.
Во время эвакуации сотрудников министерства сельского хозяйства РФ из-за анонимной угрозы взрыва. Москва, 5 февраля 2019 года. Фото: Ярослав Чингаев/ТАСС

В Москве и области 5 февраля проходит беспрецедентная массовая эвакуация. В экстренные службы, по неофициальной информации, поступило почти 200 предупреждений — звонков и электронных писем — о якобы заложенных бомбах.

Эвакуация прошла в том числе в таких крупных офисных центрах как башня «Город столиц» в «Москве-Сити». Но хватит ли городу ресурсов, чтобы проводить проверки по всем адресам? Сколько необходимо собак и кинологов на один объект, рассказывает инструктор-кинолог, бывший замглавы защитно-караульной службы Балашихинского УВД Сергей Калинин:

— Прошло большое сокращение, по всей России сократили очень много кинологов. От этой службы никто никогда не откажется, она нужна всегда.

— Московских сил хватит?

— Сейчас поднимут всех — и с выходных, с больничных всех вытащат. Как бывший сотрудник могу сказать, что сейчас все сотрудники полиции, кинологи будут работать.

— На одно здание сколько примерно нужно собак и сотрудников?

— Зависит от здания. Если башня как в «Москве-Сити», два-три сотрудника часа три-четыре будут работать.

Эвакуации также были в Подмосковье и других регионах России, в частности, в Волгограде. Достаточно ли ресурсов, чтобы реагировать на все сообщения, комментирует вице-президент международной ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» Алексей Филатов:

— Количество людей, занимающихся борьбой с такими происшествиями, ограничено. Поэтому, конечно, люди будут делиться, и чем больше таких вызовов, тем меньше людей будет приезжать для проверки того или другого объекта, соответственно, качество в день таких мероприятий будет падать. Но сейчас понятна ситуация, что это лжезвонки, это продолжается не первый год и не два, поэтому и реакция силовиков проходит по упрощенному сценарию. Если эта ситуация заказана профессионалами, здесь хорошее финансирование, найти исполнителя с помощью меняемых IP-адресов будет очень сложно, практически невозможно. Когда говорят, что звонят то ли с территории Турции, то ли с территории Украины, это смешно. Здесь, наверное, возможен только канал какого-то агентурного сообщения, если специалисты-силовики смогут найти людей, которые подсветят информацию. Лучше, конечно, выйти на заказчика, кто финансирует это мероприятие, потому что исполнители могут быть обычные люди, обычные айтишники, которые, к сожалению, не понимают того, что делают. Статья, по которой они могут быть привлечены к ответственности, очень серьезная — 15 и больше лет.

— На одно здание сколько примерно нужно времени и сотрудников?

— Если поступила информация о заминировании торгового комплекса в тысячу квадратных метров, может потребоваться пара часов для обследования и привлечение пары десятков специалистов. Если это торговый комплекс, 150 тысяч квадратных метров, его будут обследовать минимум полдня или даже целый день, и потребуется силы и средства в десять раз больше. Если будет одновременно, например, сто звонков в каком-то одном небольшом городе, силовики будут делиться между этими звонками и в нужном количестве по каждому адресу не приедут. Если в питомнике десять собак, которые могут одновременно работать, какие-то объекты останутся без них.

Подобные волны телефонного терроризма не только российская проблема, говорит полковник запаса ФСБ, бывший руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом Владимир Луценко:

Владимир Луценко полковник запаса ФСБ, бывший руководитель подразделения КГБ по борьбе с терроризмом «Это проблема не только нашей страны. Проблема существует вообще в мире, тем более что сейчас при современных средствах коммуникации очень трудно выйти на исполнителя этой акции. Тут единственный выход: надо спокойно к этому относиться. За всю историю борьбы с терроризмом ни разу ни один случай анонимного звонка не подтвердился. Поэтому это надо воспринимать спокойно».

О потерях, которые понесли торговые и бизнес-центры, пострадавшие от вынужденной эвакуации, говорить пока преждевременно. Просчитать последствия в точных цифрах практически невозможно, говорит управляющий директор и партнер компании Knight Frank PM Дмитрий Атопшев:

Дмитрий Атопшев управляющий директор и партнер компании Knight Frank PM «Возникает вопрос не только ущерба в какой-то конкретный день, когда объект был закрыт, не было посетителей на какое-то время, а проблема в том, что некоторые люди начинают напрягаться и какой-то период времени перестают посещать вообще места массового пребывания. Поэтому подсчитать урон достаточно сложно. Что касается непосредственно ущерба, который наносят объекту, от этого страдают все — и арендодатели, и арендатор, это снижение оборотов в конкретный период времени или в конкретный день. Оценить конкретно в цифрах не могу, это может исчисляться если не целым днем, то потерей половины дня выручки, поскольку эвакуация и снова запуск объекта действительно занимают значительное время, и чем больше объект, тем дольше».

Совсем недавно сообщения о минировании массово рассылали на Дальнем Востоке и в Сибири. А самая масштабная волна анонимных звонков прокатилась по стране в сентябре 2017 года. Тогда из-за сообщений о заложенных взрывных устройствах было проверено около двух тысяч зданий более чем в 120 городах. Ни одна из угроз не подтвердилась.

Глава ФСБ Александр Бортников позже заявил, что за серией ложных звонков стояли четверо россиян, которые находятся за границей. Отследить их местоположение, по его словам, сложно, так как они использовали IP-телефонию.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию