16+
Воскресенье, 24 февраля 2019
  • BRENT $ 66.91 / ₽ 4375
  • RTS1198.40
6 февраля 2019, 06:02 ОбществоПроисшествия

Есть ли средство борьбы с телефонным терроризмом? Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Почему российские спецслужбы кажутся беспомощными перед злоумышленниками, которые массовыми звонками о якобы минировании заставляют эвакуировать одновременно сотни зданий и тысячи людей?

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Только за один день в Москве и области были эвакуированы десятки тысяч людей из более чем 200 торговых центров, школ, детских садов и университетов. Это произошло после того, как на объекты поступили анонимные звонки о минировании. Сообщения о якобы заложенных в зданиях бомбах поступали с иностранных телефонов и IP-адресов. Как бороться с телефонным терроризмом?

Впервые масштабная волна телефонного терроризма накрыла Россию осенью 2017 года. Тогда за месяц в 170 городах из-за анонимных звонков было эвакуировано более миллиона человек, ущерб, по самым скромным оценкам, составил 300 млн рублей.

Силовики в качестве предполагаемых виновников называли то украинских хакеров, то исламистов, то даже российских ультраправых. Потом глава ФСБ Александр Бортников возложил вину за атаки на четырех россиян, проживающих за границей. Фамилии до сих пор не названы. Мы не знаем, выписаны ли ордера Интерпола на их арест.

С тех пор принят закон об ужесточении наказания за телефонный терроризм. Максимальный тюремный срок за ложный звонок о минировании увеличен с пяти до десяти лет. В прошлом году в ФСБ создали Национальный координационный центр по компьютерным инцидентам. Он жутко засекречен, но, видимо, он как раз и должен бороться как с хакерскими атаками, так и с подобными случаями ложных минирований.

Однако на примере массовых эвакуаций в Москве и области мы видим почти полную беспомощность перед подобными инцидентами. Даже оставим в стороне явное отсутствие единых алгоритмов действий персонала разных учреждений, где есть массовое скопление людей, в случаях эвакуации: тут кто в лес, кто по дрова. В случае реальных угроз это чаще всего никуда не годится.

В плане противодействия подобным инцидентам у меня как обывателя возникает масса вопросов, притом что я не претендую на какую-либо киберграмотность. Скажем, в других странах подобных массовых случаев телефонного терроризма, длящегося уже не первый год, не припоминается. Почему, в силу российской исключительности или там такие атаки блокируются уже на дальних подступах? И если таких террористов невозможно отследить, как нам говорят, то почему другие злоумышленники всех мастей еще не взяли на вооружение такие методы в целях дестабилизации жизни целых стран? Может, все же их отслеживают?

Мы регулярно узнаем, как американцы выследили и поймали в третьей стране очередного хакера, который наверняка пользовался современными средствами маскировки своего IP-адреса — и все равно попался. Почему до сих пор не нашли тех четырех россиян, о которых говорил Бортников? В России с тех пор вступил в полную силу пакет законов Яровой. Роскомнадзор в прошлом году заблокировал более 600 тысяч сайтов, десятки людей посадили за лайки и репосты — а телефонный терроризм возобновился с новой силой. Может, те, кто придумывает новые репрессии в интернете, борются не с теми угрозами?

Российских хакеров якобы из ГРУ обвинили в атаках на американские выборы, спецслужбы США утверждают, что отследили самые запутанные следы в компьютерных сетях, которые вывели их на конкретных людей, им предъявлены обвинения. Россия, разумеется, эти обвинения отвергает как облыжные.

Однако я не слышал, чтобы представители российских спецслужб строили свои опровержения на том, что, дескать, всех отследить технически невозможно. Значит, возможно? Но тогда это должно быть по силам и российским спецслужбам? Или не по силам? Или их вообще мало беспокоят ложные минирования коммерческих объектов типа супермаркетов, которые несут огромные убытки? Если за утверждениями о том, что прошлые атаки устроили некие силы на Украине, стоит твердая уверенность, а не просто пропаганда, то находится ли Россия в состоянии кибервойны с этой страной? И если да, то почему не наносит ответный удар?

И наконец, последний вопрос. А что предполагается делать, если в результате атак телефонных террористов придется эвакуировать не десятки, а сотни тысяч людей из многих тысяч объектов? Ни на один из этих вопросов нет ответов.

А тем временем законодатели в области информационной безопасности принимают законы о защите власти от оскорблений и рассуждают, как наказывать вовсе не анонимных блогеров за распространение слухов, а, по сути, за неугодную властям информацию. Ни один из законов, принятых в рамках кампании по закручиванию гаек в интернете, не стал эффективным средством борьбы против настоящего кибертерроризма. Неужели законотворцев осенит только после того, как пару раз эвакуируют сам российский парламент?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию