16+
Вторник, 19 февраля 2019
  • BRENT $ 66.11 / ₽ 4382
  • RTS1177.04
14 февраля 2019, 06:55 ПолитикаПерсоны

Большой заплыв Валентины Матвиенко. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

Слово «опала» может возникнуть в умах, склонных к анализу российской политики с точки зрения ее «византийщины», считает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко сообщила, что не будет присутствовать на послании президента Владимира Путина Федеральному собранию 20 февраля. Это связано с запланированным официальным визитом в страны Юго-Восточной Азии. Матвиенко сказала, что ей было рекомендовано не отменять этот визит. Может ли данный эпизод стать знаковым в дальнейшей политической судьбе Валентины Матвиенко?

Отменить визит под предлогом того, что надо лично послушать послание президента Путина, наверное, было бы не очень вежливо по отношению к странам Юго-Восточной Азии. С другой стороны, вряд ли визит хотя бы и третьего в российской иерархии лица государства имеет какое-то такое уж важное значение, кроме церемониального. Поскольку все решает у нас первое лицо. А вот с точки зрения российских традиций отсутствие в зале спикера сената во время оглашения послания Федеральному собранию способно породить нехорошие слухи. Уж не признак ли это опалы? Так что Валентина Ивановна поспешила аж за неделю до события объясниться. Мол, у нее политически уважительная причина.

Между тем именно слово «опала» может возникнуть в умах, склонных к анализу российской политики с точки зрения ее «византийщины». Ведь недавнее задержание самого молодого сенатора Арашукова в стенах Совфеда, да еще во время заседания уже был воспринят как знак неуважения к сенату и его председателю. Это все равно, как если бы министра Улюкаева задержали во время заседания правительства под председательством Медведева.

Опять пошли разговоры на тему, что Совфед вообще странный орган, состоящий непонятно из кого — то ли почетных пенсионеров, то ли людей, ищущих «крышу» неприкосновенности и возможностей для лоббизма. В воздухе повис, показалось, немой упрек и к самой Матвиенко. Ведь по нынешней политической логике, сенат — это ее «ведомство», как Дума — «ведомство» Вячеслава Володина. И если она теперь сама признается, что у нее были интуитивные подозрения по поводу Арашукова, то почему не поделилась ими с тем, с кем надо делиться подобными чувствами? То есть с Владимиром Владимировичем, на которого она как-никак имеет прямой выход.

Возобновились рассуждения и о надобности реформировать Совфед, чтобы повысить его политическую значимость. Слово «реформа», правда, у нас не в моде. А вот в плане повышения авторитета Совбеза стоит вспомнить прошлогодние слухи о возможности замены Матвиенко на председателя Генсовета «Единой России» Андрея Турчака, который еще и является вице-спикером сената. Тогда Кремль решительно опроверг такие домыслы.

Словно стремясь исправить положение с точки зрения имиджа, Валентина Ивановна в последние дни просто фонтанирует инициативами. В Совфед был приглашен для встречи с сенаторами Дмитрий Медведев. Что было призвано подчеркнуть, видимо, что это не совсем уж бессмысленный орган. Валентина Матвиенко вступила в спор с влиятельным Минпромторгом, выступившим с инициативой реанимации нестационарной торговли, в том числе в формате автолавок. Она осудила идею как покушение на права регионов, в ведении которых находятся вопросы регулирования торговли. Региональные власти пару лет назад ведь не зря прошлись бульдозерами по ларькам как «нецивилизованным формам торговли», расчистив место для сетевых магазинов.

Затем Матвиенко ради борьбы с незаконным вывозом древесины, прежде всего, в Китай, предложила ввести эмбарго на экспорт леса. Она же в целях борьбы с некачественной бутилированной водой на прилавках предложила ввести государственную регистрацию всех видов упакованных вод.

Но и это еще не все. На днях спикер обратилась к сенаторам с предложением поучаствовать в массовом заплыве через Волгу. Слава богу, не сейчас. Видимо, летом. «А что, слабо вам? Давайте посмотрим, сколько человек согласится», — сказала Матвиенко. Которая, реагируя на историю с арестом Арашукова, заявила, что в сенате не осталось людей с непонятным прошлым и настоящим. По поводу будущего она не распространялась. В связи с идеей заплыва вспоминается, как Мао Цзедун регулярно переплывал реку Янцзы, что считалось символом его политического долголетия.

А еще вспоминается традиция средневековой инквизиции по испытанию водой подозреваемых в колдовстве и сделках с дьяволом. Если такая подозреваемая «ведьма» тонула, то ее оправдывали. Если выплывала, то сжигали на костре. Все ли сенаторы пройдут испытание великой русской рекой Волгой? И выплывет ли сама Валентина Ивановна?

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию