16+
Понедельник, 22 апреля 2019
  • BRENT $ 72.01 / ₽ 4612
  • RTS1260.82
22 марта 2019, 07:01 Политика

Казахский транзит начался с культа личности. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

В России казахстанский политический транзит многим интересен прежде всего тем, насколько он сможет стать примером для российского транзита в 2024 году

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Президент России Владимир Путин провел телефонный разговор с Нурсултаном Назарбаевым и президентом Казахстана Касым-Жомартом Токаевым. Была достигнута договоренность, что Токаев в ближайшее время посетит Россию.

Новый президент уже приведен к присяге. Первыми предложениями нового главы государства стали: переименовать столицу Казахстана Астану в Нурсултан и назначить дочь первого президента страны Даригу Назарбаеву председателем верхней палаты парламента. При этом, уйдя с поста президента, Нурсултан Назарбаев, по-прежнему возглавляя Совет безопасности страны, в полном объеме сохранил за собой все политические, экономические и силовые рычаги, необходимые для управления Казахстаном. Насколько успешен будет транзит власти в соседней стране и как это может повлиять на Россию и ее отношения с Казахстаном?

Начавшийся в Казахстане транзит власти интересует Москву в целом ряде аспектов, начиная от кандидатуры будущего лидера страны и заканчивая экономическим сотрудничеством в рамках ЕАЭС, а также раскладом геополитических сил в регионе.

Касым-Жомарта Токаева считают представителем «старой гвардии» президента. Он выпускник МГИМО и как личность сформировался в позднее советское время. При этом отлично говорит не только по-русски, но и по-китайски. На первый взгляд он удобный партнер для Москвы. Однако некоторые эксперты считают, что преждевременно объявлять его гарантированно преемником Назарбаева, который будет избран на президентских выборах в 2020 году.

Известен опыт Киргизии, когда ушедший в отставку президент Алмазбек Атамбаев затем признал свою ошибку в выборе преемника, который рановато начал самостоятельную игру. Да и сам Назарбаев уже пытался в 2017 году передать часть полномочий президента парламенту и правительству, но из этого ничего не получилось, авторитарная система даже не вздрогнула. Институты модернизации, способные гарантировать преемственность без авторитарного правителя, оказались слабы.

Поэтому Назарбаев продолжит плотно контролировать все важные процессы. И не только он, но и его родственники. Например, первым замом Комитета национальной безопасности является племянник Назарбаева Самат Абиш. А его зять Тимур Кулибаев возглавляет Национальную палату предпринимателей и курирует деловую среду Казахстана.

Токаев в первую очередь поспешил продемонстрировать лояльность Назарбаеву, предложив переименовать в его честь столицу, а заодно и центральные улицы всех областных центров. Такая сверхльстивость как-то не очень вяжется с декларируемым прогрессистским курсом страны, а отдает советско-азиатским культом личности. Остается открытым вопрос, сумеет ли Токаев столь же жестко контролировать внутриэлитные группировки, как это удавалось Назарбаеву.

Как известно, после ухода авторитарного правителя имеют обыкновение просыпаться даже те, кого считали политическими мертвецами. Не попытается ли кто-то разыграть националистическую карту, через каковой этап прошли практически все постсоветские государства? Кстати, если в начале 1980-х годов в Казахстане доля русских составляла 40% населения, то теперь лишь 19%.

По мере отхода Назарбаева от дел могут оживиться внешние игроки. Если, скажем, для Америки Казахстан пока не представлял приоритетного интереса, то Китай хотел бы встроить республику в свой глобальный проект «Новый Шелковый путь». Недавно, кстати, пока у нас рассуждают о «Евразийском коридоре» из Европы в Китай через Россию, открыто сплошное железнодорожное сообщение от вьетнамского порта Дананг до германского Дуйсбурга через Казахстан.

Экономические связи России и Казахстана активно развиваются. Товарооборот в прошлом году превысил 18 млрд долларов. В стране более 9 тысяч предприятий с участием российского капитала, что составляет более трети от общего числа предприятий с иностранным капиталом. Сумма накопленных российских инвестиций в экономику Казахстана превышает 12 млрд долларов. Однако последние пару лет Китай резко усилил экономическую экспансию. Запущен автомобильный завод в Костанае, планируются к запуску еще более полусотни проектов, а совокупный объем китайских инвестиций оценивается уже примерно в 30 млрд долларов.

В России казахстанский политический транзит многим интересен прежде всего тем, насколько он сможет стать примером для российского транзита в 2024 году, когда кончится последний президентский срок Владимира Путина. Агентство Bloomberg написало, что в кремлевской администрации схожий вариант тоже рассматривают. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал это «вольными упражнениями, не имеющими никакого отношения к тому, что обсуждается в Кремле».

Однако все понимают, что такие «вольные упражнения» будут теперь появляться регулярно. Потому что мало кто верит, что российский президент вот так просто прикроет за собой дверь рабочего кабинета в 2024 году и полностью отойдет от дел. Для тех, кого называют лидерами нации, это, как известно, не вариант.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию