16+
Воскресенье, 20 октября 2019
  • BRENT $ 59.30 / ₽ 3781
  • RTS1355.27
29 апреля 2019, 15:00 Право

Отца полковника Захарченко «приговорили заранее»

Лента новостей

Вынесение приговора отцу «полковника всех времен и народов» Виктору Захарченко сопровождалось удивительными метаморфозами: на сайте Генпрокуратуры еще до того, как отзвучали сроки, появился пресс-релиз с другими цифрами, но потом исчез

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Мещанский суд столицы приговорил к четырем годам лишения свободы со штрафом в 800 тысяч рублей отца скандально известного полковника МВД Дмитрия Захарченко Виктора Захарченко. Он был осужден за растрату почти 5 млн рублей коммерческого банка «Московское ипотечное агентство» (МИА), который принадлежит департаменту имущества города Москвы и полностью финансируется за счет городской казны.

Оформивший его на работу бывший председатель правления КБ «МИА» Владимир Корьевкин получил на полгода больше со штрафом в 900 тысяч. После оглашения приговора фигуранты были взяты под стражу в зале суда. Оба уже отсидели больше половины сроков и могут претендовать на УДО, но для этого им надо пройти апелляцию.

Примечательно, что о сроках, которые получат подсудимые, Генпрокуратура сообщила еще до того, как их назвала судья Оксана Горюнова. Надзорное ведомство опубликовало сообщение на своем официальном сайте и в аккаунте в Twitter, в котором Захарченко «дали» пять, а Корьевкину — шесть лет заключения. Позже сообщения удалили.

В суд с вещами

К «посадке» же оба фигуранта были готовы: и 65-летний Виктор Захарченко, и 45-летний Виктор Корьевкин пришли в суд с вещами. У отца полковника была черная сумка-баул с носорогами, буйволами и леопардами. Строгий костюм он сменил на джинсы и свитер и продолжал гнуть линию о своей невиновности, терпеливо отвечая на вопросы журналистов. «А почему вам так мало вменяют, сын же — миллиардер?» — спрашивали его журналисты. «Да сына душат. Мы порядочные!» — убеждал отец силовика.

Однако судья Оксана Горюнова ему не поверила. Признав подсудимых виновными, она разрешила собравшимся сесть и дочитывала приговор уже сидя. Из него следовало, что подсудимые входили в организованную группу, которую создали «неустановленные лица» с целью растраты средств банка в пользу Виктора Захарченко.

В июле 2014 года гендиректор и председатель правления кредитного учреждения Владимир Корьевкин оформил пенсионера на должность вице-президента банка с окладом в 30 тысяч рублей и ежемесячной премией в 120 тысяч. При этом у последнего отсутствовал какой-либо опыт работы в банковской сфере, до этого он 30 лет был школьным учителем. На работу Виктор Захарченко не ходил, но получал неплохую зарплату. Всего с 1 июля 2014 года по 30 сентября 2016 года ему перечислили 4 млн 920 тысяч рублей.

В апреле 2015 года Корьевкин уволился из КБ «МИА» и перешел на работу в ББР Банк, где по сей день числился в качестве советника председателя правления. Но и новый руководитель КБ «МИА» Сергей Гриб продолжал начислять Захарченко зарплату с премиальными, хотя тот не появлялся в банке.

Лишь после задержания в сентябре 2016 года полковника Дмитрия Захарченко Гриб уволил его отца. Действия Захарченко, Корьевкина и Гриба были квалифицированы как растрата, совершенная в составе организованной группы, в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Сергей Гриб скрылся от следствия и был объявлен в розыск. Виктор Захарченко и Владимир Корьевкин год просидели в СИЗО, после чего в марте 2018 года их перевели под домашний арест, под которым они находились до вынесения приговора.

Стоит отметить, что Владимиру Корьевкину инкриминировали растрату 1 млн 717 тысяч в пользу Захарченко, а Захарченко — растрату 4 млн 920 тысяч рублей. Причем в эту сумму следствие включило не только его зарплату и премии, но и налоги.

Не признавшие вины

В ходе судебного процесса, который длился с июля 2018 года, подсудимые вину отрицали. Захарченко уверял, что ходил на работу, Корьевкин настаивал, что устроил его на работу по просьбе руководителя департамента городского имущества Москвы Глеба Бондаренко. Впрочем, последний дистанцировался от бывшего подчиненного и в суде заявил, что ни о чем таком не просил и даже не знает Виктора Захарченко.

Еще на стадии следствия последний внес на расчетный счет нотариуса для КБ «МИА» почти 5 млн рублей. Но банк эти деньги так и не забрал, а в суде предъявил иск на 12,5 млн рублей, включив в эту сумму услуги на пиар-кампанию, которые, как указал потерпевший, потребовались ему для восстановления деловой репутации. Впрочем, судья данный иск рассматривать не стала, оставив за потерпевшим право обратиться с ним в порядке гражданского судопроизводства.

Приговор осужденные встретили, не демонстрируя эмоций. Их взяли под стражу в зале суда.

Адвокаты заявили, что намерены обжаловать приговор. При этом, если защитник Владимира Корьевкина Вячеслав Леонтьев признался, что «шокирован» тем, что его клиента прокуратура «приговорила заранее», то адвокат основного фигуранта Денис Калинин отметил, что даже не в курсе истории с появившимся и исчезнувшим пресс-релизом. «Нас больше сейчас интересует получение приговора суда и написание апелляционной жалобы, поскольку приговор незаконный, необоснованный и подлежит отмене», — заявил он.

В свою очередь Вячеслав Леонтьев был убежден, что в действиях его подзащитного нет состава преступления. «Даже если учесть, что факт растраты был, то ее совершил совершенно точно не Корьевкин. Он не подписывал ни один финансовый документ, и более того, все свидетели, которые их подписывали, подтвердили, что он указаний им не давал. Поэтому мне непонятно, на чем суд основывал приговор, думаю, что он будет отменен в апелляционной инстанции», — сказал адвокат.

Тюремная арифметика

С учетом сроков, которые фигуранты провели в СИЗО (по закону один день в изоляторе приравнивается к полутора дням в колонии) и под домашним арестом, получается, что к настоящему моменту оба уже отсидели по два года и семь месяцев. Как отбывшие половину срока они могут подать ходатайство об УДО. Впрочем, это они смогут сделать только после того, как приговор вступит в силу, после рассмотрения их апелляционных жалоб в Мосгорсуде.

Не исключено, что к этому времени уже будет вынесен приговор и самому полковнику Дмитрию Захарченко. Бывший начальник управления «Т» (занимается борьбой с преступлениями в топливно-энергетическом комплексе) Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД находится под стражей с сентября 2016 года. С августа 2018 года его судят в Пресненском суде столицы за два эпизода взяточничества на общую сумму более 33 млн рублей и воспрепятствование производству предварительного расследования (ч. 6 ст. 290 и ст. 294 УК РФ). Свою вину он отрицает. Ожидается, что 15 мая прокуратура запросит для него срок, а после выступления в прениях защиты суд удалится на вынесение приговора.

Силовик стал известен на всю страну после того, как в ходе обыска у его родственников оперативники нашли 8,5 млрд рублей. Происхождение этих денег борец с коррупцией объяснить не смог. Оказалось, что все его родственники и жены (гражданские и бывшая официальная) — обладатели дорогой недвижимости. В декабре 2017 года Никулинский суд обратил ее и найденные деньги в доход государства, а в апреле 2019 года суд изъял имущество еще почти на полмиллиарда. Во время этих процессов стало известно, что мать и отец полковника не так далеки от финансов. Так, именно мать силовика, в прошлом учитель математики, вела счет миллиардам в обычной школьной тетрадке.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию