16+
Вторник, 23 апреля 2019
  • BRENT $ 74.30 / ₽ 4734
  • RTS1277.71
3 апреля 2019, 20:54 Право

Футболистам Кокорину и Мамаеву достался судья полковника Захарченко

Лента новостей

На предварительном слушании суд отказался вернуть дело прокурору для устранения нарушений и продлил срок нахождения фигурантов в СИЗО еще на полгода

Футболисты Александр Кокорин, Павел Мамаев и Кирилл Кокорин (слева направо), обвиняемые в хулиганстве по предварительному сговору, в здании Пресненского районного суда в Москве, 3 апреля 2019 года.
Футболисты Александр Кокорин, Павел Мамаев и Кирилл Кокорин (слева направо), обвиняемые в хулиганстве по предварительному сговору, в здании Пресненского районного суда в Москве, 3 апреля 2019 года. Фото: Владимир Гердо/ТАСС

В Пресненском суде столицы 3 апреля прошло предварительное слушание по громкому делу футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева, а также еще двух фигурантов, устроивших драки в центре столицы.

Суд отказался вернуть дело прокурору, перевести подсудимых под домашний арест или выпустить под залог. Таким образом, конца разбирательства, которое стартует 9 апреля, все четверо будут дожидаться в Бутырском СИЗО.

Заседание, которое по закону прошло при закрытых дверях, собрало настоящий аншлаг. На процесс приехали десятки журналистов, а более 40 различных телеканалов, включая 11 спортивных, прислали в суд аккредитации на съемку.

Громкое дело досталось судье Елене Абрамовой, той самой, которая сейчас судит знаменитого полковника МВД Дмитрия Захарченко. У него при обыске нашли 8 млрд рублей. На ее счету множество громких дел. Так, именно она выносила приговор жителю Подмосковья Андрею Попову, известному как «Бог Кузя», а также отправила на принудительное лечение Бориса Грица, который напал с ножом на журналистку «Эха Москвы».

Прокурором же в деле спортсменов стала Светлана Тарасова, которая получила известность, участвуя в деле экс-губернатора Кировской области Никиты Белых, а также в деле о драке на Хованском кладбище столицы. Тарасову репортерам снимать запретили, поскольку, как выяснилось, она до сих под находится под госзащитой по другому делу: ее сопровождали два бойца спецназа в штатском.

Доставленные в начале третьего в суд нападающий петербургского «Зенита» Александр Кокорин, его младший брат Кирилл Кокорин, полузащитник футбольного клуба «Краснодар» Павел Мамаев и детский тренер по футболу Александр Протасовицкий были немногословны. Когда подсудимых вели в зал, Протасовицкий прятал лицо от камер под капюшоном толстовки. Вопросы о деле арестованным задавать запретили, а общаться с прессой на другие темы они явно не горели желанием.

Вопрос о том, кто победит в чемпионате России, у Павла Мамаева вызвал лишь раздражение. «Спросите у других, что вы задаете одни и те же вопросы, чего мы, как попугаи, будем повторять?» — нехотя ответил он. Кокорин предположил, что это будет «Зенит».

Единственная болельщица

Поддержать подсудимых приехали их жены: гражданская супруга Кокорина Дарья Валитова, а также официальная супруга Мамаева Алана. Женщины с подругами ждали окончания слушания на первом этаже, подальше от прессы.

Интересы всех футбольных фанатов олицетворяла жительница столицы Татьяна Романенко. Она приехала в суд вместе со старенькой мамой, которая переживала за судьбу спортсменов. Женщина, одетая в куртку цветов российского флага, призналась, что для ее семьи «футбол — это все», ее сын буквально с детства играл в него, но в профессионалы не пробился.

«Тонкости уголовного дела и все нюансы, мы, конечно, не знаем. Но мы, моя мама в частности, смотрим все программы, которые поднимают эту тему, Малахова. Думаю, что они [Кокорин и Мамаев] уже все осознали», — высказала она свое отношение к уголовному преследованию кумиров.

Ключевой вопрос, который решался на предварительном слушании, касался меры пресечения. С октября прошлого года все четверо фигурантов содержатся в Бутырском СИЗО. Защита неоднократно ходатайствовала об их освобождении под залог или о переводе под домашний арест, но судьи в ходе следствия им раз за разом отказывали.

Так, ранее защита предлагала за Александра Протасовицкого залог в 1 млн рублей, за Павла Мамаева — 6 млн рублей, а за братьев Кокориных их мать Светлана готова была отдать имеющиеся у нее на счету в банке 10,5 млн рублей. На заседании 3 апреля защита попросила избрать фигурантам меру пресечения, не связанную с лишением свободы. Так, защитник Павла Мамаева Игорь Бушманов позже рассказал, что в этот раз не стал предлагать залог или домашний арест, а попросил отпустить его клиента под подписку о невыезде или запрет опредленных действий (более мягкая версия домашнего ареста, не предполагающая ношения электронного браслета. — Business FM).

Защитница же Александра Кокорина Татьяна Стукалова в перерыве заседания напомнила репортерам, что за невыполнение условий контракта с футбольным клубом «Зенит» ее клиенту грозит штраф в 40 млн рублей. В свою очередь, гособвинитель просила оставить подсудимых в СИЗО еще на полгода, на период судебного процесса, указав, что основания, которые учитывались при аресте, не изменились и не отпали.

Также защита ходатайствовала о возвращении дела в прокуратуру, ссылаясь на нарушения, допущенные, по мнению адвокатов, в ходе следствия, а также при составлении обвинительного заключения. Так, по мнению защитника Кирилла Кокорина Вячеслава Барика, следствие неверно изложило обстоятельства случившегося в обвинительном заключении, действия фигурантов квалифицировали неправильно, а ч. 2 ст. 35 УК (совершение преступления группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совершении преступления) была вменена явно излишне.

Кроме того, адвокаты указали, что в обвинительное заключение не был включен ни один свидетель защиты. «Шестнадцать свидетелей вообще не попали в обвинительное заключение, и нам не мотивировали, почему они не могут быть допрошены. На следствии мы приобщили доказательства в виде заключений специалистов, но ссылок на них в обвинительном заключении нет», — сказал Барик, отметив, что одни и те же действия фигурантов следствие квалифицировало по разным статьям Уголовного кодекса, тем самым усилив обвинение.

Сорок свидетелей

Постановление по итогам предварительного слушания судья Елена Абрамова озвучила в семь часов вечера, когда суд уже официально закрыл свои двери для посетителей. Она отказалась изменить меру пресечения подсудимым, оставив их в СИЗО до 25 сентября 2019 года. Также она не стала возвращать дело прокурору, назначив рассмотрение дела по существу на 9 апреля.

Ожидается, что в этот день прокурор огласит обвинительное заключение по делу, а подсудимые выскажут свое отношение к нему. Также в этот день планируется начать допрос свидетелей, которых в деле более сорока. По мнению участников процесса, разбирательство, которое судья решила проводить практически в ежедневном режиме, может занять полтора-два месяца.

Согласно материалам дела, утром 8 октября 2018 года братья Кокорины, Павел Мамаев и Александр Протасовицкий подрались с водителем ведущей Первого канала Ольги Ушаковой Виталием Соловчуком у гостиницы «Пекин». После этого они отправились завтракать в «Кофеманию» на Большую Никитскую улицу. Там они повздорили с директором департамента автомобильной промышленности Минпромторга России Денисом Паком и гендиректором ФГУП «НАМИ» Сергеем Гайсиным, которые пострадали в драке.

Всем инкриминировали хулиганство, совершенное организованной группой, и умышленное причинение легкого вреда здоровью из хулиганских побуждений с применением предметов, используемых в качестве оружия (ч. 2 ст. 213 и ч. 2 ст. 35, ч. 2. п. «а» и «в» ст. 115 УК РФ). Кроме того, всем, кроме Александра Кокорина, вменяют еще и побои, совершенные группой лиц (ч. 2 ст. 35, ст. 116 УК РФ).

На следствии арестованные признали вину частично, отрицая самое тяжкое обвинение в хулиганстве, за которое им грозит до семи лет заключения. Мамаев ранее заявлял, что участвовал в избиении Соловчука, но не бил Дениса Пака. Он сообщил, что открыл специальный счет, на который перевел компенсацию ущерба Соловчуку в размере 500 тысяч рублей. Также футболист открыл счет и положил на него 200 тысяч рублей для возмещения ущерба, причиненного машине телеведущей Ушаковой. Кокорин же признал, что ударил Пака, но не нападал на Соловчука.

Адвокат Мамаева Игорь Бушманов полагает, что действия его подзащитного должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 115 УК РФ (умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшего кратковременное расстройство здоровья). Она предусматривает наказание в виде штрафа в размере до 40 тысяч рублей, обязательные или исправительные работы, но не лишение свободы. Он назвал дело бытовым, выразив надежду, что суд «разберется в этом простом деле».

Между тем 13 апреля в столичном парке «Сокольники» запланирован митинг в поддержку Александра Кокорина и Павла Мамаева. Как сообщил организатор акции, активист Игорь Шумилин, там соберутся фанаты всех российских футбольных клубов российской премьер-лиги.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию