16+
Четверг, 20 июня 2019
  • BRENT $ 63.55 / ₽ 4018
  • RTS1383.82
6 июня 2019, 17:02 Финансы
Спецпроект: ПМЭФ-2019

Кудрин: судебную реформу, которую предложил ЦСР, на 75% положили под сукно

Лента новостей

Глава Счетной палаты дал интервью Business FM на Петербургском экономическом форуме

Алексей Кудрин.
Алексей Кудрин. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Председатель Счетной палаты Алексей Кудрин дал Business FM интервью на полях ПМЭФ-2019. С ним беседовал главный редактор радиостанции Илья Копелевич.

Алексей Леонидович, сейчас вы не министр финансов, а глава Счетной палаты. Соответственно, на взаимоотношения центра и регионов в рамках исполнения нацпроектов смотрите уже со стороны. Сейчас идет сложный процесс, когда правительство и субъекты федерации подписывают соглашения, правительство дает деньги на выполнение совершенно конкретных программ в рамках нацпроектов. На ваш взгляд, как этот процесс идет и на чьей стороне мяч? Не получится ли так, что регионы будут абсолютно связаны в том, что они могут или не могут делать на своей территории, а будут только проводить федеральные деньги по конкретному трафарету?
Алексей Кудрин: За исключением, по-моему, девятнадцати субъектов, которые являются так называемыми донорами и не получают дотации из федерального бюджета на свое развитие, остальные зависят от каких-то дотаций — больших или меньших, чтобы выполнять все эти социальные задачи. Теперь их уменьшают, но дают эти деньги уже в виде субсидий на конкретную программу. Не буду называть регионы, один губернатор мне говорит: «У меня дотации сократили на 200 млн, но субсидии дали на 300 млн, как бы больше, однако моя самостоятельность резко сократилась. Плюс я должен набрать еще 300 млн, потому что без этого я не смогу выполнить задачи, которые мне спустили. То есть я должен 300 млн собрать или из прироста доходов, или снять с других направлений». В этом смысле сокращается самостоятельность субъектов.
Эта тема не особо была в поле зрения и в поле дискуссии, она ведь очень серьезная и глубинная. На ваш взгляд, сейчас, в процессе формирования реальных планов по выполнению нацпроектов, она может модернизироваться, чтобы решить эту проблему? Вряд ли можно ждать в масштабах всей России результатов от губернаторов, которые превращаются, простите за слово из анекдотов, в «передастов»: должны передать выделенные средства точно по трафарету, вне зависимости от реального положения.
Алексей Кудрин: В свое время наша оценка, оценка Центра стратегических разработок, приводила к выводу о том, что нам наоборот нужно сильно увеличить самостоятельность регионов. Сократить количество так называемых окрашенных денег. «Окрашенные» — значит, заранее определено, на какие цели их тратить. Мы как раз считали, что нужно сократить целевые средства, дать им эти деньги, но в свободные расходы. Тогда субъекты быстрее найдут эти приоритеты. Губернатор в целом, я считаю, видит ситуацию на месте, ему легче поддержать в одном случае малый бизнес, в другом случае — какие-то инфраструктурные проекты. На федеральном уровне министры считают, что нет, им нужно самим определять эти приоритеты, иначе мы не добьемся каких-то национальных прорывов, потому нужно наоборот указывать субъектам, иначе каждый будет сам по себе. Мир все-таки идет по пути большей самостоятельности субъектов, своих региональных органов власти, это соответствует определенным демократическим принципам и распределению полномочий между органами власти. Местные органы по-своему видят, как все-таки развивать эту территорию.
Вообще доказано, что это более эффективно в итоге.
Алексей Кудрин: Да, это более эффективно, поэтому мы тоже к этому склонялись и рекомендовали. Но сейчас произошло обратное. Вот в чем я вижу тоже проблему.
И напоследок тема судебной реформы, вы ее затронули, выступая на панельной сессии, и весьма ярко. Известно, что вы длительное время работали над этой темой, а сейчас столько информационных поводов: обращение автоконцернов на юге, затем Intesa, сейчас они каждый день происходят, просто открытые факты, что бизнес не доверяет судам, прямо обвиняет их в коррумпированности, предвзятости. Каков сейчас ваш взгляд на реализуемую практичную судебную реформу, которую можно было бы провести, что можно делать в данной ситуации, что бы вы высказали как человек, который занимался этой темой на протяжении ряда лет в рамках Центра стратегических разработок?
Алексей Кудрин: У нас есть свой план действий, частично он опубликован. Эксперты говорили, может, это не реформа, это, скорее, совершенствование, пусть это так будет называться. Например, это повышение независимости судей, уменьшение роли председателей судов, повышение роли коллективных органов судов, квалификационных комиссий в оценке деятельности судьи, чтобы председатель работал с судьей не по методу «начальник — подчиненный», чтобы было меньше звонков или административного давления на судью. Мы видели целый ряд таких улучшений институтов, которые бы повысили самостоятельность судьи в судебном процессе, что не уменьшает ответственности, потому что квалификационная комиссия, но уже в коллективном составе должна оценивать качество работы судьи.
На примере той ситуации, которая сложилась вокруг обращения автоконцернов по поводу действий ряда судов одних и тех же в Краснодарском крае. Предположим, эти судьи стали еще более самостоятельные. А будет ли кому пожаловаться на них, в таком случае?
Алексей Кудрин: Да.
Если предположим, никого конкретно сейчас не обвиняя, что они коррумпированы и еще и самостоятельны, не встроены ни в какую вертикаль. И даже председателю жаловаться бесполезно, ибо он не имеет над ними никаких полномочий.
Алексей Кудрин: На этот счет есть все-таки, как я сказал, институты коллективной оценки ответственности. Они все равно должны быть. Это с одной стороны. Вторая сторона — это качество судей, качество самих судебных работников, их квалификация, опыт. Они должны быть существенно увеличены. И опять же, здесь нужны специальные меры и по отбору судей на их должности, и по их подготовке, по тестированию и квалификации. Опять же, мы такие меры с экспертным сообществом разрабатывали, они есть. Есть процедуры. С ними тоже надо работать. Понимаете, действительно нельзя полностью освободить от всего, от всякой ответственности. Должны быть меры, но которые осуществляются не, скажем так, начальством, не по оценке индивидуальной — вот ты правильное решение принял или неправильное, а в следующий раз прими правильное. [По оценке] некоторых коллективных органов, например, мы считаем, что в квалификационную комиссию должны войти представители юридического сообщества со стороны бизнеса, со стороны других профессиональных групп юристов. То есть это не только сами судьи, а представительство других слоев, то есть должно измениться соотношение этих представителей.
Есть ли движение и какие-то решения в рамках предполагаемой реформы, они вообще проходят? Или это пока только дискуссия? А судейское сообщество говорит: «Все у нас неплохо, и будем развиваться эволюционно, если есть недостатки, вы нам на них укажите, мы их исправим».
Алексей Кудрин: Примерно так сегодня и пошел процесс. То есть первоначально с определенными уполномоченными структурами мы проработали эти подходы. И даже на 70% наше предложение было поддержано. В том числе и по переподготовке и квалификации судей, и по новому составу судебного сообщества. Там требуется специальный опыт, новые фильтры по отбору и подготовке новых судей. После некоторого периода часть предложений была положена под сукно. Сейчас в работе около 20% или 25% тех предложений, которые мы подготовили. То есть остальные пока отложены.
В рамках тех предложений, которые вы вносили, придание судье большей самостоятельности, большей независимости, это сочеталось с тем, что в принципе весь судейский корпус должен пройти переаттестацию, прежде чем увеличить их права, полномочия и свободу? Все-таки [задача] оценить каждого, оценить, чем он занимался в предыдущие годы, — это было элементом программы?
Алексей Кудрин: Нет, это не одноразовая переаттестация, а в пределах смены сроков.
В порядках нормальной ротации?
Алексей Кудрин: Да.
Тем не менее в другом составе квалификационной комиссии?
Алексей Кудрин: Да.
И что, наверное, самый острый вопрос для судейского сообщества?
Алексей Кудрин: Я приведу пример, но он специфический. Судья каждый раз при каждом его переходе назначается указом президента. То есть если он стал судьей, то любое дальнейшее его передвижение происходит указом президента. Поэтому это такие списки. Указы принимаются по целому списку, по целому ряду регионов. Естественно, смотрит одна кадровая комиссия, которая находится в администрации президента. Вот эта комиссия пропускает всех судей всей страны до районного уровня через себя. Мы считали, что этот механизм несколько надо изменить, опять же, изменить состав представителей этой комиссии, которая это определяет, где-то решение спустить больше на региональный уровень, где-то повысить роль местных советов в оценке судей и качества работы судебных систем. Но повторяю, эта система жесткая, централизованная, идущая через одно окошко, которое на мой взгляд, сегодня не вполне достигает того качества судебного корпуса, пока сохранена.
Ваш общий взгляд на дальнейшее движение? Потому что вы формулируете в целом: меры, которые заявлены, недостаточны для того, чтобы национальные цели и национальные проекты реализовать. С чем связаны ваши надежды, что может быть изменено?
Алексей Кудрин: Когда я говорю «недостаточно», я еще раз повторяю: мы говорим это с целью обратить внимание на эти проблемы, то есть продолжать их обсуждать, искать эти меры, добавлять ресурсы, перераспределяя, может быть, с более неприоритетных направлений и так далее. Мы это делаем ради того, чтобы процесс все-таки шел и чтобы искали новые меры.

Материал подготовлен при поддержке технического партнера BFM.ru на ПМЭФ-2019 — АО «Сони Электроникс».

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию