16+
Вторник, 18 июня 2019
  • BRENT $ 60.96 / ₽ 3921
  • RTS1340.90
7 июня 2019, 16:09 Компании
Спецпроект: ПМЭФ-2019

Председатель правления Альфа-банка: «Мы хотим быть лучшим банком в стране, именно банком, а не экосистемой»

Лента новостей

По его мнению, сейчас основная связь клиентов с банками происходит с помощью смартфона

Андрей Соколов.
Андрей Соколов. Фото: Альфа-банк

Председатель правления Альфа-банка Андрей Соколов в интервью Илье Копелевичу для Business FM в рамках ПМЭФ-2019 рассказал о тонкостях санации банков и основных конкурентах на пути цифровизации бизнеса.

Последние годы — время коренных перемен в банковском секторе. С одной стороны — вычищение огромного количества слабых, иногда даже крупных банков. И с другой стороны — это огромный рост доли госсектора в банковском сообществе. Альфа-банк является знамением именно большого, практически единственного крупного системного частного банка, но, тем не менее, появляется и конкуренция. В новом ландшафте, какую роль и какое место Альфа-банк видит для себя?
Андрей Соколов: Мы, как всегда, видим себя в лидирующей роли, потому что Альфа-банк — крупнейший частный банк, который всегда был на передовых банковского бизнеса. Я бы сказал, что те процессы, которые вы описали, с одной стороны, говорят об очищении рынка от недобросовестных и слабых участников, с другой стороны, и это, к сожалению, тенденция во всей экономике страны — о дальнейшем огосударствлении банковского сектора, потому что в некоторых сегментах доля государственного сектора более 80%, а крупнейшие два банка занимают примерно 70% рынка совокупно. Поэтому даже мы, крупнейший частный банк, имеем доли от 3 до 5% в каждом сегменте рынка. Мы ставим себе задачу в ближайшие три года удвоить нашу долю, вернее мы ставили себе эту задачу два года назад в расчете на пять лет. Мы идем по этому пути, и я думаю, что через три года мы будем иметь где-то 8-9% рынка в каждой из долей.
А возможно это сделать, не покупая банки? А тем более, что есть огромное количество банков санируемых, которые ЦБ или госбанки все-таки будут продавать. Вы пока один Балтийский банк взяли на санацию.
Андрей Соколов: Два. «Северная казна» в 2008 году.
К сожалению, не знаю этого названия. 2008 год — это другая жизнь.
Андрей Соколов: Нет, жизнь одна и та же, но только длинная.
Разные циклы. Так возможно ли достичь этой цели, не деля тот пирог, который сейчас делится?
Андрей Соколов: На самом деле мы ставим себе задачу органического роста, прежде всего.
То есть не путем покупок и санаций?
Андрей Соколов: Не путем покупок. Конечно, мы будем смотреть на любые возможности неорганического роста, то есть покупки, санации, покупки портфелей, а то, что нас будет интересовать, мы с удовольствием купим, если продадут или будем санировать, если дадут санировать.
Нет, извините, глава Центрального банка Эльвира Набиуллина официально провозгласила, что не хочет дальнейшего огосударствления банковского сектора и что в санации негосударственных банков должны участвовать именно негосударственные банки, чтобы не росли доли Сбербанка, ВТБ, Газпромбанка, Россельхозбанка.
Андрей Соколов: Заявление замечательное, но на самом деле…
А вы говорите, что вы не хотите, я вас так понял.
Андрей Соколов: Нет, мы хотим, и мы провели две успешные санации — «Северную казну», которую мы начали санировать в 2008 году, и банк «Балтийский», который мы начали санировать в 2014 году. Мы неоднократно предлагали нашу услугу Центральному банку в качестве санатора для тех банков, которые в последнее время были санированы, но мы считаем, что, к нашему сожалению, ЦБ выбрал путь санации через фонд консолидации. Наверное, с точки зрения Центрального банка, это было правильным решением для того, чтобы стабилизировать рынок, не допускать там сильных волнений. Но, с другой стороны, это будет огосударствление банковского сектора и в принципе никто не знает, кто в каком состоянии будет, когда эти банки выйдут на рынок, как их будут продавать, по какой цене и что там будет внутри. Первый пример продажи банка, по-моему, это был Азиатско-тихоокеанский банк, провалился, потому что никто не стал покупать по той цене, которая была предложена, насколько я помню. Поэтому это большой вопрос — будем ли мы покупать. Процесс санации — это абсолютно другой процесс: ты входишь с самого начала в банк, ты понимаешь, какие там активы, какие пассивы, какие дыры и так далее, ты работаешь с этим с самого начала и, соответственно, ты потом уже прекрасно понимаешь, как его интегрировать.
Вы санировали банк «Балтийский». Он интегрирован в структуру Альфа-банка или он сохраняется под отдельным брендом?
Андрей Соколов: Нет, как раз в первую декаду мая этого года мы присоединили банк «Балтийский» к Альфа-банку. Банк «Балтийский» как компания прекратил существование.
Эта санация потребовала каких-то больших денег со стороны Альфа-банка?
Андрей Соколов: Санация по той схеме, которая у нас была, предусматривает льготный кредит на 10 лет, тут АСВ, соответственно, мы будем возвращать по сроку в 2024 году, как это положено. Мы санацию провели в конце 2014 года, план финансового оздоровления выполнили на 1,5 года раньше. То есть у нас по плану финансового оздоровления банк должен был быть присоединен до 1 января 2021 года, а мы сделали это в мае 2019-го. Санация — это большой, трудозатратный и дорогой проект. Ее невозможно сделать без кредитов, которые мы вернем, потому что ты берешь банк, в котором есть большая дыра, в 30 млрд, например. Тебе государство в лице АСВ дает деньги для того, чтобы ты банк привел в порядок, а ты потом возвращаешь эти средства. К сожалению, многие санаторы брали эти средства не для решения вопросов санируемого банка, а для решения своих собственных текущих проблем. И поэтому многие санации были неуспешны. Здесь мы получили банк, который имел большие дырки не из-за того, что он плохо вел операционную работу, а из-за того, что там был конфликт акционеров и вопрос был в том, куда они дели эти деньги, которые собирали с населения, на что истратили и так далее, механизм был работающий. Мы довольны итогами санации: мы перевели порядка 60% клиентов, которые были в банке «Балтийский», более 70% средств. Мы считаем санацию успешной, ЦБ и АСВ тоже сходятся в том, что это была успешная санация. Сейчас нам осталось довести некоторые судебные и другие процессы, связанные с выводом активов и средств из банков.
А они дают результат?
Андрей Соколов: Да, конечно.
Вот вы говорите про конфликт акционеров. Акционеры как-то использовали деньги банка, видимо, в интересах своих бизнесов, затем эти бизнесы закрывались, деньги куда-то распылялись.
Андрей Соколов: Бизнесы не закрывались. Они просто по цепочке выводили … Бизнес был недвижимость, поэтому деньги собирались с населения, вкладывались в недвижимость. Недвижимость потом была разными путями выведена из банка.
Можно вернуть эти деньги?
Андрей Соколов: Да, конечно.
В каких долях?
Андрей Соколов: Это вопрос сложный, потому что вопрос в переоценке недвижимости, вопрос, по которому они ставились на баланс, причем часто по завышенной цене для того, чтобы получить больше денег из банка. Мы считаем, что вернем большую часть активов, которая была выведена. Мы уже многое сделали: оба бывших акционера находятся в международном розыске вне пределов Российской Федерации.
Что не помогает возвращению этих активов. Нахождение в розыске, но именно в розыске, а не в руках правоохранительных органов в данном случае.
Андрей Соколов: И да, и нет. Активы-то остались в стране. Они никуда не делись. Поэтому судебные процессы идут и мы их все равно возвращаем. Мы не просто ждем, когда это придет, мы ряд активов уже забрали.
Хорошо, в целом вы сказали, что стратегия роста базируется не на покупке новых банков, а на росте самого бизнеса Альфа-банка в его сердцевине. Сейчас мы знаем, что основная конкуренция за массового клиента складывается в сфере предложений новых цифровых решений. Лидерами считаются «Сбер» и «Тинькофф».
Андрей Соколов: Да, конечно, «Сбер» и «Тинькофф», по-разному просто. «Сбер» — в силу своего размера, в силу своего положения на рынке, в силу того, что у него огромное количество клиентов. Он является естественным конкурентом «Тинькофф», просто у него была с самого начала заложена цифровая модель, которая была очень хорошо реализована. Сейчас «Тинькофф» переходит от продажи кредитных карт к более широкому спектру услуг. Для нас это основные конкуренты на цифровом рынке. Мы для себя наметили несколько главных задач в цифровизации, потому что для нас это основная возможность приобрести новых клиентов, построить новый банк, новые технологии и добиться успеха в конкуренции с теми ведущими банками, о которых вы сказали. У нас есть несколько вещей, над которыми мы сейчас работаем. Для нас основная связь с клиентом — через развитие мобильного приложения. То есть 70% наших клиентов имеют смартфоны. У нас самый высокий в стране показатель клиентов, пользующихся мобильным банком. У нас один из лучших мобильных банков в стране. Дальнейшее развитие идет именно в этом направлении. Для нас клиент — это клиент со смартфоном в принципе.
Если вдаваться в подробности. «Тинькофф» изначально строился как банк цифровой. «Сбер» имел огромные ресурсы, которые он, безусловно, использовал очень хорошо и создал самые передовые технологии в этой сфере.
Андрей Соколов: Там нет такого, вы знаете, как у нас, что надо считать деньги.
А их надо считать, потому что это падает не с неба в мобильный телефон, это в принципе дорогостоящие технологии. Как бы вы оценили отдачу? Вы банк частный и самостоятельный. И здесь все расходы должны в итоге возвращаться.
Андрей Соколов: Мы действительно очень серьезно контролируем расходы. Мы тратим большие деньги на цифровизацию. С другой стороны, мы имеем достаточно разветвленную сеть физических отделений: более 700 точек продаж по стране. Есть и розничные отделения, и отделения для малого бизнеса, и ипотечные центры, и сеть private. И мы недавно проводили исследование, которое говорит о том, что более 60% наших клиентов хотят ходить в отделения. В общем, мы хотим быть именно банком: современным, надежным и цифровым, а не экосистемой. Мы не собираемся оказывать услуги в небанковской сфере, хотя, конечно, для этого мы будем привлекать партнеров. Если наши клиенты заинтересованы в каких-то других услугах, которые не касаются банковских, мы будем предоставлять эти услуги, но через партнеров. У каждого банка своя стратегия. У кого-то одни амбиции, у кого-то другие. Мы хотим быть лучшим банком в стране, именно банком, а не экосистемой.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию