16+
Понедельник, 22 июля 2019
  • BRENT $ 63.76 / ₽ 4016
  • RTS1347.56
8 июля 2019, 20:32 Право

О чем дал показания Майкл Калви?

Лента новостей

Суд продлил на три месяца срок домашнего ареста основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви, обвиненного в хищении 2,5 миллиарда рублей. На заседании стало известно, что 21 июня он дал показания по делу

Майкл Калви во время рассмотрения ходатайства о продлении срока домашнего ареста в Басманном суде в Москве.
Майкл Калви во время рассмотрения ходатайства о продлении срока домашнего ареста в Басманном суде в Москве. Фото: Сергей Карпухин/ТАСС

Басманный суд Москвы оставил еще на три месяца — до 13 октября — под домашним арестом основателя инвестфонда Baring Vostok Майкла Калви, обвиняемого в хищении 2,5 миллиарда рублей из банка «Восточный». Его защита настаивала, что обстоятельства по делу существенно изменились, и просила освободить бизнесмена под запрет определенных действий или залог в 5 миллионов рублей. Также стало известно о том, что финансист спустя четыре месяца после предъявления обвинения, наконец, дал показания по делу.

Поддержать Майкла Калви приехали представители посольства США и несколько российских правозащитников. Среди них был общественный уполномоченный по защите прав предпринимателей, находящихся под стражей, Александр Хуруджи. Он отметил, что данное дело находится на «особом контроле» у уполномоченного по правам предпринимателей в РФ Бориса Титова. «Поэтому все, что по нему происходит, мы отслеживаем и во всех судах стараемся принять личное участие», — сказал он.

Поскольку маленький зал судьи Артура Карпова не смог вместить всех зрителей, слушание перенесли на второй этаж в более просторный, куда занесли несколько дополнительных скамеек. Заседание началось с разноса, который судья устроил представителю Следственного комитета. Оказалось, что в деле нет последней страницы переведенного для Калви на английский язык ходатайства о продлении домашнего ареста до 13 октября.

Взбучка для следователя

«У вас документ не полный! Нет 3-го и 4-го пункта, кто подписал перевод — тоже нет! Мы собрались здесь для чего, чтобы обсуждать отсутствие одного листа?», — вопрошал судья. Следователь попросил дать ему 15 минут, чтобы найти недостающую страницу. Суд просьбу удовлетворил, отказав защите в переносе процесса на 10 июля. Адвокаты пояснили, что узнали о заседании лишь утром, поэтому Калви не успел изучить все материалы, которые следствие направило в суд.

Ходатайствуя о дальнейшем нахождении обвиняемого под домашним арестом, следователь ссылался, в частности, на особую сложностью дела. Он отметил, что срок домашнего ареста Калви истекает 14 июля, однако до этого времени завершить расследование не представляется возможным: следователям предстоит получить результаты судебной оценочной экспертизы, ознакомить с ней «заинтересованных лиц», продолжить допросы сотрудников банка «Восточный», дождаться ответов на ранее направленные запросы и завершить исследование большого количества документов, в том числе хранящихся на электронных носителях.

«Обстоятельства, послужившие основанием для избрания Калви домашнего ареста не изменились и не отпали», — заявил представитель СК. Его поддержала прокурор, которая сочла запрошенный трехмесячный срок домашнего ареста «разумным».

По версии обвинения, основатель Baring Vostok, гражданин США Майкл Калви вступил в сговор с подконтрольными ему топ-менеджерами банка «Восточный». Они и убедили акционера банка «Восточный» Шерзода Юсупова поддержать соглашение об отступном, согласно которому вместо возврата 2,5 млрд рублей Первое коллекторское бюро передало банку 60% акций компании International Financial Technology Group, реальная стоимость которых не превышала 600 тысяч рублей. По делу вместе с Калви проходят еще пять человек. Всем им предъявлено обвинение в хищении, путем мошенничества (ч.4 ст. 159 УК РФ). Большинство из них, кроме экс-главы правления банка «Восточный» Алексея Кордичева, вину отрицают. Лишь в середине апреля СКР назначил по делу оценочную экспертизу.

Два отпавших основания

Защитники Майкла Калви мнение следствия не разделяли и просили в продлении домашнего ареста отказать. Так, новый адвокат бизнесмена Тимофей Гриднев (он, в частности, известен тем, что ранее защищал экс-главу Минэкономразвития Алексея Улюкаева) тщательно проанализировал ранее вынесенные решения суда. Он напомнил, что именно Артур Карпов 16 февраля заключил Майкла Калви на два месяца в СИЗО прежде, чем 11 апреля его коллега Юлия Сафина перевела бизнесмена под домашний арест. По его словам, в обоих случаях судьи Басманного суда обосновывали решения тремя важными аргументами: о том, что, находясь на свободе, обвиняемый может скрыться, продолжить заниматься преступной деятельностью или помешает расследованию.

Адвокат отметил, что на этот раз следствие исключило из ходатайства два аргумента. «Из трех обстоятельств, которые являются краеугольных камнем для избрания меры пресечения, два исчезли, — сказал защитник. — Осталось то, что находясь на свободе, Калви может повлиять на свидетелей, уничтожать доказательства или иным путем препятствовать расследованию». Адвокат назвал данный аргумент «зыбким и ничем не подтвержденным». При этом он не был согласен с мнением ранее выступившего его коллеги Дмитрия Клеточкина, который утверждал, что дело «заволокичено».

«У меня нет данных, что следствие буксует. За четыре месяца следствие уже передопросило всех, кого могло передопросить», — указал Гриднев. При этом он добавил, что 21 июня его клиент дал развернутые показания, которые заняли 16 листов. «Майкл Калви — законопослушный гражданин, который исполняет все требования суда и не собирает скрыться», — резюмировал защитник.

В качестве альтернативы домашнему аресту адвокаты предложили применить к Калви новую меру пресечения — запрет определенных действий, которая напоминает домашний арест, но не предусматривает ношение электронного браслета. Также Baring Vostok готов был внести за предпринимателя залог в 5 млн рублей.

Впрочем, эта сумма показалась несерьезной адвокату Александру Тепляшину, представлявшему интересы потерпевшего Шерзода Юсупова. Он заметил, что 5 миллионов рублей — это даже не один процент, а две десятых процента от похищенного. «Потерять человека с радара это дело пяти минут, если с него снять электронный браслет», — привел контраргумент Тепляшин. Он заявил, что снимать браслет с бизнесмена нельзя, ведь в этом случае Калви, даже если и не покинет Россию, то «сможет общаться с теми, кого называют подельниками».

Речь для суда

Сам Майкл Калви выступил в суде с речью, которую подготовил заранее на русском языке. Поэтому приглашенная на процесс переводчица так и не понадобилась. Предприниматель пояснил, что несколько месяцев хранил молчание без всякого злого умысла. «Все это время я тщательно готовился к допросу, — сказал он. — На самом деле история, описанная в обвинении, началась давно — в 2010 году, что потребовало от меня вспомнить далекое прошлое».

Он в очередной раз подчеркнул, что, по его мнению, уголовное дело это следствие корпоративного конфликта между ним и Артемом Аветисяном — бывшим собственником «Юниаструм банка», который в январе 2017 года слился с банком «Восточный», а также с выступающим на его стороне членом совета директоров «Восточного» Шерзодом Юсуповым.

Калви утверждал, что последний был привлечен к поиску компании, активы которой могли бы закрыть кредит в 2,5 млрд, который возник при прежнем руководстве банка, замеченного в сомнительных сделках. По мнению бизнесмена, приобретенные акции IFIG отвечали «всем критериям». Он настаивал, что ценные бумаги этой компании, стоящие более 2,5 млн рублей, и сейчас можно продать за ту же сумму, что свидетельствует об отсутствии ущерба. Подводя итог в своем выступлении, основатель инвестфонда заверил, что не собирается скрываться, а намерен помочь следствию разобраться «во всех тонкостях этого дела». «Есть еще веское обстоятельство. Фонд Baring Vostok инвестировал в более чем 40 российских компаний. Всем им нужна наша поддержка, но мне невозможно ее организовать, будучи под домашним арестом», — сказал бизнесмен.

Однако, взяв на принятие решения почти час, судья удовлетворил просьбу Следственного комитета и оставил Майкла Калви под домашним арестом в его квартире на Большой Дмитровке до 13 октября. Защита намерена обжаловать постановление в апелляции.

Ожидается, что в ближайшие дни суд рассмотрит вопрос о продлении срока нахождения в СИЗО четверых фигурантов: партнера компании Baring Vostok Филиппа Дельпаля и Вагана Абгаряна, директора по инвестициям Ивана Зюзина и руководителя Первого коллекторского бюро (ПКБ) Максима Владимирова. 8 июля утром суд уже продлил срок домашнего ареста бывшему предправления банка «Восточный», а ныне советнику главы правления Норвик Банка Алексею Кордичеву.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию