16+
Суббота, 24 августа 2019
  • BRENT $ 58.94 / ₽ 3889
  • RTS1268.45
17 июля 2019, 03:09 Право

Ноунейм с неограниченными возможностями: бойцы Росгвардии не обязаны представляться гражданам

Лента новостей

Юристы поясняют: закон составлен так, что сотрудники Росгвардии действительно имеют много прав, а вот у граждан с правами куда хуже

Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Бойцы Росгвардии не должны представляться гражданам, к которым у них возникли претензии. Это заявили в пресс-службе силового ведомства в ответ на запрос информагентства «ПроВладимир».

Более того, в случае необходимости росгвардейцы могут забирать у граждан телефоны. Юристы разводят руками — закон прописан так, что сотрудник Росгвардии действительно имеет на все это право, а вот у граждан прав сопротивляться нет.

Бывший сотрудник «ПроВладимира» Кирилл Васильев в разгар дня шел по безлюдному району города с частной застройкой. Его обогнал автомобиль, из которого вышел сотрудник Росгвардии с автоматом наперевес и пальцем на спусковом крючке. О том, что было дальше, рассказывает сам Кирилл Васильев.

«Сотрудник Росгвардии сказал, чтобы я к нему подошел, спросил, что я делаю в этом районе. Я ответил, что шел из церкви, он сказал, что я вру. Почему-то. Он спросил, есть ли у меня с собой телефон, я протянул свой телефон, он его повертел в руках и сказал: «Разблокируйте». Я сказал, что нет, я не буду. Он спросил: «Почему?» Я говорю: «Потому что я имею право его не разблокировать». Сотрудник молча на меня смотрел какое-то время, потом сказал, что если он даже не имеет права таким образом действовать, то может подогнать под меня какую-нибудь ориентировку и по ориентировке, что якобы пропал телефон — айфонов много потерянных, такой, как у вас, точно где-нибудь числится, — мы его тогда проверим. Я говорю: «Наверное, даже так я его вам не разблокирую».

В случае с Кириллом Васильевым его все-таки оставили в покое. На просьбу Кирилла представиться сотрудник, уже садясь в машину, ответил: «Мурат». В целом в этой ситуации росгвардеец с юридической точки зрения во всем был прав.

В этом убедились бывшие коллеги Васильева. Они написали запрос в Росгвардию. Им ответили: «Федеральным законом «О войсках Национальной гвардии» обязанность военнослужащих при обращении к гражданину называть свои должность, звание, фамилию не предусмотрена».

Что касается телефона: «Сотрудники войск Национальной гвардии вправе задерживать лиц, подозреваемых в совершении преступления. При этом задержанные лица, находящиеся при них вещи и документы подвергаются досмотру в порядке, установленном законодательством об административных правонарушениях».

Получается, что попросить у человека телефон может любой, кто купил себе форму росгвардейца. Доказывать, что ты росгвардеец, не надо. На сайте объявлений форма стоит 6 тысяч рублей.

А если эту форму надел злоумышленник, взял телефон, развернулся и начал уходить, что делать гражданину? Догонять? Пытаться отобрать? А если это реальный росгвардеец, который просто решил отойти в тенек, чтобы экран не отсвечивал?

Это уже будет нападением на военнослужащего, то есть перспектива реального срока. А что делать, если настоящий росгвардеец предъявляет незаконные требования, необоснованно применяет силу? Юристы признают: обычный человек перед бойцом Росгвардии бессилен и почти бесправен. Ситуацию комментирует председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе.

Константин Трапаидзе председатель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» «Даже когда я студентам юридических и не только юридических факультетов читаю право, я им всегда говорю: против лома нет приема. В такой ситуации, когда они уже идут на первичное нарушение, дальше, чтобы оправдать свои действия, они могут перейти к причинению телесных повреждений. В этом смысле с ними ни в коем случае связываться нельзя, нужно сберечь свою жизнь, а потом доказывать свою правоту. Задача максимально зафиксировать их нарушение, в конце концов отдать этот телефон, не упираться, потому что, я еще раз говорю, это обойдется дороже».

Но возникает два вопроса: на что фиксировать, если телефон уже у росгвардейца, и на кого потом жаловаться? На неизвестного мужчину в форме? Раньше омоновцы попадали под действие закона о полиции, и это обязывало их представляться.

Но теперь у них свой закон, и понятно почему. Во время разгона митингов и демонстраций (в данном случае оставим в стороне разговоры об угрозе, которую несут обществу граждане, просто проходящие мимо, но при этом попадающие в автозаки) возьмем реальную ситуацию: бунт, массовые беспорядки — там на взаимные представления времени действительно нет.

Но ситуация с Кириллом Васильевым показывает, что сотрудники Росгвардии пользуются возможностями, которые им дает закон, и в других обстоятельствах. И это не первый раз. В июне в сети появилась запись, на которой сотрудник в форме Росгвардии угрожает промоутеру, раздававшему листовки у парка «Зарядье», и в итоге, судя по всему, бьет его.

— Я ничем не торговал.

— Вот в отделении сейчас расскажете.

— Подождите, у вас есть фиксация, что я что-то продавал? Назовите человека, которому я предлагал.

— Слушай, я похож на мента? Я сейчас [ударю], и мне ничего за это не будет. Я похож на мусора, который будет церемониться?

— Вы мне прямо говорите: «Я тебя сейчас [ударю]». Вы мне просто сыпете угрозы!

— Пройдем за угол, уважаемый. Я тебе сказал, что я не мент.

И представляться по закону не обязан.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию