16+
Суббота, 24 августа 2019
  • BRENT $ 58.94 / ₽ 3889
  • RTS1268.45
19 июля 2019, 03:40 Общество

Жили на трубе. «Транснефть» потребовала снести дома в Сухой Балке

Лента новостей

Выяснилось, что дома расположены в охранной зоне нефтепровода. «Транснефть» подала иски в суд, и он встал на сторону компании

Митинг жителей поселка Сухая Балка. Апрель, 2018 года.
Митинг жителей поселка Сухая Балка. Апрель, 2018 года. Фото: скриншот видео Свободная пресса/YouTube

Жителей красноярского поселка Сухая Балка обязали снести свои дома. Оказалось, что 179 участков находятся в охранной зоне нефтепровода. Жить там нельзя, но сельчане, которые построили или купили дома в Сухой Балке, узнали об этом из постановлений суда.

С исками в суд обратилась «Транснефть», потребовав снести все, что попало в охранную зону. Никакой компенсации за это собственникам жилья не положено. Похожие ситуации происходят по всей России, и везде суды встают на сторону крупных корпораций.

Сухая Балка — небольшой поселок в Красноярском крае, проживают в нем 300 человек. По краю поселка проходит труба «Транснефти».

Вокруг нефтепровода есть зона в 150 метров, в которой никаких строений быть не должно — слишком опасно. Жители узнали об этом уже тогда, когда благополучно заселились, говорит жительница поселка Татьяна Нефедова.

«В 2016 году мы купили дом, и получилось, что участок входит в эту 150-метровую зону. Она нигде на учете не стояла, мы про нее знать не знали. Мы купили дом, доделали ремонт, заселились, прописались, а в июле получили иск от «Транснефти» — признать дом самовольным строением и снести за свой счет».

Здесь следует внести уточнение. Есть так называемая охранная зона магистральных нефтепроводов, она составляет 25 метров. В ней ничего делать нельзя — ни строить, ни копать, ни тем более жить, а есть зона в 150 метров, область минимально допустимого расстояния от оси нефтепровода.

Охранная зона в 25 метров стоит на кадастровом учете, она фиксируется в документах, а зона в 150 метров нигде не обозначается. Во время регистрации земельных участков в Росреестре о ней не сообщают. Теперь предписание о сносе может прийти в любой момент, говорит жительница поселка Елена.

«Мой дом находится на расстоянии 120 метров от нефтепровода. Оформили все законно, живем, прописаны, налоги платим, все как положено. К нам претензии именно на дома, которые находятся на минимальном расстоянии от нефтепровода, которое, в принципе, утверждено только лишь СНИПом, о нем простые граждане даже не догадывались. Мы все живем в ужасном ожидании того, что к нам тоже придут».

В отчаянии жители Сухой Балки записали видеообращение к Владимиру Путину. На «Прямую линию» их вопрос не попал, а ведь им есть что рассказать. Как получилось, что дома вблизи нефтепровода разрешала строить местная администрация? Получается, никого СНИПы не смущали.

Business FM обращалась в местную администрацию, но там сообщили, что ответственные на совещаниях, а кто-то и вовсе в отпуске. Интересен ответ «Транснефти» на запрос радиостанции: нефтепроводы Омск — Иркутск и Анжеро-Судженск — Красноярск на момент ввода в эксплуатацию были расположены за границами поселка. Таблички о запретных зонах размещали вовремя, каждые три месяца предупреждения печатали в местной газете «Емельяновские веси».

В «Транснефти» подчеркивают, что исполнительные листы на снос уже получены, но пока не приведены в исполнение, а иски к жителям — это для их же блага.

Это далеко не первый случай противостояния жителей разных поселков и крупных нефтяных компаний. Business FM рассказывала много историй о том, как люди буквально «живут на трубе»: в Подмосковье, Казани, Перми, Томске, Тамбове, Сыктывкаре.

Два года назад дачница подмосковного садоводческого товарищества Опытно-конструкторского бюро автоматики Ирина Вавилова рассказала, что проиграла все суды с «Газпромом». Апелляции тоже отклонили. Дело передали приставам. С тех пор ничего не изменилось, говорит Ирина Вавилова.

— Решение в действии.

— То есть все апелляции были проиграны?

— Да.

— Получается, что сноса уже не избежать?

— Ну, наверное. Мы, конечно, пока не сносим, ждем, не знаю чего. Нет никаких сроков. Мы ждем, решение суда действует три года, то есть если за три года ничего не изменится, то надо будет заново в суд подавать им. Мы пока ждем, они не приходят.

— Вы не пытались попробовать продать?

— Нет, мы не пытались. Кто купит-то? У нас люди пытаются продавать, те, кто просто попал в локальную зону, но неуспешно. А мы уже с проигранным судом. Кому мы продадим?

Такая же ситуация у жителя казанского поселка Салмачи Даниса. Он построил дом, потом получил предписание от «Газпрома» о его сносе. Дело ушло приставам, с тех пор — тишина, говорит Данис.

«В данный момент у нас никаких изменений нет, все заморозилось. Суды прошли, дела передали судебным приставам, а судебные приставы сами не дают о себе знать, если только обращаешься к ним по каким-то другим вопросам. Поэтому не можем сказать даже, что дальше с нами будет. Собственники домов в данный момент находятся все в обременении. Мы сейчас не можем ни продать, ни подарить, ничего. У нас руки связаны».

Истории показательны. В наших примерах суды всегда вставали на сторону «Газпрома» или «Транснефти», однако после вердиктов дела не двигались. Дома приговариваются к сносу, но их могут годами не трогать.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию