16+
Пятница, 22 ноября 2019
  • BRENT $ 63.76 / ₽ 4063
  • RTS1463.00
27 сентября 2019, 06:30 Общество

Судебная машина дала задний ход. Комментарий Георгия Бовта

Лента новостей

«Вопрос теперь лишь в том, каких ответных подарков или, может быть, даже жертв потребует так называемая силовая корпорация, пойдя на столь значительные уступки в резонансном «московском деле», — отмечает политолог

Георгий Бовт.
Георгий Бовт. Фото: Михаил Фомичев/ТАСС

Басманный районный суд Москвы постановил отпустить из СИЗО фигуранта «московского дела» Алексея Миняйло. По заключению судьи Артура Карпова, в материалах дела не содержалось признаков массовых беспорядков, однако при этом действия Миняйло могут квалифицировать как административное правонарушение. В итоге суд не нашел оснований для лишения Миняйло свободы. Его обвиняли в участии в массовых беспорядках (часть 2 статьи 212 УК) во время акции 27 июля.

Алексей Миняйло — участник проекта по социализации детей из детских домов «Полдень». Во время избирательной кампании по выборам в Мосгордуму он работал волонтером в штабе кандидата в депутаты Любови Соболь. Он был задержан вечером 27 июля, когда шел к Трубной площади в Москве, после того как протестная акция на ней уже закончилась. Находясь в СИЗО, он объявил голодовку в знак солидарности с Соболь, которую отказались регистрировать кандидатом в депутаты.

На днях в поддержку Миняйло с открытым письмом к Дмитрию Медведеву обратились целый ряд известных деятелей культуры и искусства. С отдельным открытым письмом в поддержку Миняйло выступили также десятки представителей исторической науки. Как дальше будет развиваться «московское дело»?

Неужели Басманный суд Москвы услышал голос общественности, выступившей в поддержку Алекскея Миняйло, обвиняемого по делу о так называемых массовых беспорядках и до вчерашнего дня находившегося в СИЗО? Общественность апеллировала в открытых письмах даже не к президенту, а к премьер-министру Дмитрию Медведеву, которому силовики не подчиняются. Тем не менее именно прокуратура, которая имела непосредственное отношение к двухмесячному заключению Алексея Миняйло в СИЗО, обратилась с ходатайством в суд, указав, что не видит теперь оснований для содержания его под стражей. Следствие, правда, проявило меньшую снисходительность, попросив изменить меру пресечения на домашний арест. Дальше всех в проявлении снисходительности пошел судья, который не стал дожидаться передачи дела вышестоящей инстанции, а постановил освободить подсудимого из-под стражи и, по сути, переквалифицировал дело в административное.

Кстати, как быть с тем, что невиновный по уголовному обвинению два месяца провел в СИЗО? Попросит ли он, к примеру, компенсации морального и прочего вреда? Статья 53 конституции гласит, что каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц.

Про компенсацию за незаконное пребывание в камере, а также морального вреда есть статьи и в Гражданском кодексе. Там сказано, что при определении размеров компенсации морального вреда суд принимает во внимание степень физических и нравственных страданий. Однако нигде не сказано, почем именно в рублях оценивать такой вред. Каждый раз суд принимает индивидуальное решение. В Госдуме лишь в этом году был внесен законопроект, определяющий размеры такой компенсации отдельно за каждый день необоснованного уголовного преследования и отдельно за каждый день, проведенный в камере. Но вряд ли он будет принят.

Поведение прокуратуры в деле Миняйло, кстати, сильно напоминает ее же поведение в другом резонансном деле, рассмотрение которого было отложено до 30 сентября. Речь о Павле Устинове, которого Тверской суд Москвы успел осудить на 3,5 года колонии за то, что якобы он вывихнул плечо росгвардейцу во время задержания. В этом случае прокуратура, которая требовала сначала шесть лет колонии, теперь заявляет, что приговор в 3,5 года слишком суровый и можно обойтись без лишения свободы.

Все-таки какие-то сильные ветры гуляют по политическим кулуарам, раз они столь резко меняют мнение следователей, судей и прокуроров. Вопрос лишь теперь в том, каких ответных подарков или, может быть, даже жертв потребует так называемая силовая корпорация, пойдя на столь значительные уступки в резонансном «московском деле».

Возможно, изначально среди силовиков было намерение превратить «московское дело» по масштабам, как минимум, во второй «болотный процесс». Однако пока явно не получается. Дело о массовых беспорядках, по сути, развалилось. А те несколько человек, которые уже осуждены или ожидают суда в рамках «московского процесса», получили свои сроки или обвиняются в том, что применили насилие по отношению к правоохранителям, либо в призывах к экстремизму, как еще один известный фигурант этого процесса, студент Высшей школы экономики Егор Жуков.

Скорее всего, в ближайшее время мы так и не узнаем, почему силовая корпорация пошла на столь заметные уступки и послабления. Кто-то будет верить, что решающее влияние оказали выступления общественности. Сразу несколько профессиональных сообществ выступили с коллективными письмами. И, что вообще не бывало в новейшей русской истории, коллективное обращение подписали десятки священнослужителей Русской православной церкви. Но кто-то будет придерживаться другой версии. Более, скажем так, циничной, согласно которой все сделанные послабления стали преимущественно результатом межфракционных договоренностей, конфликтов и компромиссов внутри правящего политического класса. Однако даже последняя версия вовсе не подразумевает, что активность общества в подобных случаях не имеет уж совсем никакого значения.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию