16+
Четверг, 14 ноября 2019
  • BRENT $ 62.77 / ₽ 0
  • RTS1437.85
14 октября 2019, 17:19 Право

Мосгорсуд оставил в силе приговор активисту Котову за неоднократные нарушения на митингах

Лента новостей

Вышестоящая инстанция отклонила апелляционную жалобу защиты. Адвокаты призывали отменить приговор, а дело прекратить. Защитники утверждали, что активист ничего противоправного не совершал, а был задержан через 40 секунд после того, как вышел из метро

Фото: Андрей Васильев/ТАСС

Обновлено в 17:55

Мосгорсуд признал законным приговор 34-летнему гражданскому активисту Константину Котову, осужденному на четыре года лишения свободы за неоднократные нарушения на митингах (ст. 212.1 УК РФ). Как сообщает корреспондент Business FM, таким образом суд второй инстанции отклонил апелляционную жалобу его 12 адвокатов, настаивавших на прекращении дела за отсутствием состава и события преступления. С сегодняшнего дня судебный акт вступил в силу.

Тверской суд столицы 5 сентября признал ведущего программиста компании DSSL из Москвы Константина Котова виновным по статье 212.1 УК РФ («неоднократные нарушения установленного порядка организации либо проведения митинга»).

Слушание в апелляции заняло семь часов. Интересы Котова представляли 12 адвокатов. После вынесения приговора каждый из них заключил с ним договор на оказание правовой помощи на сумму 212 рублей 10 копеек — по номеру его статьи. Поэтому небольшой зал был забит до отказа. Для тех, кто не попал внутрь, этажом ниже была организована телетрансляция. Всего поддержать осужденного пришли более 300 человек: общественные деятели и правозащитники, священники РПЦ и даже представитель посольства США «в качестве международного наблюдателя». На процесс приехал и первый осужденный по статье 212.1 УК РФ — Ильдар Дадин.

Сам Котов участвовал в слушании по видео-конференц-связи из СИЗО. «Зал маленький, но есть трансляция. Но люди еще идут», — подбадривала осужденного его защитница Мария Эйсмонт. «Конечно, а к кому еще идти?» — отвечал Котов.

Его адвокаты, в частности, утверждали, что уголовное дело было возбуждено незаконно, «вопреки позиции Конституционного суда». В феврале 2017 года КС признал статью 212.1 Уголовного кодекса законной, но разъяснил, что для привлечения человека к уголовной ответственности его действиям должна быть присуща криминальная опасность, то есть они должны представлять угрозу вреда здоровью гражданам или юридическим лицам.

Так, Алексей Липцер, который ранее защищал Ильдара Дадина, указал, что «был шокирован» приговором Константину Котову. Он отметил, что в свое время был автором запроса в Конституционный суд. «Судья, который выносил Котову приговор, видимо, не читал постановление КС, в нем четко указаны обстоятельства, за которые лицо может быть осуждено», — сказал он.

Его точку зрения разделяла адвокат Анна Ставицкая. Она отметила, что глава Совета судей РФ Виктор Момотов предложил ввести ответственность за скандализацию правосудия, под которой он подразумевает умаление авторитета судебной власти. «Я думаю, что Момотов должен очень возмутиться, так как судья Тверского судья посчитал возможным положить под сукно решение КС и им не руководствоваться», — возмутилась адвокат. Она считает, что дело Котова «простое как дважды два четыре» и в «постановлении КС все четко и ясно написано». Она просила отменить приговор и оправдать Котова.

А ее коллега адвокат Алхаз Абгаджава отметил, что его подзащитному вменили действия, которых он не делал, приписав ему свойства фантастических героев. «Наш Котов настолько всесилен, как Халк, что препятствовал и проходу граждан, и проезду транспорта, и техники. Хорошо, что он не прыгал, а то он бы мешал и пролету вертолетов», — с иронией заметил защитник.

По мнению защитников, само разбирательство в Тверском суде было необъективным: суд лишил адвокатов права на представление доказательств, не допросив 30 свидетелей защиты и не исследовав видеозапись задержания Котова 10 августа, которую представили адвокаты. На последней было видно, что мужчину, вышедшего на улицу на станции «Китай-город» и обошедшего памятник героям Плевны, задержали буквально через несколько метров. Он не скандировал лозунги и не совершал ничего противоправного, говорили защитники. «Приговор незаконен, не мотивирован и, как следствие, несправедлив», — настаивали они. Адвокаты также обращали внимание на то, что суд дал Котову четыре года из пяти максимально возможных лет. Это, по их мнению, может свидетельствовать об обвинительном уклоне суда и политической мотивированности дела, которая «торчит из каждого листа».

«Этому приговору общество уже дало оценку, именно поэтому он вызвал такой бешеный резонанс», — указала защитница Вера Гончарова. Она отметила, что известные люди: общественные деятели, актеры, режиссеры, учителя и даже представители РПЦ на протяжении уже месяца высказывают свое мнение «по поводу этого несправедливого судебного акта». 17 сентября священнослужители РПЦ написали открытое письмо в поддержку фигурантов «дела 27 июля».

Защитники ходатайствовали о повторном исследовании доказательств — допросе свидетелей, среди которых были сотрудники полиции и Росгвардии, задерживавшие Котова и оформлявшие протокол, а также об изучении видеозаписей задержания. Их просьбу поддержал фигурант. Он указал, что показания сотрудников полиции «были во многом недостоверными, а попросту ложными». Однако судья Нина Шарапова решила не допрашивать полицейских, но постановила просмотреть видео и заслушать журналиста радиостанции «Свобода» Алину Пинчук.

Последняя рассказала, что была свидетелем задержания Котова на площади у Ильинских ворот, неподалеку от здания администрации президента. «Он ничего не делал, просто медленно двигался по площади. Подбежал полицейский, потом второй, и они его увели», — сказала она. Свидетель не слышала, чтобы активист что-то выкрикивал. «Там вообще было очень спокойно все, он шел обособленно», — сказала журналист, добавив, что Котов не создавал помехи движению людей, а им мешали, скорее, сами полицейские. Она призналась, что задержание Котова ее удивило, и предположила, что, возможно, полицейские отреагировали так на торчащий из его рюкзака плакат.

Отвечая на вопросы судьи, Пинчук признала: сотрудники полиции неоднократно объявляли гражданам, что их акция несанкционирована, и просили разойтись. «А какие-то крики со стороны людей были или люди просто ходили и смотрели на архитектуру Москвы?» — уточнила судья. Однако журналист смогла вспомнить лишь несколько фраз, которые скандировали люди, а именно требование о допуске на выборы в Мосгордуму независимых кандидатов: «Допускай», «Один за всех и все за одного» и «Путин — вор». «То есть все же антиправительственные лозунги звучали», — заметила судья.

После этого Мосгорсуд изучил видеозапись событий 10 августа 2019 года, которые происходили рядом с метро «Китай-город» у памятника героям Плевны. На предоставленной Департаментом информационных технологий города Москвы записи, сделанной с городских крыш, были с трудом видны фигуры людей, перемещавшихся в зависимости от действий полицейских. Найдя на записи фигуру Котова, защитники задали ему несколько вопросов. Тот сообщил, что шел, держа в руке мобильный телефон и переписываясь со знакомыми. Он утверждал, что никаких лозунгов не выкрикивал. А адвокаты обратили внимание суда на то, что с момента выхода их подзащитного из подземного перехода метро до момента задержания прошло всего 40 секунд. «Ко мне подошли неизвестные люди, заломили мне руки и, не сказав, что я нарушаю, провели меня в автозак, на котором отвезли в ОВД «Соколиная гора», — посетовал осужденный.

По ходатайству защиты суд приобщил «как характеристику личности» петицию за отмену статьи 212.1 УК, которую подписали 107 тысяч человек, а также открытое письмо 182 священников в поддержку фигурантов «дела 27 июля». При этом судья Нина Шарапова не приняла заключение Совета по правам человека по делу активиста и обращение более 600 членов участковых избирательный комиссий с правом подписи, одним из которых был до ареста Котов.

Прения сторон, в которых выступили все 12 адвокатов, растянулись на два часа. Наиболее эмоциональной в них была защитница Котова Мария Эйсмонт. Она была убеждена: свобода выражения непопулярных взглядов должна существовать, в противном случае, на ее взгляд, страна может скатиться к «фашизму».

Она вспомнила недавнее убийство девятилетней девочки в Саратове, упрекнув полицию в том, что она слишком много сил уделяет ловле оппозиционеров, а не контролю за ранее судимыми лицами. Она полагает, что трагедия в Саратове случилась, потому что силовики едут через всю Москву и «караулят Котова в Новокосино», «а не маньяка, который ранее был судим, который идет и убивает девочку». Защитница призывала правоохранителей «ловить маньяков, а не оппозиционеров — тех, кто не разделяет взгляды большинства». «Неужели вы думаете, что можно человека, который придерживается взглядов, которые вы не разделяете, посадить на четыре года?», — обратилась она к прокурору.

«Виновным себя я не признаю. Меня осудили лишь за участие в мирных, публичных протестных акциях», — заявил сам Константин Котов.

Он опроверг утверждение обвинения в том, что он якобы преследовал угрозу нарушения конституционно охраняемых прав человека. Фигурант рассказал, что «выходил на улицу, в том числе требуя соблюдения конституционных прав» на свободу выражения мнений, личную неприкосновенность, честные и свободные выборы. «Ни я, а следствие и суд презирают конституционно охраняемые ценности», — выступал активист.

Котов назвал свое дело «политически мотивированным» и заявил, что дело в отношении него должно быть прекращено. «Я требую полного оправдания, если у суда хватит на то смелости», — сказал он, добавив, что, по его мнению, статью, по которой его осудили, также следует отменить, ведь недаром петиция за ее отмену набрала более 100 тысяч подписей.

В свою очередь, прокурор Алексей Радин просил оставить приговор без изменения, а апелляционную жалобу защиты — без удовлетворения. По его мнению, дело Котова расследовалось без нарушений, а назначенное Котову наказание в четыре года «полностью отвечает принципам справедливости и соразмерности содеянному». Также, по мнению прокурора, суд учел данные о личности подсудимого и смягчающие обстоятельства.

Пробыв в совещательной комнате 20 минут, судья Нина Шарапова оставила приговор без изменения.

Согласно материалам дела, Котов в течение полугода пять раз (2 марта, 13 мая, 12 июня, 19 июля и 10 августа) привлекался к административной ответственности за участие в несанкционированных мероприятиях, получая штрафы и административные аресты. Так, в первый раз его задержали у памятника Ломоносову недалеко от главного здания МГУ за акцию в поддержку аспиранта Азата Мифтахова, обвиняемого в изготовлении взрывчатки, во второй раз — за шествие в поддержку фигурантов «Нового величия» и «Сети» на Лубянской площади, в третий — за участие в акции в поддержку журналиста Ивана Голунова. Также он подвергся административной ответственности за репост в Facebook сообщения о проведении неразрешенного митинга оппозиции на Трубной площади, а также за участие после согласованной акции 10 августа в несанкционированном шествии на Старой площади. Там он, как утверждает следствие, скандировал лозунги, призывая граждан «к активным противоправным действиям» и тем самым нарушал общественный порядок и «препятствовал передвижению других лиц».

Константин Котов стал вторым осужденным в России по статье 212.1 УК РФ. Первым и пока единственным осужденным по ней стал Ильдар Дадин. В декабре 2015 года Басманный суд столицы приговорил его к 3,5 года лишения свободы, впоследствии наказание было снижено до 2,5 года. 22 февраля 2017 года президиум Верховного суда РФ приговор отменил, а Дадина освободили и признали за ним право на реабилитацию. Впоследствии он отсудил 2,2 млн рублей за незаконное уголовное преследование.

Покидая суд, адвокаты осужденного заявили, что намерены добиваться полной реабилитации своего подзащитного. По словам защитников, в ходе судебного процесса прокурор отказался от обвинения Котова в организации несанкционированных акций, за которые он был осужден, и это было железным козырем защиты. «Составом преступного деяния является лишь организация и проведение несанкционированных массовых мероприятий. В приговоре содержится абзац, в котором говорится, что гособвинитель отказался от обвинения в данной части и оставил лишь участие. Таким образом, действия Котова не образуют состав преступления. У него может быть хоть миллион «административок», но это не уголовно наказуемые деяния», — сказал адвокат Александр Пиховкин. Другой адвокат активиста Юрий Костанов указал, что данный довод был «неубиваем». «Это брак приговора, который исправить нельзя, — только отменить его. Единственный вариант, который у суда оставался, это его не заметить, что судья и сделала», — резюмировал он.

В невиновность последнего продолжал верить и приехавший в Мосгорсуд лидер движения «За права человека» Лев Пономарев. Он рассказал, что хорошо знаком с Котовым и знает его как «абсолютно спокойного» и сдержанного человека. Правозащитник называл его приговор «несправедливым» и, «главное, очень опасным для будущего, для страны».

Лев Пономарев председатель движения «За права человека» «Во-первых, здесь прямой вызов Конституционному суду. Я должен сказать, что Конституционный суд рекомендовал фактически эту статью использовать очень осторожно. Более того, уже после этого и председатель Верховного суда Вячеслав Лебедев, и уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова говорили, что эту статью надо убрать, потому что трактование Конституционного суда подсказывает, что эта статья опасна. А когда она опасна, то лучше бы ее убрать, наверное».

По мнению правозащитника, с инициативой исключения статьи 212.1 УК РФ из Уголовного кодекса следовало на законодательном уровне выйти председателю Верховного суда Вячеславу Лебедеву.

«А сейчас она крайне опасна, потому что много людей в течение полугода попадают под административный пресс опять-таки очень несправедливо. Я утверждаю, что в России существуют массовые политические административные репрессии. Тысячи людей уже попали под этот каток административной репрессии. И поэтому сфабриковать, чтобы в течение полугода было три административных задержания, ничего не стоит, и сделать четвертое ничего не стоит».

С 14 октября приговор Котова вступил в силу. Это значит, что теперь его отправят в колонию. Однако это не мешает защитникам оспорить приговор в порядке надзора в кассации. Также они могут подать жалобу в Европейский суд по правам человека.

Между тем стало известно о задержании еще четырех человек по так называемому делу 27 июля. По информации Следственного комитета, это Андрей Баршай, Егор Лесных, Максим Мартинцов и Владимир Емельянов. Еще двое подозреваемых скрылись. Всех подозревают в применении насилия в отношении представителя власти (ч. 1 ст. 318 УК РФ). Пока не ясно, о какой мере пресечения следствие намерено попросить суд.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию