16+
Вторник, 19 ноября 2019
  • BRENT $ 61.73 / ₽ 3937
  • RTS1452.06
5 ноября 2019, 17:12 Право

Взятка в $1 млн, коньяк и «бочка с деньгами». О чем рассказал генерал Дрыманов?

Лента новостей

Обвиняемый в получении взятки в 1 млн долларов бывший главный следователь Москвы Александр Дрыманов дал показания в Мосгорсуде. Он озвучил компромат на своего первого заместителя, а также пожаловался на выпивших его спиртное следователей ФСБ

Александр Дрыманов.
Александр Дрыманов. Фото: Максим Григорьев/ТАСС

Бывший руководитель столичного управления Следственного комитета России генерал-лейтенант в отставке Александр Дрыманов 5 ноября дал показания в Мосгорсуде на процессе по делу о получении взяток. Он отверг обвинение, в том числе в получении 1 млн долларов за освобождение подручных вора в законе Захара Калашова.

Подсудимый утверждал, что его бывший заместитель генерал Денис Никандров его оговорил, а также поведал, как у него на даче следователи искали «бочку с деньгами и драгоценностями». Часть выступления Дрыманова прошла в открытом режиме, но вторую часть судья Сергей Груздев закрыл, дабы избежать огласки сведений, составляющих гостайну.

Свою речь главный фигурант дела подготовил заранее. Дрыманов зачитывал ее по бумажке, и его несколько раз прерывал судья, который призывал фигуранта говорить «в русле предъявленного обвинения». Судья был недоволен тем, что генерал постоянно отклонялся от темы, то приводя статистические данные, то ненужные подробности о номерах его служебных машин, графике работы и даже сведения о том, кто ему готовил кофе.

Дело на миллион

Помимо бывшего руководителя ГСУ СК по Москве Александра Дрыманова, на скамье подсудимых еще двое. Это экс-начальник Главного управления межведомственного взаимодействия и собственной безопасности СКР Михаил Максименко и бывший начальник следственного управления по Центральному административному округу ГСУ СК РФ по Москве Алексей Крамаренко.

Всем троим вменяется получение взятки (ч. 6 ст. 290 УК РФ) в 1 млн долларов за смягчение обвинения и освобождение из-под стражи правой руки вора в законе Захара Калашова (Шакро Молодого) Андрея Кочуйкова по прозвищу Итальянец и его друга Эдуарда Романова (Дубеля).

Оба оказались замешаны в перестрелке на Рочдельской улице рядом с кафе Elements в декабре 2015 года, в ходе которой были убиты двое и ранены еще несколько человек. Посредником в передаче денег, как гласит обвинение, выступил покинувший Россию девелопер Дмитрий Смычковский. Кто профинансировал операцию, следствие так и не выяснило.

Также генералу вменяется получение взятки в виде банковской карточки с 9,8 тысячи евро за покровительство по службе его первому заместителю Денису Никандрову. Последний был ранее осужден на 5,5 года колонии, так как заключил сделку со следствием. Этим летом он освободился условно-досрочно. К рассмотрению дела суд приступил 17 октября. Подсудимые вину не признали.

Доверчивый генерал

Стоит отметить, что вначале Александр Дрыманов собирался дать показания в конце процесса, но потом передумал. В суде он рассказал, что ежедневно ему приходилось подписывать от 200 до 300 различных процессуальных документов, «поэтому лично вникнуть во все дела я не мог, доверяя своим заместителям». Из его пространного выступления следовало, что курировать расследование трех уголовных дел, возбужденных по факту перестрелки на Рочдельской улице, он поручил своему первому заместителю Денису Никандрову.

Поэтому, когда тот весной сообщил, что передал одно из дел в отношении обвиняемых Андрея Кочуйкова и Эдуарда Романова в следственное управление ЦАО, так как «оно не представляет особой сложности», он этой информации «особого внимания не придал», так как «был уверен в профессионализме» своего заместителя.

Когда впоследствии в июне 2016 года в СМИ прошли публикации о том, что действия обвиняемых в СУ ЦАО были переквалифицированы с обвинения в хулиганстве на более мягкую статью «самоуправство» и их чуть не выпустили на свободу, Никандров объяснил это «личной местью» ему со стороны сотрудников ФСБ.

По словам Дрыманова, его заместитель сказал, что сотрудники ФСБ не раз просили его переквалифицировать обвинение застрелившего двух человек в перестрелке бывшего сотрудника КГБ СССР и РУБОП Эдуарда Буданцева со статьи «умышленное убийство» на «необходимую оборону», а он отказывался это сделать. В дальнейшем дело Буданцева забрал Следственный комитет России, который принял именно такое решение и прекратил его.

«Злосчастный мешок» и компромат на зама

Дрыманов уверял, что Никандров оговорил его, и опроверг версию обвинения о том, что он отдал его долю, положив доллары в фирменный мешок из магазина Bosco. По версии самого Дрыманова, ранее он и его подчиненные покупали в магазине кроссовки, так как в апреле 2016 года принимали участие в благотворительном велопробеге.

Когда же Никандрова утвердили в должности его зама, он на радостях спросил, нет ли у него чего-то из спиртного, чтобы отметить. «У меня был тот пустой злосчастный мешок из Bosco. Я положил бутылку коньяка в этот мешок. Уверенно могу сказать, что никаких долларов Никандрову не передавал, он ушел от меня с мешком от Bosco, но там лежала бутылка коньяка», — заявил Дрыманов.

По его словам, когда октябре 2016 года его вызвали на допрос сотрудники ФСБ, они рассказали, что за полгода до своего ареста Денис Никандров потратил более 100 млн рублей, приобрел квартиру, загородный дом, автомобиль и мог позволить себе за время двухдневной зарубежной поездки потратить более 40 тысяч евро, а также на широкую ногу отметить 30-летие своей подруги Анастасии Селивановой.

Дрыманов заявил, что его заместитель, просидевший под стражей полтора года, «подложил ему свинью», когда дал показания о том, что якобы передал ему карточку с деньгами за «благосклонное отношение» и назначение на должность его первого заместителя. Также, со слов Никандрова, следствие узнало, что он якобы предупредил девелопера Дмитрия Смычковского о необходимости покинуть Россию. Подсудимый это отрицал. «Я не просил его покинуть пределы РФ. При этом я не принимал мер по собственной безопасности», — указал на противоречие генерал.

Он пояснил, что познакомился с Дмитрием Смычковским в 2009-м или 2010 году на Дне работника госбезопасности, узнав, что тот учился в институте вместе с его предшественником. Подсудимый уверял, что не обсуждал с последним детали расследования уголовных дел, за исключением тех, что ранее были известны в СМИ, и не видел «в общении с ним ничего предосудительного». Новые знакомые обменялись телефонами. Поскольку оба любили классику советского кинематографа, то в переписке по WhatsApp стали подписываться «Алекс — Юстасу».

Про обыск и поиски бочки с деньгами

Дрыманов также рассказал, что по наводке Дениса Никандрова 1 сентября 2017 года у него прошел обыск на даче в Тульской области. Сотрудники ФСБ искали там «бочку с деньгами и драгоценностями», а также хотели проверить слова Никандрова о том, что на его день рождения 7 июня 2016 года якобы кто-то на вертолете «привозил артистов».

Позже супруга генерала рассказала, что обыск начался задолго до ее приезда, при этом следователи приковали наручниками к скамейке их работников — граждан Узбекистана. С использованием сотрудников МЧС и спецтехники сотрудники ФСБ буквально обыскали каждый сантиметр дома. «Но искомой бочки, а также следов вертолета обнаружено не было», — сказал Дрыманов.

Он посетовал на то, что после посещения подвала со спиртным сотрудники оперативно-следственной группы написали на воротах его гаража слово «вор». О случившемся глава ГСУ СК Москвы сообщил председателю СК, а тот проинформировал директора ФСБ, после чего состоялся «серьезный разбор полетов с инициатором мероприятий».

Вскоре судья объявил перерыв, приняв решение о закрытии дальнейшего допроса подсудимого. Последний, на его взгляд, затронул сведения, составляющие гостайну. Дело в том, что часть материалов засекречена. Ожидается, что 6 ноября подсудимый ответит на вопросы защиты и обвинения, после чего прокуратура планирует начать представление доказательств с допроса свидетелей.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию