16+
Понедельник, 23 апреля 2018
  • BRENT $ 73.71 / ₽ 4526
  • RTS1145.80
21 января 2010, 16:31 ПравоКриминал

Бывший топ-менеджер ЮКОСа запутался в показаниях

Лента новостей

Бывший директор по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа Алексей Голубович в четверг изменил показания, которые он дал два дня назад на процессе по второму делу Ходорковского и Лебедева

Бывший директор по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа Алексей Голубович изменил свои показания. Фото: ИТАР-ТАСС
Бывший директор по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа Алексей Голубович изменил свои показания. Фото: ИТАР-ТАСС

Бывший директор по стратегическому планированию и корпоративным финансам ЮКОСа Алексей Голубович в четверг изменил показания, которые он дал два дня назад в Хамовническом суде Москвы на процессе по второму уголовному делу бывших совладельцев ЮКОСа Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. На этот раз он фактически согласился с версией обвинения по эпизоду, связанному с хищением в 1998 году акций шести дочерних предприятий «Восточной нефтяной компании».

Допрос Алексея Голубовича, который числится в списке свидетелей обвинения, начался 19 января. Вопросы, адресованные Голубовичу прокурорами, были связаны со вторым эпизодом дела.

По версии обвинения, в 1998 году Ходорковский, Лебедев и другие участники созданной ими преступной группы завладели акциями шести дочерних предприятий ВНК: ОАО «Ачинский НПЗ», ОАО «Новосибирское предприятие по обеспечению нефтепродуктами», ОАО «Томскнефтепродукт», ОАО «Хакаснефтепродукт», ОАО «Томскнефтегеофизика» и ОАО «Томскнефть – ВНК», внесенных РФ в уставный капитал ВНК. Таким образом ЮКОС получил контроль над 38% акций ВНК стоимостью свыше 3 млрд рублей. Как следует из материалов дела, затем акции ВНК были обменяны на 37 млн акций НК ЮКОС. При этом были составлены заведомо ложные акты оценок стоимости ценных бумаг. Так, стоимость акций ВНК была явно занижена, а стоимость акций ЮКОСа, наоборот, завышена. При этом рыночная стоимость акций ЮКОСа составляла 181 млн рублей, в то время как рыночная стоимость акций ВНК — 3,199 млрд рублей. Впоследствии ценные бумаги были переоформлены на ряд зарубежных оффшорных компаний и таким образом легализованы.

Во вторник, 19 января, отвечая на вопросы гособвинителя Валерия Лахтина, Алексей Голубович заявил, что это был «справедливый обмен». По данным РИА «Новости», занижения стоимости акций, участвовавших в сделке мены, не было. «Ни я, ни мои сотрудники не ставили целью занизить стоимость акций», — сказал Голубович, напомнив, что события происходили в 1998 году, после дефолта, когда стоимость акций предприятий сильно упала. Голубович заявил, что «менять акции примерно одинаковой стоимости по рыночным котировкам — это справедливый обмен».

Между тем, на заседании в четверг Алексей Голубович дал прямо противоположные показания. В начале слушания он сделал заявление, опровергнув информацию, которая прошла накануне в СМИ. «Во вчерашней газете я прочитал интервью уважаемого адвоката Клювганта (защитник Михаила Ходороквского Вадим Клювгант, — BFM.ru) о том, что в суде я признал обмен акций не только законным, но необходимым и по справедливой цене, — сказал, сжимая в руках газету «Ведомости», бывший топ-менеджер ЮКОСа. — Я не делал таких признаний!». Голубович также опроверг утверждения журналистов о том, что он проходил «обвиняемым по делу ВНК» и «находится под программой защиты свидетелей». Он заявил, что данные сведения не соответствуют действительности и наносят ему «существенный ущерб». «Я прошу защиту воздержаться от комментариев на время дачи мною показаний», — сказал Голубович.

Между тем, по сообщениям целого ряда СМИ, в конце 2004 года Голубовичу было предъявлено обвинение в мошенничестве при незаконной приватизации в 1994–1995 годах ОАО «Апатит» и НИИ удобрений и инсектофунгицидов. Как сообщала газета «Коммерсантъ», эти эпизоды фигурировали в деле Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Голубович был объявлен в международный розыск. В 2006 года сотрудники Интерпола арестовали его в аэропорту итальянского города Пиза. Однако суд Тосканы отклонил запрос российской Генпрокуратуры. В конце 2006 года Голубович вернулся в Россию. По информации «Коммерсанта», дело в отношении бывшего топ-менеджера ЮКОСа было прекращено в обмен на дачу им свидетельских показаний против акционеров ЮКОСа.

Большинство вопросов, адресованных в четверг свидетелю прокурором Валерием Лахтиным, вызвали бурный протест со стороны адвокатов подсудимых, которые утверждали, что они не относятся к рассматриваемому делу. «Мы попросту теряем время!», — поддержал защитников Платон Лебедев, сидевший вместе с Михаилом Ходорковским в клетке с бронированным стеклом.

Наконец, Лахтин вновь вернулся ко второму эпизоду дела. «Вы можете что-то добавить по поводу обмена акций ЮКОСа на акции дочерних компаний ВНК? — спросил он Голубовича. — Все ли члены совета директоров ВНК были с ним согласны?». «Не могу за всех отвечать, но со слов Дмитрия Гололобова (начальник юридического управления ЮКОСа, бежавший в Великобританию, — BFM.ru) часть совета директоров была против». Так, по словам свидетеля, против сделки возражал представлявший интересы государства Герман Греф (в то время член коллегии Министерства государственного имущества РФ, — BFM.ru). «Он высказывал сомнения, что это было допустимо, законно и был равнозначный обмен», — добавил Голубович. Он отметил, что в этой связи представители государства могли обратиться в различные государственные инстанции и правоохрательные органы. «Что, видимо, и произошло, поскольку было возбуждено уголовное дело», — резюмировал свидетель.

«Был ли эквивалентным обмен?», — задал главный вопрос прокурор. «По моему мнению, не был. Но нужно оценку посмотреть», — заявил свидетель.

Комментировать показания свидетеля защитники подсудимых отказались. «На прошлом заседании Ходороковский недаром просил суд оградить свидетеля от непроцессуального воздействия лиц, сотрудничающих с обвинением. И вот что мы видим сейчас», — заметил BFM.ru Вадим Клювгант.

Ранее адвокаты заявляли, что вопрос о равноценности обмена акций не может быть предметом уголовного разбирательства и относится исключительно к гражданско-правовым отношениям. Между тем, следствие инкриминирует Ходорковскому и Лебедеву хищение, которое, по закону означает «безвозмездное изъятие» имущества. В данном случае этого не было, и поэтому говорить о хищениях акций нельзя. «В ходе следствия сделано несколько заключений оценщиков, — сказал BFM.ru адвокат Платона Лебедева Константин Ривкин. — Одни пришли к выводу об эквивалентности обмена, другие нет. Существует много методик. Другое дело, что следствие положило в основу обвинения только те, которые его устраивали».

Рекомендуем:

  • Фотоистории