16+
Четверг, 27 февраля 2020
  • BRENT $ 55.23 / ₽ 3657
  • RTS1388.63
10 февраля 2020, 17:52 Право

Мосгорсуд оставил Майкла Калви без прогулок

Лента новостей

Срок домашнего ареста основателю Baring Vostok продлен до 13 мая. Аналогичную меру пресечения суд продлил и бизнес-партнеру Майкла Калви Филиппу Дельпалю. Он также просил о прогулках, но суд не разрешил

Майкл Калви.
Майкл Калви. Фото: Валерий Шарифулин/ТАСС

Обновлено в 21:00

Мосгорсуд продлил до 13 мая срок домашнего ареста основателю Baring Vostok гражданину США Майклу Калви, а также его бизнес-партнеру Филиппу Дельпалю по делу о хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный». Об этом сообщает корреспондент Business FM. Таким образом суд удовлетворил ходатайство о продлении им ранее избранной меры пресечения на срок свыше года. Фигуранты просили если не отпустить их, то хотя бы разрешить прогулки, но суд навстречу не пошел, отметив, что вопрос прогулок относится к компетенции следствия.

В ходатайстве, подписанном руководителем следственной группы подполковником юстиции Людмилой Самойленко, говорилось, что следственные действия были окончены в конце декабря, а семь обвиняемых и их 26 защитников приступили к ознакомлению с 75 томами уголовного дела. Она просила продлить фигурантам домашний арест для того, чтобы они завершили процедуру, после которой будет составлено и утверждено обвинительное заключение. «Основания для изменения им меры пресечения не отпали», — указала Самойленко. Приехавший в суд следователь Константин Спирин данную просьбу поддержал, объяснив ее «особой сложностью дела». По его данным, на сегодняшний день Майкл Калви ознакомился с 17 томами, а Филипп Дельпаль — с 19 томами.

Представители прокуратуры и потерпевших (ими по делу признаны акционер банка Шерзод Юсупов и банк «Восточный») высказались за удовлетворение просьбы следствия. Так, представлявший интересы Юсупова адвокат Владислав Тепляшин назвал дело Baring Vostok «самым громким и самым важным делом в РФ в экономической сфере и в области бизнес-защиты за прошедший год». Предрешая выступление защиты, он отверг аргумент адвокатов о том, что вмененное фигурантам преступление было совершено в сфере предпринимательской деятельности, а потому фигурантов нельзя держать под домашним арестом.

Тепляшин отметил, что деятельность бизнесменов связана с предпринимательским риском. «В нашем случае никакого предпринимательского риска не было, а цель всегда была только преступной. Как установило следствие, группа менеджеров банка, находившихся на разных должностях, перевела деньги в подконтрольную им другую компанию, и эти деньги не вернулись [в банк] никогда», — озвучил он позицию потерпевших. По мнению последних, Калви и другие имели умысел «вывести деньги из банка и никогда не возвратить», поскольку выданный ими кредит якобы «не был ничем обеспечен». Тепляшин просил не смягчать Калви и Дельпалю меру пресечения, апеллируя к тому, что «эти люди обладают огромными финансовыми и лоббистскими возможностями» и могут помешать расследованию.

Впрочем, сам Калви и Дельпаль отвергали такую возможность, как и вероятность того, что в случае отмены домашнего ареста они скроются. Каждый отмечал, что расследование уже завершено, и предлагал внести залог в сумме 25 млн рублей или же сумму, которую определит суд. Если суд на это не пойдет, то обвиняемые просили разрешить им ежедневные прогулки. Дельпаль просил минимум о двух часах в день, а Калви — от двух до четырех. Адвокаты обвиняемых предлагали вместо домашнего ареста запрет определенных действий, который не предполагает ношение электронного браслета.

Кстати, Майкл Калви в суде говорил по-русски, а Дельпаль прибег к услугам переводчика. Основатель Baring Vostok настаивал, что «никто из обвиняемых никакой выгоды не получил» и все «действовали исключительно добросовестно в интересах банка, чтобы не допустить его банкротства».

Калви напомнил, что экспертиза на следствии оценила стоимость спорных акций компании IFTG почти в 4 млрд рублей. «Эксперт оценил их в 4 млрд рублей при кредите в 2,5 млрд рублей. Поэтому если это растрата, то это самая выгодная растрата в истории», — сказал он.

Бизнесмен сообщил, что, если верить прессе, то уже в ходе следствия банку поступило три независимых предложения инвесторов, которые «хоть сейчас» готовы купить акции. «Но у них [следователей] другая мотивация вообще. Я могу и больше объяснить, если у кого-то есть интерес», — сказал предприниматель, однако не стал останавливаться на этом моменте. «Как бы там ни было, следствие завершило сбор доказательств и предъявило нам для ознакомления. Это означает, что я не могу никаким путем повлиять на уничтожение доказательств или на установление истины по делу», — сказал Калви.

«Это преступление ненасильственное. Здесь никто никого не резал, не насиловал и не убивал», — вторил ему адвокат Тимофей Гриднев, который считал «виртуальными» опасения следствия. А Филипп Дельпаль обратил внимание суда на то, что первоначальная редакция обвинения, которое переквалифицировали с «мошенничества» на «растрату», претерпела существенные изменения. По его словам, если ранее следствие на протяжении нескольких месяцев говорило о событиях 2017 года, то в новой редакции — о событиях 2015 года, по которым его даже не допрашивали.

«Мой подзащитный совершенно верно называет Тепляшина представителем псевдопотерпевшего, потому что в 2015 году Шерзод Юсупов к банку отношения не имел вообще», — поддержал его адвокат Дмитрий Харитонов. Он подчеркнул, что его клиент не голосовал ни за одно корпоративное решение по делу: ни за выдачу кредита, ни за его продление, ни за соглашение об отступном.

В совещательной комнате судья Андрей Расновский находился больше часа. Выйдя оттуда, он удовлетворил ходатайство следствия, назвав ранее избранную меру пресечения соразмерной предъявленному обвинению. В предоставлении прогулок фигурантам он отказал, подчеркнув, что данный вопрос должно решать следствие. Кстати, его защита уже просила о прогулках еще в октябре. Но следствие просьбу отклонило.

А спустя час Мосгорсуд снял арест с акций банка «Восточный» на 2,5 млрд рублей по «делу Baring Vostok», принадлежащих Evison Holdings. Адвокат Калви Дмитрий Клеточкин не скрывал радости по поводу принятого судебного акта. «Мало того, что следователи арестовали акции про беспределу, пошли с ходатайстом не в тот суд, так еще решением суда запретили им голосовать», — возмутился защитник. По его словам, арест акций в соотвествии с Уголовно-процессуальным кодексом должен производиться по месту их нахождения. «А, поскольку акции лежат в депозитарии в Новосибирске, то ехать следователям надо было туда, а не идти в «свой» Басманный суд», — сказал Клеточкин Business FM.

Уголовное дело о хищении 2,5 млрд рублей у банка «Восточный» было возбуждено Следственным комитетом России 13 февраля 2019 года по заявлению члена совета директоров этого банка Шерзода Юсупова. Его фигурантами являются семь человек.

Основатель инвестфонда гражданин США Майкл Калви провел в СИЗО два месяца, прежде чем в апреле 2019 года его перевели под домашний арест. Партнер фонда Baring Vostok по индустрии финансового сектора гражданин Франции Дельпаль провел под стражей полгода, ему меру пресечения в августе прошлого года смягчил Мосгорсуд. Под домашним арестом находятся также бывший директор по инвестициям банка «Восточный» Александр Цакунов и председатель правления банка «Восточный» Алексей Кордичев. В понедельник, 10 февраля, Мосгорсуд продлил его фигурантам до 13 мая.

Еще трое фигурантов — партнер Baring Vostok Ваган Абгарян, директор по инвестициям Baring Vostok Иван Зюзин, руководитель Первого коллекторского бюро Максим Владимиров — год находятся в СИЗО. Мосгорсуд 5 февраля отменил решение Басманного суда столицы о продлении им ареста до 13 февраля, вернув ходатайство следствия на новое рассмотрение. Заседание по этому вопросу состоится 11 февраля в Басманном суде. А на следующий день, 12 февраля, Мосгорсуд рассмотрит вопрос о продлении обвиняемым ареста на срок свыше года.

По версии следствия, основатель Baring Vostok (следствие называет его организатором и руководителем преступной группы) вступил в сговор с подконтрольными ему топ-менеджерами банка «Восточный». Они и убедили акционера «Восточного» Шерзода Юсупова поддержать соглашение об отступном, согласно которому вместо возврата 2,5 млрд рублей Первое коллекторское бюро передало банку 60% акций International Financial Technology Group, реальная стоимость которых не превышала 600 тысяч рублей. Позже экспертиза, проведенная в ходе следствия, пришла к выводу, что рыночная стоимость спорного пакета ценных бумаг составляет 3,8 млрд.

Ранее фигурантам вменялось хищение акций, теперь же им инкриминируют выдачу «безвозвратного» кредита стоимостью 2,5 млрд рублей. Обвинение с «мошенничества» (ч. 4 ст. 159 УК РФ) переквалифицировали на «растрату» (ч. 4 ст. 160 УК РФ). Впрочем, обе статьи предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок до десяти лет. Подследственные вину отрицают. Калви считает уголовное преследование результатом корпоративного конфликта с другим акционером банка — Артемом Аветисяном.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию