16+
Понедельник, 13 июля 2020
  • BRENT $ 42.83 / ₽ 3032
  • RTS1235.30
26 февраля 2020, 11:29 Право

Вердикт для знахаря. Как в России судили травника из Перу и чем это закончилось

Лента новостей

Присяжные оправдали травника российско-перуанского происхождения по обвинению в контрабанде наркотиков в особо крупном размере, но признали виновным в покушении на сбыт наркотических трав. Какой срок может ждать Даниэля Диас-Струкова?

 Даниэль Диас-Струков.
Даниэль Диас-Струков. Фото: freedomdanielstrukov.com

В Мособлсуде поздно вечером 25 февраля присяжные вынесли вердикт по неординарному уголовному делу гражданина России, Перу и Испании Даниэля Диас-Струкова. Мужчину, который называет себя потомственным последователем традиционных практик индейцев племени Кечуа, обвинили в контрабанде и покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере после того, как он заказал по почте «кровь дракона». В ней российские таможенники нашли демитилтриптамин (ДМТ) — галлюциноген, внесенный в список наркотических и психотропных средств, оборот которых запрещен в РФ.

Однако жюри оправдало подсудимого по этому основному пункту дела. При этом присяжные признали его виновным по другому — в покушении на незаконный сбыт трав, содержащих алкалоиды, которые нашли у знахаря дома.

Подозрительную посылку из Перу сотрудники Шереметьевской таможни обнаружили 23 февраля 2017 года. В коробках были 11 бутылок, в десяти из них эксперты нашли запрещенное вещество. Получателя — 43-летнего Даниэля Сиксто Диас-Струкова — задержали 2 марта в почтовом отделении на Остаповском проезде в ходе оперативной операции, когда он пришел их забирать. К тому времени бутылки заменили на муляж.

В ходе обыска в съемной квартире на Пресненском Валу у Диас-Струкова обнаружили несколько чемоданов смесей разных растений, масел и порошков. Большинство из них оказались не наркотическими, в некоторых нашли следы наркотиков.

Несмотря на уверения Диас-Струкова о том, что он не торговал наркотиками, а использовал травы и отвары для лечения пациентов, а также для личного употребления, ему не поверили и арестовали. Главное следственное управление ГУ МВД по Московской области предъявило Диас-Струкову обвинение в контрабанде наркотиков группой лиц по предварительному сговору в особо крупном размере (п. «б» ч. 4 ст. 229.1 УК РФ).

Поскольку у следователей не было сведений о том, кто должен был покупать отвары и порошки, то фигуранту также добавили еще два эпизода покушения на незаконный сбыт наркотиков в особо крупном размере (ч. 3 ст. 30, ч. 5. ст. 228.1 УК РФ). Первый касался «крови дракона», а второй — найденных дома порошков.

По версии обвинения, Диас-Струков был руководителем преступной группы, в подчинении которого находилось некие «неустановленные лица», а также житель Перу Аристотелес Рей Васкет Рамос. Именно этот человек выслал ему по почте отвар с запрещенным веществом.

Перуанские корни

Несколько слов стоит сказать о личности фигуранта. По матери русский, а по отцу перуанец, Диас-Струков родился в России в 1972 году. Когда ему было 11 лет, родители уехали на родину его отца, оставив ребенка в России на попечение родственников.

Отучившись в Колледже речного и водного транспорта, а затем в Московском экстерном гуманитарном университете, Диас-Струков поехал в Испанию, где получил испанский паспорт (в свое время перуанцам давали гражданство этой страны из-за колониального прошлого Испании). Также он стал ездить на родину отца в Перу.

По словам фигуранта, многие годы он осваивал учение своих предков, высокогорного народа Кечуа — коренного народа этой страны. На сегодняшний день это самое многочисленное из южноамериканских индейских племен, а история индейцев Кечуа началась задолго до возникновения цивилизации инков.

«Я чувствовал, что хочу погрузиться в жизнь племени моего отца и пройти обучение традиционной медицине своих предков, — рассказывал он в суде. — Роль травника в племени считается одной из самых важных, и я хотел показать своему отцу, что, быть может, я и не могу стать бизнесменом, как бы ему хотелось, но мое сердце лежит к медицине, и я смогу проявить себя как знахарь». Став инициированным знахарем племени Кечуа и получив сертификат по специальности «натуральная медицина» в одной из клиник Лимы, Диас-Струков вернулся в Москву.

Свою судьбу фигурант доверил присяжным, поскольку предъявленное ему обвинение предполагает наказание от 15 до 20 лет либо пожизненное лишение свободы.

Смола для лечения печени

Подсудимый настаивал, что в Москве не торговал наркотиками, а лишь консультировал людей, пытался выяснить, «что у них заблокировано и как их вылечить травами».

По мнению защиты, поскольку отвар делали в кустарных условиях в джунглях, в его состав могло попасть небольшое «следовое» количество галлюциногенного растения. Адвокат Диас-Струкова отмечал, что метод определения наркотиков в жидкости, который использовали эксперты, был способен идентифицировать вещество на уровне 10 в 11-й степени граммов, то есть при содержании ничтожно малого количества наркотика в жидкости прибор все равно покажет, что он есть. Однако такое «следовое» количество, по его утверждению, не вызывает наркотическое опьянение и не делает жидкость наркотиком.

В ходе процесса защита также приобщила к материалам дела показания предполагаемого «подельника» знахаря. Житель Перу Аристотелес Рей Васкет Рамос подтвердил, что действительно несколько раз высылал товарищу «кровь дракона», которую по его просьбе собирала его знакомая, однако никаких наркотиков он никогда Диас-Струкову не отправлял.

Трудности экспертиз

Всего по делу было проведено три экспертизы. Одна — на следствии, а еще две назначил суд. Но ни одна из них так и не смогла установить, какая именно масса демитилтриптамина содержалась в шести литрах раствора «крови дракона», разлитой в десять бутылок. Эксперты указали, что определить это «не представляется возможным по причине отсутствия стандартного образца ДМТ в лаборатории». Объем вещества в «крови дракона» они определили по общей массе высушенного остатка, получилось 2 килограмма 78 граммов.

Что же касается порошков с измельченными растениями, то проведенная в ходе процесса молекулярно-генетическая биологическая экспертиза подтвердила, что использование этих веществ без переработки для получения наркотического опьянения невозможно, следовательно, в порошках травника были не синтетические наркотики, а только травы, а это уже более мягкая статья, настаивал адвокат. Впрочем, часть образцов эксперты все же не смогли идентифицировать. По мнению защиты, это произошло, во-первых, из-за того, что многих растений в России просто нет, а во-вторых, такое исследование обошлось бы гораздо дороже — около 1,5 млн рублей, которые бы государство никогда не выделило на экспертизу.

Защита убеждала присяжных, что нельзя преследовать перуанских травников-целителей как наркоторговцев, а разница между хранением наркотиков и хранением растений, их содержащих, огромна. «Это разные явления, и если незаконный оборот наркотиков является серьезной угрозой для общества, несет колоссальный вред здоровью как отдельных людей, так и общественному здоровью, то деятельность перуанских целителей и шаманов такой угрозы не представляет», — сказал защитник Диас-Струкова. Он призвал присяжных оправдать подсудимого.

Сам Диас-Струков в суде покаялся лишь в том, что «совершил культурную ошибку». «Мне следовало практиковать традиционную культуру своего народа в Перу, а не в России», — сказал он.

В совещательную комнату жюри удалилось в девять вечера. Восьми присяжным предстояло ответить на девять вопросов, главными из которых были: доказано ли, что преступление имело место, что его совершил подсудимый и заслуживает ли он снисхождения. При последнем фигурант имеет право рассчитывать на более мягкое наказание.

За три часа к единодушному мнению коллегия не пришла, и тогда «народные судьи» приступили к голосованию. Это случилось уже после полуночи, и из совещательной комнаты коллегия вышла лишь в два часа ночи. Однако судья Владимир Семешин нашел вердикт неясным и вернул присяжных обратно для устранения недостатков.

Таким образом, с окончательным вердиктом присяжные вышли уже в половине третьего утра. Они признали доказанным факт контрабандной отправки в Россию «крови дракона». Однако половина из восьми членов жюри сочла недоказанным то, что ее организовал Диас-Струков, «желая незаконно обогатиться, для последующей реализации в Москве». Поскольку по закону при равном числе голосов все сомнения трактуются в пользу подсудимого, то подсудимый был оправдан по этому пункту обвинения.

При этом жюри посчитало виновным Диас-Струкова в приобретении «в неустановленном месте и при неустановленных обстоятельствах» порошков растительного происхождения «для последующей продажи на территории Московского региона». «Народные судьи» не поверили в версию подсудимого о том, что Диас-Струков купил и хранил их в квартире для личного потребления. Четверо из восьми присяжных решили, что подсудимый заслуживает снисхождения.

Срок для травника

Обсуждение последствий вердикта, в ходе которого прокурор запросит для подсудимого срок, состоится 6 марта. Адвокат Андрей Смирнов заявил, что намерен просить об исключении из обвинения подсудимого свыше 1,3 килограмма растительных средств, видовую принадлежность которых эксперты так и не смогли установить. Впрочем, по его словам, это «мало что изменит».

Также защитник будет ходатайствовать о переквалификации действий подсудимого с части 5-й на часть 4-ю статьи 228.1 УК РФ, «поскольку было установлено, что у Диас-Струкова нашли дома не наркотики, авещества растительного происхождения, которые их содержат». Однако, по словам адвоката, даже с учетом снисхождения присяжных и неоконченности вмененнго преступления, за «покушение на незаконный сбыт наркотиков в особо крупном размере» Диас-Струкову грозит не менее десяти лет колонии. «Поэтому я буду просить назначить ему наказание ниже низшего предела», — сказал Смирнов.

Если суд пойдет на это и даст травнику, к примеру, пять лет колонии общего режима, то для него все может закончиться благополучно. Дело в том, что день в СИЗО приравнивается к полутора дням колонии. С учетом того, что под стражей Диас-Струков провел уже три года, его могут освободить прямо в зале суда. Однако подобное развитие событий маловероятно, поскольку покушение на сбыт наркотиков считается особо тяжким преступлением и общий режим не предусматривает.

Незаконные распространение, приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотиков, а также их употребление на территории РФ преследуются по закону. Business FM не поддерживает и не пропагандирует никакие из перечисленных деяний.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию