16+
Четверг, 9 июля 2020
  • BRENT $ 42.92 / ₽ 3052
  • RTS1245.54
9 марта 2020, 22:31 Право

Тайные свидетели и отсутствующие обвиняемые: в Нидерландах начался судебный процесс по катастрофе MH17

Лента новостей

Дело о крушении малайзийского Boeing в Донбассе рассматривает суд в Гааге. Каковы перспективы процесса?

Судебный комплекс «Схипхол» в Нидерландах.
Судебный комплекс «Схипхол» в Нидерландах. Фото: EPA/ТАСС

Самое сложное расследование в голландской истории — так дело малайзийского Boeing, сбитого над Украиной, называют BBC и другие СМИ. На сбор и обработку доказательств у объединенной следственной группы, которую возглавляет прокуратура Нидерландов, ушло почти шесть лет. Рассмотрение дела началось в Гааге 9 марта, причем не в обычном здании суда, а в специальном юридическом комплексе, расположенном у аэропорта Схипхол под Амстердамом — именно оттуда летом 2014 года вылетел рейс MH17. Присутствовавшие на первом заседании журналисты пишут, что в зале суда слышен звук взлетающих самолетов.

Уголовное дело насчитывает около 30 тысяч страниц и, как утверждают следователи, опирается на веские улики: остатки лайнера и ракеты с уникальным серийным номером, данные спутников и радаров, прослушку телефонных переговоров обвиняемых, а также фото- и видеосъемку того, как «Бук» транспортировали к месту выстрела и обратно. Среди прочего, по данным нидерландских СМИ, в деле присутствуют показания 13 человек, чьи личности останутся засекречены.

Учитывая убежденность западных СМИ и общественности в виновности России, можно ли вообще надеяться на оправдание или хотя бы на справедливость? Комментирует партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» Александр Забейда.

Александр Забейда партнер адвокатского бюро «Забейда и партнеры» «Насколько я понимаю, обвинения в настоящее время предъявлены вполне конкретным физическим лицам, а не государству. В связи с чем свою позицию по делу должны высказывать именно они, а не должностные лица, ну или не высказывать. Без этой позиции нам очень сложно будет сделать какие-либо выводы об истинном положении вещей. Одно можно утверждать точно: тот факт, что за обвиняемых говорят представители российского государства, которое вроде как ни при чем, только усугубляет положение вообще всех в этой истории. В любом случае, уголовные процедуры — это уголовные процедуры. Скажем так, специально для того, чтобы наказать Россию, я думаю, вряд ли кто-то в Европе свои процедуры будет менять. Для этого есть вполне другие инструменты, не менее действенные — экономические санкции, какие-то политические действия. Я не думаю, что в этой части одно с другим как-то связано».

Сами обвиняемые — россияне Игорь Гиркин, Олег Пулатов, Сергей Дубинский и украинец Леонид Харченко, которые занимали руководящие должности в оборонных структурах ДНР, — на процессе отсутствуют вовсе. Адвокатов в суд направил только Пулатов, хотя лично ход следствия он не комментировал. Дубинский ранее сравнивал версию прокуратуры Нидерландов с симптоматикой пациентов Кащенко, Гиркин (он же Стрелков) — с поиском «козлов отпущения». От чего может зависеть ход процесса? Рассуждает генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов.

Андрей КортуновАндрей Кортунов генеральный директор Российского совета по международным делам «Следствие будет идти параллельно развитиям, как мы надеемся, Минского процесса. В конечном счете, характер реализации или не реализации минских соглашений может очень сильно повлиять на политический фон. То есть если будет достигнут прогресс, то в какой-то мере политическая значимость того, что сейчас происходит в Нидерландах, будет снижаться. А если обнаружится очередной тупик, если отношения будут ухудшаться, если произойдет эскалация на востоке Украины, то, конечно, этот судебный процесс, наверное, будет привлекать больше внимания. Он будет более активно использоваться нашими оппонентами для подтверждения их тезиса о недоговороспособности России».

Москва причастность к крушению MH17 отрицает категорически. Владимир Путин ранее заявил, что Москва будет готова признать результаты расследования только в случае полноценного участия в нем российской стороны — чего не произошло. В преддверии начала процесса представитель российского МИД Мария Захарова заявила о признаках политического давления на суд в Гааге и информационной кампании, направленной против России.

Первые две недели суд в Гааге будет решать процедурные вопросы, в том числе возможность рассмотрения дела в отсутствие обвиняемых. Оценки возможной продолжительности разбирательства называются разные, но мало кто рассчитывает, что вердикт будет вынесен в этом году. Параллельно с голландским процессом в ЕСПЧ рассматриваются два коллективных иска от родственников 298 погибших пассажиров и членов экипажа сбитого Boeing — сроки по ним также не называются.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию