16+
Четверг, 21 июня 2018
  • BRENT $ 74.50 / ₽ 4749
  • RTS1113.17

Каталог персон

Все персоны
Андрей Вадимович Кортунов

Андрей Вадимович Кортунов

генеральный директор Российского совета по международным делам

19 августа 1957 г. р.

Российский политолог и общественный деятель. Президент фонда «Новая Евразия», генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД)

Мнение к материалу от 29 августа 2017 года:
«Пуск ракеты над Японией и «исчезновение» Сахалина. Северная Корея поднимает ставки»
«То, что говорит Клинцевич, это перифраз заявления Косачева, который тоже буквально пару дней назад выступил с довольно жестким заявлением в отношении Северной Кореи. Мне кажется, что эти заявления отражают некую тенденцию, российская позиция эволюционирует в сторону более жесткой реакции на ядерные испытания. Думаю, что здесь дело не столько в наших переговорах с американцами, сколько в стремлении синхронизировать нашу позицию с китайской. Мы видим, что в Пекине градус критики Северной Кореи тоже за последние два-три месяца резко повысился. Действительно формируется некий международный консенсус, хотя он тактический, а не стратегический, и Россия, наверное, хотела бы тоже быть частью этого консенсуса. Северная Корея на протяжении многих лет, даже, я бы сказал, десятилетий, пыталась использовать расхождения в позиции между Москвой и Пекином. Когда у них ухудшались отношения с Москвой, то они крепили дружбу с китайскими товарищами, и наоборот. Сейчас, я думаю, в России есть соблазн воспользоваться изоляцией Северной Кореи, чтобы превратить Россию в главного лоббиста, главного партнера этой страны. Мне кажется, от этого соблазна следует удержаться, потому что если мы пойдем по этому пути, то у нас будут проблемы не только с США, но и с Китаем тоже».
Мнение к материалу от 11 апреля 2018 года:
«Удар по Сирии: что решат Трамп и союзники?»
«Когда в прошлом году в апреле было применено химическое оружие в Хан-Шейхуне, то ОЗХО сделала свои выводы без поездки на место. ОЗХО учится на своих ошибках. Решение ОЗХО несколько затрудняет возможность прямой военной атаки США на территории Сирии. Конечно, теперь логично дождаться расследования на месте. Кроме того, в ходе возможного удара могут пострадать и международные чиновники. Если Трамп пойдет по другому пути, будет нанесен внезапный удар, то, конечно, тогда риски для наших военных резко возрастают, и, наверно, резко возрастают риски каких-то ответных действий со стороны России».
Мнение к материалу от 4 сентября 2017 года:
«Как Россия может ответить на развертывание американской ПРО?»
«Разворачивание ПРО - долгосрочная проблема для России, и ответ на этот вызов будет аналогичен тому, который дается на развертывание систем ПРО на европейском театре (военных действий – Business FM). То есть мы по мере того, как США и их союзники, разворачивают системы ПРО, мы совершенствуем системы преодоления ПРО, это означает дальнейшее укрепление стратегического потенциала России, который мог бы быть задействован в гипотетическом случае конфликта на дальневосточный театр. То есть это не какой-то одномоментный ответ, это вносит коррекцию в стратегические планы, программы модернизации российских ядерных сил. И в этом смысле да, можно сказать, что это силовой ответ, но он стал ответом в том смысле, что предполагает усиление нашего стратегического потенциала, чтобы система ПРО не создавала для него проблем. Россия пока что свою линию поведения не обозначила, но я думаю, очень маловероятно, чтобы она каким-то образом вмешалась в военный конфликт».

Фотоистории

BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию