16+
Пятница, 20 октября 2017
  • BRENT $ 57.38 / ₽ 3286
  • RTS1138.64

Каталог персон

Все персоны
Андрей Вадимович Кортунов

Андрей Вадимович Кортунов

генеральный директор Российского совета по международным делам

19 августа 1957 г. р.

Российский политолог и общественный деятель. Президент фонда «Новая Евразия», генеральный директор Российского совета по международным делам (РСМД)

Мнение к материалу от 29 августа 2017 года:
«Пуск ракеты над Японией и «исчезновение» Сахалина. Северная Корея поднимает ставки»
«То, что говорит Клинцевич, это перифраз заявления Косачева, который тоже буквально пару дней назад выступил с довольно жестким заявлением в отношении Северной Кореи. Мне кажется, что эти заявления отражают некую тенденцию, российская позиция эволюционирует в сторону более жесткой реакции на ядерные испытания. Думаю, что здесь дело не столько в наших переговорах с американцами, сколько в стремлении синхронизировать нашу позицию с китайской. Мы видим, что в Пекине градус критики Северной Кореи тоже за последние два-три месяца резко повысился. Действительно формируется некий международный консенсус, хотя он тактический, а не стратегический, и Россия, наверное, хотела бы тоже быть частью этого консенсуса. Северная Корея на протяжении многих лет, даже, я бы сказал, десятилетий, пыталась использовать расхождения в позиции между Москвой и Пекином. Когда у них ухудшались отношения с Москвой, то они крепили дружбу с китайскими товарищами, и наоборот. Сейчас, я думаю, в России есть соблазн воспользоваться изоляцией Северной Кореи, чтобы превратить Россию в главного лоббиста, главного партнера этой страны. Мне кажется, от этого соблазна следует удержаться, потому что если мы пойдем по этому пути, то у нас будут проблемы не только с США, но и с Китаем тоже».
Мнение к материалу от 4 сентября 2017 года:
«Как Россия может ответить на развертывание американской ПРО?»
«Разворачивание ПРО - долгосрочная проблема для России, и ответ на этот вызов будет аналогичен тому, который дается на развертывание систем ПРО на европейском театре (военных действий – Business FM). То есть мы по мере того, как США и их союзники, разворачивают системы ПРО, мы совершенствуем системы преодоления ПРО, это означает дальнейшее укрепление стратегического потенциала России, который мог бы быть задействован в гипотетическом случае конфликта на дальневосточный театр. То есть это не какой-то одномоментный ответ, это вносит коррекцию в стратегические планы, программы модернизации российских ядерных сил. И в этом смысле да, можно сказать, что это силовой ответ, но он стал ответом в том смысле, что предполагает усиление нашего стратегического потенциала, чтобы система ПРО не создавала для него проблем. Россия пока что свою линию поведения не обозначила, но я думаю, очень маловероятно, чтобы она каким-то образом вмешалась в военный конфликт».
Мнение к материалу от 13 июля 2016 года:
«Совет Россия-НАТО. «Хуже не стало, но и проку особо никакого»»
«Речь идет, насколько я понимаю, о формировании вот этих новых военных частей на западных границах России. Размещение дополнительных контингентов в Псковской области, в Калининграде и так далее. Я, правда, не знаю, насколько это можно считать ответными мерами, поскольку эти шаги планировались достаточно давно. Но с другой стороны, и четыре батальона НАТО взялись тоже не из ниоткуда. Об этом говорили давно. Можно считать, наверное, наше развертывание дополнительными ответными мерами. Я не знаю, может быть, были также озвучены какие-то планы, касающиеся противоракетной обороны».

Фотоистории