16+
Четверг, 29 октября 2020
  • BRENT $ 39.16 / ₽ 3087
  • RTS1078.96
20 марта 2020, 10:04 Финансы
Актуальная тема: Антироссийские санкции

Суверов: разговоры США о санкциях против России из-за нефти — это во многом блеф

Лента новостей

О том, что Вашингтон может ввести ограничительные меры из-за дестабилизации ситуации на нефтяном рынке, ранее сообщила The Wall Street Journal со ссылкой на источники. Между тем цены на нефть отыграли часть обвала

Фото: Todd Korol/Reuters

Обновлено в 13:00

США могут ввести в отношении России санкции из-за дестабилизации ситуации на нефтяном рынке, сообщает The Wall Street Journal со ссылкой на источники. По данным издания, администрация Дональда Трампа рассматривает такую возможность в качестве одной из мер по стабилизации нефтяных цен.

Какие именно ограничения в отношении России возможны, не сообщается, но WSJ также пишет, что США готовят меры и в отношении Саудовской Аравии. Вашингтон, используя дипломатическое давление, хочет заставить Эр-Рияд вернуться к предыдущим объемам добычи нефти, которые были до разрыва сделки ОПЕК+, считает старший аналитик «БКС премьер» Сергей Суверов.

Сергей СуверовСергей Суверов старший аналитик «БКС Премьер» «Я думаю, что разговоры о санкциях во многом являются блефом. Дело в том, что Россия, когда выходила из сделки ОПЕК+, не нарушала международное право, и не Россия была инициатором начала ценовой войны, фактически ценовую объявила Саудовская Аравия и ряд других арабских стран. Также напомню, что ранее президент США Дональд Трамп неоднократно критиковал ОПЕК+ за сделку по ограничению добычи нефти и вообще выступал против картелей. Поэтому в данном случае то, что США намерены ввести санкции за разрыв сделки ОПЕК+, является во многом непоследовательной позицией. Но если все-таки эти санкции будут введены, то я не думаю, что они будут весьма существенными и смогут серьезно повлиять на российскую экономику. Спровоцировать санкции могло нефтяное лобби. Дело в том, что Америка является крупным производителем нефти, и столь низкие цены бьют по американским компаниям. Поэтому я думаю, что инициатором и лоббистом этих санкций выступает нефтяной сектор США. США являются стратегическим союзником и партнером Саудовской Аравии. Многие решения Эр-Рияд согласовывает с Вашингтоном и зависит и политически, и экономически от сотрудничества с США. Поэтому определенные дипломатические рычаги воздействия у США есть. Но я думаю, что Саудовская Аравия сама была бы не против заключить повторно эту нефтяную сделку, потому что бюджет Саудовской Аравии жестко дефицитен и курс их национальной валюты фиксирован к доллару, поэтому для поддержания курса им приходится тратить большие золотовалютные резервы. Думаю, что даже без Вашингтона Эр-Рияд не против вернуться в каком-то среднесрочном диапазоне за стол переговоров».

В сложной ситуации, в которой сейчас оказались США и мир, конфронтация невыгодна, особенно во время предвыборной гонки, поэтому «русская карта» разыграна не будет, считает американист Борис Межуев.

Борис Межуев американист «Трампа и республиканцев обвиняли в том, что они выгодополучатели от «российского вмешательства» в выборы. Действия России, как они считают, нанесли удар по основному аргументу Трампа о том, что он добился экономической стабилизации. Но теперь тем самым республиканцы и Трамп хотят продемонстрировать то, что все предыдущие обвинения были ложными и на самом деле именно они страдающая сторона, и тем самым отчасти сбросить с себя часть обвинений в произошедшем кризисе. Но, с другой стороны, есть и другая логика. В контексте произошедших событий, мне кажется, главный спор будет о том, кто способен стабилизировать мир, кто способен сделать так, чтобы мир все-таки шел к какому-то предсказуемому состоянию, и способен обеспечить режим сотрудничества — Байден или Трамп. Это, мне кажется, будет главной темой дебатов. Демонстрация конфронтации в данном случае абсолютно невыгодна никому из кандидатов и ни одной из партий. Мне кажется, здесь есть явное намерение подчеркнуть возможность действий в эту сторону, но такие санкции введены не будут, у меня такое предположение».

У некоторых инвесторов появилось опасение: не потеряет ли Россия свою долю рынка? Комментирует ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Станислав Митрахович.

— Как всегда в ценовых войнах, в гонках на выживание вопрос открытый: кто раньше моргнет и будет ли перемирие или, наоборот, будет борьба за рынки до победного конца. Это бывает не только на нефтяном рынке: вспомним историю, когда Amazon играл в ценовые войны и убивал всех своих конкурентов в области онлайн-торговли. Потом они все умерли, а Amazon захватил долю на рынке. Что-то похожее у нас может быть с Саудовской Аравией, которая начала ценовые войны. Возможно, она хочет отыграть часть рынка у России. Видите, она активно сейчас поставляет нефть в Европу, куда раньше нефть не поставляла, пытаясь выбить именно Россию, давая огромные скидки, вплоть до 10,5 доллара за баррель, предполагая в дальнейшем, что Россия не сможет выдержать эту конкуренцию, вынуждена будет отдать часть рынка европейцам. Другое дело, что Саудовская Аравия может не оправдать ожиданий собственных правителей, потому что в этой стране есть свои проблемы, там бюджет перегружен социальными обязательствами, там не так много собственных технологий, мягко говоря, они очень зависят от американцев. Саудовская Аравия может совершенно и не получить новую долю на рынке, а доиграться до того, что только потеряет то, что у нее было. То же самое отчасти касается и американцев, все эти панические рассказы в американской прессе про судьбу сланцевой индустрии во многом обоснованны, и, что дальше будет с американской долей на рынке, совершенно непонятно. Если у них будут банкротства и снижение производства на горизонте года или двух, если нефтяная война затянется, конечно, они долю рынка потеряют. Возможно, американцы на каком-то этапе все-таки подумают о том, чтобы к ОПЕК+ присоединиться. Раньше об этом и подумать было нельзя.

— От чего прежде всего будет зависеть положение России на рынке?

— Я думаю, от того, какую стратегию мы выберем, что дальше нам делать. Первая — так или иначе договариваться. Мы друг друга пугаем — Россия и Саудовская Аравия, Америка и другие игроки, говорим о том, что будем держаться до последнего, у нас есть ресурсы, тем не менее одна из стратегий — все-таки после «пугалок» договориться о новом сокращении добычи. Мы можем договориться о том, чтобы сокращать не так много, как нам предлагала Саудовская Аравия в начале марта 2020 года, договориться на какие-то более разумные и локальные сокращения, и тогда мы сохраним за собой по крайней мере часть рынка, уберем риск того, что нас будут вытеснять за счет демпинга саудиты и другие игроки, скажем, из Европы. Второй вариант: мы затягиваем пояса, сжимаем зубы, терпим эту боль в виде девальвации российской валюты, тем не менее ждем, пока наши конкуренты сходят с дистанции, и занимаем их рынки. В таком случае, может быть, мы даже выйдем победителями в этой ценовой войне и даже больше получим места на рынке, чем было у нас раньше, но это долгосрочная стратегия и очень болезненная.

После обещания Дональда Трампа вмешаться в ценовую войну на рынке нефти, когда это будет необходимо, Brent вечером 19 марта поднялась на 13,5% и сейчас торгуется около 28-29 долларов за баррель. Курс доллара открыл торги на Московской бирже 20 марта снижением на 92 копейки до 78,2 рубля, евро — на 68 копеек до 83,97 рубля.

Между тем агентство Bloomberg со ссылкой на исследование мнений аналитиков пишет, что мировые цены на нефть могут продолжить снижаться и достигнуть отметки пять долларов за баррель.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию