16+
Вторник, 4 августа 2020
  • BRENT $ 43.27 / ₽ 3163
  • RTS1257.42
14 июля 2020, 11:45 Компании

Сменить менеджмент «Норникеля»: почему «Русал» сделал такое заявление?

Лента новостей

После серии экологических аварий в Норильске алюминиевый гигант усомнился в компетентности руководства горно-металлургической компании

Фото: depositphotos.com

Обновлено в 12:43

«Русал» предложил сменить менеджмент «Норникеля». На открытии торгов акции горно-металлургической компании теряли около 3%, однако потом отыграли примерно половину падения. В самом ГМК «Норникель» на предложение на момент публикации материала никак не отреагировали.

Заявление крупнейший мировой поставщик алюминия разместил на своем сайте.

«Компания «Русал» серьезно обеспокоена событиями последнего месяца, представляющими собой череду экологических аварий и инцидентов в Норильске.

Происходящее в «Норникеле» заставляет задуматься, насколько менеджмент компетентен и в состоянии управлять компанией. Также возникает вопрос к совету директоров, насколько он способен влиять на происходящее в компании и отдает ли отчет в том, что данная ситуация неминуемо приведет к появлению неприятных вопросов со стороны экологического и инвестиционного сообществ.

Мы обратились к совету директоров «Норникеля» с предложением принять резолюцию и потребовать от Владимира Потанина как управляющего партнера поменять команду менеджмента, перенести головной офис компании в Норильск и изменить отношение компании к вопросам экологии и безопасности».

После крупнейшей утечки дизтоплива под Норильском Росприроднадзор оценил размер ущерба в 148 млрд рублей. По предложению «Русала» в «Норникеле» была создана должность вице-президента по экологии. Между тем 12 июля стало известно, что у поселка Тухард в Красноярском крае из-за разгерметизации трубопровода «Норильсктрансгаз» (входит в ГМК «Норникель») разлилось почти 45 тонн авиатоплива.

Чем вызвано такое публичное жесткое заявление «Русала» и почему именно сейчас? Об этом ведущий Business FM Игорь Ломакин поговорил с директором группы корпоративных рейтингов АКРА Максимом Худаловым.

— Сегодня тренд на экологичность производства набирает очень высокие обороты в мире. Более того, «Русал» идет в какой-то степени застрельщиком этого направления, потому что не секрет, что компания за счет того, что при производстве металла использует в основном гидроэнергетические ресурсы, имеет очень низкий уровень углеродного следа в своей продукции. Условно говоря, тонна алюминия в мире обходится в 12 тонн углекислого газа, а у «Русала» — в 4 тонны. «Русал» проводит очень большую публичную кампанию в пользу того, чтобы обязать всех производителей алюминия указывать углеродный след и на этом фоне получить значимые, хорошие конкурентные преимущества для своей продукции.

— У природных властей России претензии к «Норникелю» примерно на 2 млрд долларов, «Русал» вроде бы даже выразил нечто вроде ужаса, когда об этом услышал, обещал подумать. Судя по всему, это ведь первая реакция «Русала» на те претензии на 2 млрд. Чего они в результате добьются и чего добиваются на самом деле?

— Чего добивается «Русал» на самом деле, знают только менеджмент и акционеры «Русала». На самом деле предложение о переводе части руководства «Норникеля» обратно в город Норильск имеет под собой некоторые исторические основания. Во-первых, у нас эта практика довольно распространена. В частности, руководство Новолипецкого комбината и Магнитогорского комбината проживает в тех же самых городах, где стоят заводы, что несколько помогает им более адекватно оценивать экологическую обстановку в городе. Поэтому идея о переводе части руководства в город Норильск не лишена смысла.

— Что значит отставка всего действующего менеджмента, как это вообще будет происходить?

— К отставке менеджмента это имеет такое двоякое отношение.

— Потанин имеется в виду?

— Я думаю, Потанин — вряд ли, потому что он все-таки основной акционер. Скорее речь идет именно о традиционном менеджменте: о генеральном директоре, о старших директорах, фактически членах совета директоров. Вопрос в другом. Вопрос в том, что обвинять непосредственно нынешнее руководство в том, что они довели ситуацию до этих аварий, довольно странно, потому что аварии действительно экстраординарные. И поэтому говорить, что компания плохо управляется, я бы не стал. Формально с точки зрения финансовой устойчивости это одна из лучших компаний в мире.

— А если совет директоров «Норникеля» скажет «Русалу» «нет»?

— Я не думаю, что возникнет какая-то очередная волна корпоративного конфликта. Мы знаем, что они достаточно давно находятся в напряженных отношениях, но, на мой взгляд, наличие некоторых разногласий акционеров по поводу политики управления компанией не является таким уж негативным фактором для компании, поскольку всегда наличие второго мнения будет полезно для бизнеса, поскольку позволяет более оперативно реагировать на любые изменения.

— У вас нет ощущения, что устами «Русала» сейчас говорит, условно говоря, государство?

— Не столько государство, сколько общий запрос общества на более справедливые формы хозяйствования. Это действительно странная ситуация, когда крупное государственное предприятие стало частным, при этом оно очень успешно и эффективно работает, но территория, на которой оно находится, не получает должного развития, а получает только вредные экстерналии в виде последствий аварий.

— А как вам мысль о том, что, возможно, сегодняшнее выступление «Русала» — это на самом деле попытка как-то уменьшить ценник, который выставлен «Норникелю»?

— В какой-то степени да. Ценник в любом случае надо посмотреть, потому что тот ущерб, который насчитал Росприроднадзор, беспрецедентен, использованы максимальные повышающие коэффициенты. На мой взгляд, это не до конца обоснованная позиция, потому что компания все-таки начала реагировать достаточно оперативно, просто она не была готова к такому масштабному развитию событий. В данном случае я считаю, что это тоже может быть некоторой формой защиты компании от столь высоко рассчитанного ущерба.

«Русалу» принадлежит около 28% «Норникеля». Это второй по величине пакет после доли Владимира Потанина. Причина конфликта акционеров банальна — дивидендные выплаты, считает президент компании «Московские партнеры», профессор ВШЭ Евгений Коган.

— История, которая произошла, очень сильно ударила по дивидендному потоку «Норильского никеля». А «Русал», в общем-то, главный стоящий здесь с протянутой ладошкой и с криками «отдайте нам наши деньги». «Русал», наверное, говорит: ребята, раз тут менеджмент накосячил, а ну сюда Ляпкиных-Тяпкиных, и идут разборки на тему, кто виноват и что делать. Классика жанра. И понятно, что на размер дивидендных выплат повлияет штраф. Есть такое выражение «деньги, которые уже подсчитаны». Так вот, когда деньги были уже подсчитаны, естественно, идет поиск виноватых и разбирается ситуация. Слушайте, на кону большие деньги.

— Произойдет ли действительно смена действующего менеджмента?

— Согласно добрым российским традициям, всегда должен быть найден виноватый. Очевидно, что это кто-то из менеджмента, это же понятно. В конце концов, кто-то должен быть крайний.

— Может ли «Норникель» отказаться от этой смены?

— Если есть решение акционеров, то задача менеджмента — сказать «есть» и пойти строем. Редко когда менеджмент бунтует. Тут история многогранная. Мне, например, кажется, что размер штрафа вряд ли был не согласован наверху. Такие неожиданные повороты обычно в нашем византийском государстве всегда согласовываются.

После аварии в Норильске президент и основной владелец «Норникеля» Владимир Потанин предложил отказаться от дальнейшей выплаты дивидендов в 2020 году, а итоговые дивиденды за год ограничить 1 млрд долларов. Об этом сообщал «Интерфакс» со ссылкой на источники.

По итогам прошлого года с учетом промежуточных дивидендов «Норникель» направил на выплаты акционерам 4,8 млрд долларов. Из-за аварий состояние Потанина за последний месяц сократилось на 3,6 млрд долларов, пишет Forbes.

Добавить BFM.ru в ваши источники новостей?

Рекомендуем:

Фотоистории
BFM.ru на вашем мобильном
Посмотреть инструкцию